РИСКИ КОКЖАЙЛАУ: О ЧЁМ НЕ ХОЧЕТ СЛЫШАТЬ АКИМАТ

474 views

Начинаю публикацию экспертных заключений по предварительной оценке воздействия на окружающую среду (ПредОВОС) горного курорта «Кокжайлау».


СЧИТАЛИ ГОЛОСА, А НЕ АРГУМЕНТЫ


4 ноября прошли общественные слушания по ПредОВОС.

Судя по ходу собрания, его организаторов – управление туризма и внешних связей Алматы (М. Кикимов) и ТОО «Almaty Mountain Resorts» (Н. Нуров) – больше интересовала эмоциональная телевизионная картинка, создающая впечатление поддержки проекта горного курорта общественностью.

Аудитория была разделена по принципу «свой-чужой». И, исходя из него, публика в большей степени реагировала на людей – своих сторонников и оппонентов, а не на аргументы «за» и «против» курорта.

Общественные слушания 4.11.2018. Фото: Дмитрий Каратеев

Сторонники стройки, в большинстве своем не знакомые с проектом и его рисками, в основном выражали «одобрямс».

А серьезные возражения против строительства даже изложить толком было невозможно из-за «спринтерского» регламента выступлений – 3 минуты.

Чтобы голоса защитников урочища всё-таки были услышаны, я начинаю публикацию экспертных заключений по ПредОВОС.

Все они будут посланы на сайт управления туризма. Защитники урочища будут настаивать, чтобы они были учтены при проведении государственной экспертизы проекта, в первую очередь – экологической.

Первым выступает доктор географических наук Александр Хорошев (географический факультет МГУ им. М. В. Ломоносова).

Я знаю, вы привыкли читать короткие посты, а не лонгриды.

Но это заключение рекомендую прочесть всем. В нем ясно показано, что строительство горного курорта способно превратить жизнь каждого алматинца из «лонгрида» в «короткий пост».

Общественные слушания 4.11.2018. Фото: Дмитрий Каратеев


ЭКСПЕРТНОЕ ЗАКЛЮЧЕНИЕ


По документу «Технико-экономическое обоснование строительства горного курорта «Кок-Жайляу». Том 3. Книга 1. Раздел 25. Предварительная оценка воздействия на окружающую среду. Горный курорт «Кок-Жайляу» (Алматы, 2018).

Заключение основано на тексте документа, собственном полевом обследовании участка строительства и примыкающих территорий в 2017 и 2018 гг., анализе космических снимков, картографических и литературных материалов.

Принимая во внимание преемственность по отношению к ОВОС предыдущего проекта 2014 г., эксперт привлекал информацию о свойствах ландшафтов и природных процессах из документа «Горнолыжный курорт Кокжайлау. Оценка воздействия на окружающую среду (ОВОС)» (Алматы, 2014).


ОБЩИЕ ПРИНЦИПИАЛЬНЫЕ ЗАМЕЧАНИЯ


1.

Предварительная оценка воздействия на окружающую среду (ниже – «ПредОВОС») рассматривает воздействие и иллюстрирует его серией карт исключительно на территорию собственно ГК «Кок-Жайляу», при этом практически полностью игнорируя возможные удаленные эффекты на соседних территориях, связанных с территорией курорта потоками вещества: долина р. Бедельбай, долины р. М. Алматинка и Б. Алматинка, склон горного массива, обращенный к Алматы.


2.

ПредОВОС не содержит необходимой информации о характере, объеме, локализации и воздействии на окружающую среду необходимых работ по созданию транспортной инфраструктуры: дорога по долине р. М. Алматинка, площадки для размещения опор канатной дороги и технологических дорог для их строительства.


3.

ПредОВОС не содержит полной информации о прямых и косвенных механизмах воздействия на компоненты ландшафта и процессы (особенно на рельеф, поверхностные рыхлые отложения, сток, почвы, животный мир), кумулятивные эффекты нескольких механизмов воздействия. Тем самым масштабы изменений в ландшафте, в том числе необратимых, преуменьшаются или умалчиваются.


4.

ПредОВОС не сопоставляет условия функционирования курорта с современными климатическими изменениями, которые могут поставить под вопрос целесообразность его эксплуатации по экономическим соображениям и допустимость – по экологическим.


5.

ПредОВОС не учитывает сложившееся состояние растительного покрова в бассейне р. Бедельбай и в бассейне р. М. Алматинка в целом как фактора формирования поверхностного стока и селевой опасности.


СПЕЦИАЛЬНЫЕ ЗАМЕЧАНИЯ


1.

Основная территории горнолыжных спусков, требующая земляных работ находится в водосборе р. Бедельбай (Батарейка). Наблюдения показывают наличие в лощинах серии частично закрепленных растительностью селевых валов, что свидетельствует о возможности селевых процессов, в естественном состоянии – невысокой повторяемости (фото 1).

Фото 1. Закрепленные и полузакрепленные селевые валы в водосборе р. Бедельбай.

ОВОС 2014 г. адекватно показывает наличие селевой опасности в водосборе р. Бедельбай (рис. 3.8.3-1), однако ПредОВОС 2018 г. умалчивает об этом, показывая селевую опасность исключительно в долине р. Казашка (рис. 3).

При нарушении растительного покрова и земляных работах по подготовке трасс для катания на гребнях и склонах неизбежна активизация осыпных процессов на коротких крутых и покатых склонах гребней (фото 2)

Фото 2. Лощина в верхнем секторе бассейна р. Бедельбай. В русле видны селевые отложения. На примыкающих крутых склонах при нарушении растительного покрова и земляных работах возможна активизация осыпей

и перенос рыхлого материала в лощины, который практически наверняка увеличит объем и повторяемость селевых потоков.

Антропогенные сели, в отличие от естественных, могут выйти за пределы верхнего сектора бассейна (выше водопада) и увеличить риски в нижнем секторе вплоть до долины М.Алматинки.

Оценка таких рисков никак не отражена в ПредОВОСе.


2.

Уничтожение естественного растительного покрова на горнолыжных склонах, последующее (на этапе эксплуатации) искусственное уплотнение снега неизбежно вызовет уплотнение почв и разрушение их структуры.

Это будет способствовать росту поверхностного стока при сокращении подземного. В ПредОВОСе не учтен механизм уплотнения почв в ходе собственно катания. Хотя ПредОВОС и предсказывает, что искусственное оснежение лыжных трасс и искусственное уплотнение снега будет способствовать росту объема талого поверхностного стока, в нём не отражен потенциально существенный кумулятивный эффект.

Он заключается в наложении следующих обстоятельств при строительстве и эксплуатации курорта: рост поступления рыхлого материала в лощины (селевые русла) выше плато Кок-Жайляу, спровоцированный рост поверхностного стока, прогнозируемый рост повторяемости ливневых осадков (Яфязова, 2007, с. 64), риск поступления в русло дополнительного рыхлого материала ниже плато Кок-Жайляу при строительстве канатной дороги, снижение лесистости бассейна в результате урагана 2011 г. Ветровал 2011 г. охватил преимущественно нижнюю часть правого склона долина р. Бедельбай (фото 3).

Фото 3. Последствия ветровала 2011 г. в долине р. Бедельбай, способствующие росту поверхностного стока, стока наносов и поступлению дополнительного материала для селей

Это способствует усилению поверхностного стока и стока наносов в р. Бедельбай, которые не могут быть нейтрализованы в силу отсутствия буферного лесного массива вблизи подножья. Долина р. М. Алматинка к настоящему времени также претерпела существенное антропогенное и естественное (в результате урагана) снижение лесистости и сопутствующий рост поверхностного стока, что увеличивает риск селевых явлений и экстремальных паводков наряду с общей тенденцией потепления климата, усиления таяния ледников и прорыва подпрудных и термокарстовых приледниковых озёр.


3.

Объекты капитального строительства на плато Кок-Жайляу (верхняя станция канатной дороги, гостиницы) предполагается построить в непосредственной близости от очень крутого склона долины р. Батарейка, а станцию канатной дороги – непосредственно у бровки склона (фото 4).

Фото 4. Площадка планируемого строительства верхней станции канатной дороги от Медеу, примыкающая к бровке очень крутого короткого склона долины р. Бедельбай с высоким риском развития саморазвивающихся осыпей

Маловероятно, что при таком размещении удастся избежать попадания отвалов земляных работ на склон. Бровка склона находится на расстоянии около 200 м от тальвега при превышении почти 100 м. Если отвалы хотя бы
частично будут перекрывать склон, то гарантировано быстрое перемещение осыпающегося материала до тальвега с последующим вовлечением в селевые потоки по руслу р. Бедельбай.

С другой стороны, если основная часть отвалов при строительстве гостиниц (но не станции канатной дороги) будет размещена лощинах в водосборе р. Терисбутак, то возрастает риск переноса рыхлого материала по этой долине, рост стока наносов в направлении долины р. Б. Алматинка. Отраженная в ПредОВОСе рекультивация и искусственное задернение отвалов требуют значительного времени.

Риски их размыва на этапе строительства игнорируются.


4.

Декларируется, что воздействие на геологическую среду ожидается только вдоль лыжных трасс. ПредОВОС ничего не сообщает о местах размещения площадок для опор канатной дороги и размещении подъездных технологических дорог, при которых будет происходить подрезка крутых склонов.

Неясно, означает ли это, что на 5-километровом участке от нижней до верхней станции канатной дороги от Медеу не будет ни одной опоры или что их установка будет производиться с вертолетов.

Единственная предоставляемая информация состоит в том, что «Земляные работы не окажут заметного воздействия на геологические структуры, так как в основном будут затронуты осадочные породы. Коренные породы будут затронуты при строительстве некоторых терминалов подъемников. Площадки подъемников не представляют существенной геологической ценности» (с. 99).

Если под «осадочными» породами подразумевается чехол рыхлых отложений (кора выветривания), то необходимо оценить риск возникновения осыпей и их саморазвития, т.е. постоянного увеличения в размерах за счет размыва, гравитационного смещения, обрушения пограничных задернованных участков после завершения строительства. Долина р. Бедельбай (Батарейка) короткая, крутосклонная, с большим падением, практически без плоского днища, где могла бы отложиться часть наносов, дополнительно вовлекаемых в поток при освоении.

Следовательно, рыхлое вещество может вовлекаться в селевые потоки, угрожающие дороге на Медеу и создающие риск запруды р. М. Алматинка с последующим прорывом и антропогенным селем.

Селевая опасность р. Бедельбай (Батарейка) подтверждается событием 1999 г., когда циклон с восточного Средиземноморья вызвал сильнейшие ливневые осадки: «Полностью разрушен 100-метровый участок дороги Алматы – Медео, мост через р. Бедельбай, участок городского водопровода питьевого водоснабжения, линии электропередач и связи.

Нижние ярусы двух сквозных селеуловителей ниже д/о «Просвещенец» были занесены селевыми отложениями, деревьями, камнями. Из зон отдыха было эвакуировано около 400 детей, организованы переправы для оказавшихся в ловушке отдыхающих» (Пиманкина, Кононова 2018).

Неизбежное дополнительное поступление рыхлого материала на этапе как строительства, так и эксплуатации может привести к росту повторяемости и объема подобных селей. Оценка возможности подобных рисков полностью отсутствует.


5.

В связи со сказанным в предыдущих пунктах невозможно согласиться с утверждением, что «на рассматриваемой территории воздействия на водные объекты практически отсутствуют» (с. 70). Это противоречит справедливому утверждению на с. 87: «Основное воздействие будет на водотоки под склонами, на которых растительный покров не был восстановлен или грунт не был закреплен другим путем. Это воздействие будет проявляться в виде повышения концентрации взвешенных частиц в воде, что может негативно сказаться на речной биоте».

ПредОВОС декларирует практическое отсутствие воздействия на водные объекты, игнорируя при этом серьезные нарушения почвенно-растительного покрова водосбора р. Бедельбай и необходимость водозабора.

Именно трудности восстановления растительного покрова на крутых склонах водосбора и узкой долины р. Бедельбай с антропогенными саморазвивающимися осыпями могут послужить основной причиной не только роста стока наносов, но и селевой опасности.


6.

В стоимость строительства курорта, скорее всего, придется закладывать стоимость дополнительных противоселевых мероприятий в долине М. Алматинки ниже Медеу. Это – цена стокорегулирующей роли почвенно-растительного покрова (экосистемной услуги), нарушаемого при строительстве.

ПредОВОС не содержит упоминаний о необходимости какой-либо защиты от селей даже в долине р. Казашки, для которой на рис. 3 обозначена селевая опасность.


7.

ПредОВОС не прогнозирует и не рассматривает очевидный факт, что рост потока посетителей на автомашинах, учитывая современную перегруженность дороги на Медеу в выходные дни, потребует реконструкции дороги от Алматы до нижней станции подъемника.

Расширение возможно только за счет залесенной и уже сильнотрансформированной водоохранной зоны р. М. Алматинка, русло которой расположено на расстоянии 50-150 м от дороги.

Допустимость снижения лесистости водоохраной зоны в высшей степени селеопасной реки крайне сомнительна.

Следовательно, в стоимость проекта должны закладываться расходы на восстановление качества стока реки и дополнительных климаторегулирующих лесопосадок в долине.


8.

ПредОВОС уверенно утверждает, что большинство животных либо легко адаптируется к новым условиям либо безболезненно переместится в ненарушенные альтернативные местообитания.

Сам по себе это прогноз выглядит сомнительно и требует конкретного обоснования наличия таких альтернатив и их расположения за пределами курорта с предоставлением соответствующей карты для каждого вида отдельно.

Однако еще более существенно, что документ не содержит прогноза влияния объекта на миграционные пути животных, а именно – является ли освоение плато Кок-Жайляу фактором критичного разрыва безальтернативных миграционных путей для каких-либо видов животных.

ОВОС 2014 г., предоставляя подробную информацию о местообитаниях, ареале (в пределах территории курорта) и жизненном цикле основных видов, также не говорит ни о том, является ли миграция через плато безальтернативным путем, ни о том, что животные могут безболезненно изменить пути сезонные миграции между высотными поясами.

ОВОС 2014 г. сообщает, что часть животных мигрирует из низкогорной зоны плодовых мелколиственных лесов (с яблоней, абрикосом, боярышником) в субальпийские и альпийские луга. Относительно сохранившиеся массивы таких лесов находятся к северу от плато Кок-Жайляу. В долинах обеих Алматинок они сохранились хуже при наличии сильного фактора беспокойства от дорог и построек. Наиболее простой путь к лугам высокогорья проходит через плато Кок-Жайляу.

Строительство курорта способно прервать миграционный путь либо оттеснить его в менее удобные (и тоже рассекаемые транспортной инфраструктурой) долины Бедельбая и Терисбутака, что может создать дополнительные риски, усиление фактора беспокойства и затраты энергии животными с негативными последствиями для жизнеспособности популяций.

Если зоологические исследования подтвердят, что разрыв миграционных путей будет критичным, то это будет означать, что животные будут обеспечены кормовой базой только в отдельные сезоны года и будут иметь в распоряжении ограниченную площадь, то есть – резкое сокращение жизнеспособности популяций.

Полноценный ОВОС должен рассматривать этот сюжет отдельно для каждого вида потенциально угрожаемых животных и предоставлять точные карты критических местообитаний и миграционных путей.

Есть вероятность, что в случае реализации проекта произойдет фактическая изоляция низкогорных местообитаний от высокогорных.

Это обусловлено широтной ориентацией осваиваемых долин Терисбутака и Бедельбая и седловины (плато Кок-Жайляу) между ними, т.е. поперек основного направления сезонных миграций.

В представленном ПредОВОСе содержится только статичная карта распространения краснокнижных и охотничье-промысловых видов (рис. 10, 11), не дающая представления о коридорах миграции.


9.

ПредОВОС и концепция декларируют приверженность позитивной идее использования исключительно местных видов для благоустройства курорта.

Однако никак не анализируется даже гипотетически возможность случайного заноса чужеродных видов как при доставке стройматериалов и перемещении техники на этапе строительства, так и при обслуживании курорта и перемещении посетителей.

Поскольку жесткие противоинвазионные мероприятия по типу применяемых в Австралии, очевидно, невозможны и нецелесообразны, то риск внедрения инородных видов растений и животных, безусловно, существует.

Часть из них, возможно, не встретит на территории естественных врагов и конкурентов и будет бесконтрольно размножаться, нанося ущерб структуре естественных экосистем.

Вблизи границ национального парка это может повлечь необратимые эффекты подобно тому, как это произошло на Западном Кавказе в результате размножения самшитовой огневки, занесенной случайно с материалом для озеленения олимпийского парка в Сочи.


10.

ПредОВОС не содержит информации об оценке рисков прорыва создаваемого искусственного озера в связи с высокой сейсмичностью и вследствие возможных дополнительных нагрузок водной массы на полосу тектонического разлома.

Разлом (который, собственно, и сформировал субширотные долины Бедельбая и Терисбутака и седловину между ними – см. фото 5) показан в ОВОСе 2014 г. (рис. 3.8.4-1) и в ПредОВОСе 2018 г (рис. 3).

Фото 5. Лощина, рассекающая плато Кок-Жайляу и соответствующая линии тектонического разлома, сформировавшего долины рек Бедельбай и Терисбутак (показан на рис. 3 в ПредОВОСе).

Информация о высокой сейсмичности (с. 30) противоречит утверждению «Неблагоприятные геодинамические процессы не зарегистрированы» (с. 70).

Безопасность сооружения водоема на разломе в водосборе селеопасного водотока при наличии населенного пункта Кокшокы в нижней узкой части долины вблизи устья требует отдельных доказательств.


11.

В разделе «Геоморфология» (с. 70) говорится: «Общий горный уклон поверхности рельефа способствуют развитию эрозионных процессов, однако механический состав почв относится к дефляционно не опасным».

Иначе говоря, ставится знак равенства между понятиями «эрозия» и «дефляция», что неправомерно, так как эрозия в современном (а точнее – в давно установившемся) понимании – «разрушение почв и горных пород текучими водами, ледниками, действием волн, ветром, а также вынос продуктов разрушения» (Kotlyakov, Komarova, 2007), а в
более узкой трактовке вообще – «размыв или смыв текущей водой горных пород и почв» (Щукин, 1980).

Эрозионная опасность как размыв текучими водами никак не рассматривается. В то же время на территории очевидны визуальные признаки эрозионных борозд, связанные, по крайней мере, в долине р. Терисбутак, с наличием толщи легкоразмываемых лёссовых отложений мощностью местами не менее 2 м (фото 6).

Фото 6. Признаки дорожной эрозии в лёссовых отложениях и вынужденного смещения грунтовой дороги в долине р. Терисбутак

Эрозионный размыв в настоящее время приводит к смещению грунтовых дорог (и, следовательно, прогрессирующему росту площади нарушенных экосистем), а также к дополнительному поступлению наносов в водоемы, что в случае роста нарушенности может способствовать и росту селеопасности.


12.

ПредОВОС не уделяет внимания современной климатической тенденции, а именно – росту годовых и зимних температур и снижению длительности залегания и высоты снежного покрова, росту повторяемости ливневых осадков и смещению максимума ливневых осадков в более высокие пояса.

Эта тенденция может поставить под сомнение эффективность эксплуатации горнолыжных трасс и потребовать больших объемов воды для оснежения.

Забор воды из р. Терисбутак может вызвать неблагоприятные последствия для экосистем ее долины, что в ПредОВОСе никоим образом не анализируется, несмотря на расположение долины полностью в пределах территории курорта.

Согласно документу (с. 86): «К потенциальным видам вредного воздействия на поверхностные и подземные воды можно отнести:

1. поверхностный сток с загрязненных территорий;

2. фильтрационные утечки вредных веществ из емкостей;

3. аварийные сбросы и проливы сточных вод;

4. утечки из мест хранения отходов
производства и потребления».

Очевидно, что в этом списке не отражено неизбежное влияние потенциального водозабора из р. Терисбутак, р. Казашка или какого-либо другого водного объекта на режим и объем его стока, обводненность пойм и, соответственно, влияние водозабора на водные и прибрежные экосистемы.

В перечне рекомендаций по защите водных объектов на с. 115 уделяется внимания исключительно защите от загрязнения.


ВЫВОД:


ПредОВОС умалчивает об удаленных эффектах воздействия, механизмах возникновения кумулятивных эффектов, которые могут привести к необратимым негативным последствиям для ландшафтов и возрастанию рисков для населения и инфраструктуры.

Совокупность неучтенных рисков накладывает принципиальные ограничения на возможность реализации проекта.

Общественные слушания 4.11.2018. Фото: Дмитрий Каратеев


ЦИТИРУЕМАЯ ЛИТЕРАТУРА


Пиманкина Н. В., Кононова Н.К. Характеристика циркуляции атмосферы при опасных природных процессах в горах Казахстана // Устойчивое развитие горных территорий Кавказа. Москва: ИИЕТ РАН,
2018. С. 90-95.

Щукин И.С. Четырехъязычный энциклопедический словарь терминов по физической географии. Москва: Советская энциклопедия, 1980. 703 с.

Яфязова Р.К. Природа селей Заилийского Алатау. Алматы, 2007. 158 с.

Kotlyakov V.M. Komarova A.I. (Eds.) Elsevier’s Dictionary of Geography in English, Russian, French, Spanish and German. Elsevier, 2007. 1048 p.

Доцент кафедры физической географии и ландшафтоведения географического факультета Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова

Доктор географических наук

А. В. Хорошев
03.10.2018


Об этом тоже важно знать