ЧТО У АКИМАТА НА УМЕ – У НУРОВА НА ЯЗЫКЕ

946 views

Гендиректор компании, управляющей проектом «Горный курорт «Кокжайлау» – французским партнерам: «Мы всё меньше обращаем внимание на выпады наших оппонентов».


ВРЕМЯ СГУЩАЕТСЯ


В последнюю декаду сентября вокруг проекта «Кокжайлау» стало сгущаться время. Каждый день подбрасывает новые информационные поводы.

19.09. В управлении туризма и внешних связей Алматы по инициативе Наиля Нурова, гендиректора ТОО «Almaty Mountain Resorts», состоялась закрытая встреча, на которой присутствовали: руководитель управления Максат Кикимов, сам Нуров, активист движения “Сохраним Кок-Жайляу вместе”, глава общественного “Тауасар фонда” Ажар Джандосова и президент Экофорума Казахстана Вадим Ни. На ней обсуждались детали предстоящих общественных слушаний по проекту.

20.09. На портале informburo.kz и на сайте управления туризма опубликовано объявление о проведении общественных слушаний (ОС) по разделу «Предварительная оценка воздействия на окружающую среду» (ПредОВОС) к технико-экономическому обоснованию (ТЭО) горного курорта «Кокжайлау».

Слушания состоятся 19 октября 2018 года у черта на рогах. Конкретно: Алматы, микрорайон. Алгабас-1, дом 5, AlmatyArtCenter, зал «Nomads», вход со стороны Атлетической деревни. Начало в 10.00.

Организаторы устроили предварительную регистрацию участников, хотя экологи говорят, что она не предуcмотрена правилами и предпринята для того, чтобы заранее узнать имена экспертов со стороны противников проекта и, возможно, каким-то образом воздействовать на них.

В то же время организаторы ОС утверждают, что предварительные заявки помогут им определить примерное число участников слушаний, что, по их мнению, важно для создания необходимых технических условий.

Заявку можно подать по телефону +7 708 123-08-71.

В тот же день на сайте kokjailau.kz опубликована ПредОВОС. Разработанное технико-экономическое обоснование (ТЭО) экологи до сих пор не получили.

Кокжайлау. Фото Наталья Ли

21.09. В Алматинском городском акимате прошел «круглый стол» по экологическим проблемам. Его вела Айгуль Соловьева от имени Ассоциации экологических организаций Казахстана, которую возглавляет Алия Назарбаева. Обсуждался и проект КЖ. Я был приглашен, но, к сожалению, не смог присутствовать: находился в это время на медиасеминаре в Боровом.

События на этой тусовке били ключом. Их подробно описал на портале informburo.kz журналист Руслан Минулин.

24.09. Впрочем, много материала у него в статью не вошло, и в понедельник Минулин опубликовал в своем фейсбуке длинный пост о «круглом столе» в акимате. Приведу лишь одну цитату:

«Наиль Нуров был, как всегда, в ударе: безупречно одет, подтянут, ярок, образен и хамоват. Даму он назвал «дурой» и «идиоткой». Аксакал-эколог, в его системе ценностей, «нёс ахинею» (см. скрин 1).

Скриншот 1

27.09. Тем временем в Специализированном межэкономической районном суде Алматы (СМЭС) продолжается гражданский процесс по иску ТОО «ГеоДата Плюс» (генпроектировщик курорта «Кокжайлау») к ТОО «Almaty Mountain Resorts» о признании некоторых действий ответчика незаконными.

14 сентября состоялось первое судебное заседание, которое не привлекло внимание СМИ и даже противников проекта, хотя истец Людмила Кузнецова, гендиректор ТОО «ГеоДата Плюс», огласила немало крайне любопытной информации. Возможно, и те и другие недооценили важность процесса.

В четверг, 27 сентября, в 11.00 в СМЭС начнется второе заседание. Вход для публики и журналистов свободный.


ЗАГАДКА ОДНОГО АБЗАЦА


Тем временем я внимательно изучил исковое заявление и дополнение к нему. И один абзац в дополнении не понял. Вот он:

«Также ответчик грубо вмешивался в процесс работы с субподрядчиком истца компанией «DIANEIGE» (Франция), дезинформируя её, вводил в заблуждение и давал ему указания, не согласовав их с истцом. Такое поведение не только дискредитировало Заказчика, но и мешало всему процессу проектирования (Протокол совещания истца и представителей компании «DIANEIGE» (Франция) от 28.04.2018 г.). В результате необдуманных действий ответчика истец вынужден был неоднократно менять концептуальные, а затем и предпроектные решения. В соответствии с чем у него возникли финансовые убытки» (конец цитаты).

Чтобы разобраться, о чем именно идет речь, я позвонил Людмиле Кузнецовой.

В. Б.: Для начала, пожалуйста, расскажите о юридических взаимоотношениях упоминаемых участников проекта. У проекта «Горный курорт «Кокжайлау» есть заказчик – управление туризма и внешних связей, подразделение акимата. Подрядчик же – это временный консорциум. Его члены – ТОО «ГеоДата Плюс», генпроектировщик, то есть непосредственный разработчик ТЭО и ПредОВОС, и ТОО «Almaty Mountain Resorts», компания со 100-процентным госучастием, учрежденная управлением туризма, это фактически координатор, посредник для связи между конкретным исполнителем, вашим ТОО, и заказчиком, то есть акиматом. Я пока всё правильно понимаю?

Л. К.: Правильно.

В. Б.: Есть ещё субподрядчики. Для чего их нанимали? Ваше ТОО не могло сделать всю работу само?

Л. К.: Это очень сложный объект, и необходимы были специалисты с достаточно хорошим опытом проектирования горных курортов. Поэтому мы, «ГеоДата Плюс», пригласили для совместной работы ассоциацию PEAK’ING (группа французских компаний, работающих в области развития горных территорий по всему миру. – В. Б.). В связи с тем, что ассоциация не является самостоятельным юридическим лицом, мы заключили договор с «DIANEIGE», которая и была нашим субподрядчиком.

В. Б.: Фигурирует еще компания STEM International.

Л. К.: Она специализируется на горнолыжной инфраструктуре и эксплуатации и тоже входит в эту ассоциацию.

В. Б.: То есть «ГеоДата Плюс» наняла фактически нескольких субподрядчиков?

Л. К.: Если смотреть юридически, субподрядчиком была только компания «DIANEIGE», которая с помощью ассоциации привлекла несколько компаний, в соответствии с их узкой специализацией.

В. Б.: Вы сами выбирали субподрядчиков или вам их подсказали?

Л. К.: Мы сами выбирали.

В. Б.: Вы можете сказать, какая часть изначальной суммы 195 млн 664 тыс. тенге, предназначенной на разработку ТЭО, пошла французским субподрядчикам?

Л. К.: 52 млн тенге, включая НДС. (Отмечу, что около 66,5 млн тенге, или 34% суммы договора, получает ТОО «AMR» и свыше 77 млн тенге – ТОО «ГеоДата Плюс». – В. Б.)

В. Б.: В чем заключается функция «ГеоДаты Плюс»?

Л. К.: Генпроектировщик. Мы выполняли комплексную оценку территории совместно с «DIANEIGE». Мы готовили исходные данные. Мы адаптировали их решения к нашей местности. И затем, после концепции, которую выполнила компания «DIANEIGE», мы сделали предпроектные работы – уже непосредственно проектирование в соответствии с нашей законодательной и нормативной базой.

В. Б.: У «Almaty Mountain Resorts» существуют какие-либо юридические отношения с французскими компаниями?

Л. К.: Нет.

В. Б.: Теперь расскажите, пожалуйста, подробно о коллизии, о которой вы пишете в иске.

Л. К.: Коллизия заключается в том, что г-н Нуров постоянно напрямую обращался к нашим субподрядчикам, давал им своё видение [проекта], распоряжения.

В. Б.: А он имеет на это право?

Л. К.: Юридически не имеет. Он должен был всю свою деятельность с французами, если имел к ним какие-то вопросы, осуществлять через нас и согласовывать с нами.

Была одна очень нехорошая ситуация. 27 апреля мы совместно с французскими партнерами должны были докладывать концепт, который был уже разработан.

В. Б.: Докладывать кому?

Л. К.: Акиму города. Мы, естественно, заранее с «DIANEIGE» оговариваем, чтобы на это время они включили в свой график посещение Алматы. Потом с удивлением узнаём, что г-н Нуров напрямую написал нашим субподрядчикам: не приезжайте 27 апреля, у нас будут с погодой проблемы (а совещание с акимом собирались на Кокжайлау проводить): см. скриншот 3.

Скриншот 3

Это было дней за три недели до назначенной даты. Я всё это дело контролировала, и оказалось, что на 27 апреля никто в акимате ничего не отменял. Нуров об этом знал. И практически мог своим письмом сорвать их доклад. Взяв на себя ответственность, я сказала французам: ребята, приезжайте, всё в силе, всё состоится. И, слава богу, люди приехали, и мы доложили. А могли бы и не приехать. Извинений они не дождались.

В. Б.: Вы все присутствовали на совещании у акима?

Л. К.: Конечно. Позже в тот же день 27 апреля мы с партнерами собрались в нашем офисе: обсудили итоги встречи и предложения, которые были озвучены, внесли в протокол – чтобы не было двоякого понимания одних и тех же вопросов. После чего 28 апреля г-н Нуров, опять без согласования с нами («ГеоДатой Плюс». – В. Б.), направляет письмо нашим французским партнерам, когда они находились еще в Алматы. В нем он дает не только своё видение проекта (это понятно), но и якобы видение акима. Поскольку у нас с «DIANEIGE», как у подрядчика и субподрядчика, есть этика деловых отношений, они не могли с нами не поделиться этим письмом. И мы не могли его не обсудить. Потому что там затрагивались вопросы концепции, которая была уже разработана.

(Вечером 28 апреля Людмила Кузнецова провела с французскими партнерами еще одну встречу. В ней участвовали: Весан Тассар (Vincent Tassart), представляющий компанию STEM International; от компании «DIANEIGE» – Луи Гили (Louis Guily) и переводчица Ксения Антропова; от «ГеоДаты» – гендиректор Л. Кузнецова, руководитель проекта А. Муканов, консультант А. Обыскалов, помощник руководителя проекта М. Етекбай: см. скриншот 2. – В. Б.)

Скриншот 2

В. Б.: То есть они поделились с вами этим письмом добровольно?

Л. К.: Мало того что поделились – мы вместе обсудили его и составили протокол совещания, уже второго, от 28 апреля (см. скриншот 2). Надо сказать, французские партнеры были этим письмом очень удивлены. Они первым делом спросили: «Где же был г-н Нуров со своими предложениями с начала работы, потому что до этого мы ему всё докладывали и концепцию отправляли? И почему вдруг, когда концепция уже закончена, у него возникают какие-то вопросы, хотя он в проекте вообще не присутствовал?» Честно говоря, нам было очень неудобно перед французами.

В. Б.: К тому времени (конец апреля) работа над проектом шла уже больше пяти месяцев (с 8 ноября 2017 года, даты подписания договора).

Л. К.: А с французами мы работали с декабря прошлого года.

В. Б.: Первоначальный, по договору, срок сдачи ТЭО – 30 апреля. То есть серьезные изменения в проект пошли накануне сдачи.

Л. К.: Да, накануне сдачи. Когда практически всё уже было оговорено и готово, пошли непонятные замечания, причем никакой конкретики: какие-то пространные вещи. Как будто мы можем взять и весь процесс остановить. Ладно, если бы эти замечания и требования были чем-то обоснованы и аргументированы. Но там было в основном: «вот здесь я так вижу, а там должно быть по-другому». Если это говорит руководитель компании, которая дальше собирается заниматься проектно-сметной документацией, строить курорт и управлять им, то у него видение проекта должно было быть уже сформировано.

В. Б.: Строго говоря, это видение должно стоять в техническом задании (вместе с договором и другой документацией оно публикуется на портале госзакупок).

Л. К.: ТЭО – это достаточно большой объем работы, она была напряженной, потому что ответственность очень высокая. И, соответственно, работать в таких условиях (при постоянных изменениях требований к проекту. – В. Б.) ну просто невозможно. Например, с марта у нас каждый месяц менялась информация по количеству койко-мест в гостиницах. Семь раз! По числу посадочных мест в ресторанах – столько же раз. Практически по всем позициям проекта мы раз в месяц, а то и два получали от г-на Нурова противоречивые и не аргументированные ничем указания. Я считаю, это просто неуважение к чужому труду. Или человек не понимает, чем он руководит. Кроме того, мы требовали от г-на Нурова протоколы совместных заседаний по проекту, за ведение которых он отвечал.

В. Б.: Заседаний у акима и замакима Асель Жунусовой, которая курирует проект?

Л. К.: Да. Почему мы их просили? В принципе, это нормальная практика делопроизводства. Понятно, что степень погруженности в проект у каждого своя, соответственно, нужно зафиксировать формулировки, которые являются окончательными для всех, и решения, принятые по тем или иным вопросам. И их необходимо отражать в протоколе.

В. Б.: Чтобы не было разночтений в интерпретации решений?

Л. К.: Да! Чтобы они были поняты однозначно. Я несколько раз писала г-ну Нурову письма, чтобы эти протоколы были представлены. На что он мне ответил, что «вы не имеете права протоколы запрашивать» и «чтобы я имела скромность». И что я должна следовать только его указаниям. У меня это письмо есть.

Когда мы работали с прошлой командой (на старом проекте КЖ партнером ТОО «ГеоДата Плюс» было «ГЛК «Кокжайлау», предшественник ТОО «AMR», им руководил Александр Гужавин. – В. Б.), у нас таких проблем не было. В плане делопроизводства, видения целей и задач всё было четко и понятно. Могу сказать, что управление проектом велось профессионально.

В. Б.: Людмила Антоновна, почему вы решили обнародовать письмо г-на Нурова французским партнерам?

Л. К.: Потому что как генпроектировщик вижу, что управление проектом – от разработки ТЭО, ПСД (проектно-сметной документации. – В. Б.) до строительства и эксплуатации – нельзя доверять человеку, который не понимает проект, не умеет управлять процессом.


ТЕСТ НА ПОДЛИННОСТЬ


Перейдем теперь непосредственно к письму Наиля Нурова Венсану Тассару, представителю французской компании STEM International,

Венсан Тассар.

и Луи Гили из «DIANEIGE».

Луи Гили

Его Людмила Кузнецова переслала мне по электронной почте.

Сам текст послания не подписан г-ном Нуровым, но оно идет прикрепленным файлом к подписанной им же сопроводительной записке, адресованной Ксении Антроповой с просьбой о точном переводе (см. скриншот 3а).

Скриншот 3а

Имя файла: «кас. совещания с акимом_28.04.docx». Письмо отправлено с электронного адреса Ирины Годяевой, помощницы г-на Нурова.

Подлинность письма г-жа Кузнецова подтверждает. Но, чтобы у вас не осталось сомнений в его аутентичности, я выкладываю скриншоты письма, открытого в электронной почте. Если приглядеться, то сквозь черный фон просвечивает приложение к записке с названием файла: «кас. совещания с акимом_28.04.docx». Это же имя файла повторяется на каждом скриншоте: оно подчеркнуто красным (см. скриншоты 4-11).

Скриншот 5

Скриншот 6

Скриншот 7

Скриншот 8

Скриншот 9

Скриншот 10

Скриншот 11

В крайнем случае, могу переслать кому-то из френдов это письмо, чтобы они сами могли открыть аттач и убедиться в его достоверности (электронные адреса шлите в личку). Только тогда просьба: подтвердить прочитанное в комментариях.

Для удобства чтения с мобильных устройств дублирую текст письма более крупным шрифтом: см. скриншоты 12-17.

 

 

Скриншот 13

Скриншот 14

Скриншот 15

Скриншот 16

Скриншот 17

Скриншот 18

Могут возникнуть вопросы об этичности и законности публикации деловой переписки. Я подумал об этом.

Во-первых, выкладываю письмо с разрешения г-жи Кузнецовой, с которой французские партнеры им поделились добровольно.

Во-вторых, посоветовался с юристами. Они сказали, что на ТОО режим ДСП (для служебного пользования) не распространяется.

В-третьих, и это главное, письмо напрямую касается проекта, который имеет важное общественное значение, финансируется из государственных средств и успел обрести громкую и дурную славу. Поэтому мое твердое убеждение, что здесь речь не может идти о коммерческой тайне и граждане вправе знать, как реализуются подобного рода проекты.


ФАНТАЗИИ ФАРИДОВИЧА


Не буду приводить здесь текст письма полностью, иначе этот пост превратится в бесконечный лонгрид. Вы сами можете прочесть его на скриншотах. Поверьте, оно того стоит: это уникальный образец эпистолярного жанра.

Я уже ознакомил с ним некоторых защитников урочища Кокжайлау. И, что любопытно, каждый акцентирует внимание на разных местах послания.

Например, Ажар Джандосова обратила внимание на такой абзац:

«…у нашего проекта очень большая перспектива развития. Мы не зря сохранили очень большой запас энергомощностей. Сейчас идет разговор о сохранении всех коммунальных ресурсов, но на первом этапе мы должны отказаться от таких решений, как спа, специальные VIP-зоны. Всё это появится позже. Сегодня от нас ждут другого».

Что за «большая перспектива развития», «первый этап» и «всё это появится позже»? Аким Байбек постоянно говорит о сокращении затрат и «ужимании» курорта. А Нуров – о его расширении в будущем. От нас скрывают планы по экспансии «Кокжайлау» и, возможно, захвату новых земель Иле-Алатауского парка? Или это всё «фантазии Фарятьева», то бишь Наиля Фаридовича?

Президент Экофорума Казахстана, юрист в области экологического права Вадим Ни написал мне в личке:

«Для меня самое проблемное в этом письме – давление заказчика (имеется в виду г-н Нуров, в действительности заказчик – управление туризма. – В. Б.) на эксперта в отношении того, каковы должны быть результаты исследования, если эксперт вовлечён в выполнение ОВОС, в том числе навязывание безальтернативного варианта канатки. Причем от имени госоргана, принимающего решения».

Те, кто в теме, наверняка найдут в эпистоле г-на Нурова и другую пищу для размышлений.


ИСТИННЫЕ ПОМЫСЛЫ И РИТУАЛЬНОЕ ВРАНЬЁ


Я же отметил для себя в письме совсем другие «фишки». Например, сам тон послания, совершенно недопустимый в деловой переписке: Наиль Фаридович словно раздраженно делает выволочку двоечникам, которые не выполнили домашнее задание. Хотя сам, по словам «двоечников», на которые ссылается г-жа Кузнецова, «не присутствовал в проекте с его начала».

А приковал мой глаз вот этот пассаж:

«Мы зажаты решением ограничиться только лишь двумя ресторанами, попав под влияние противников проекта, которые постоянно твердили и твердят о том, что «Кокжайлау» может превратиться в разгульное место, где будет течь рекой алкоголь. НО СЕЙЧАС МЫ ВСЁ МЕНЬШЕ И МЕНЬШЕ ОБРАЩАЕМ ВНИМАНИЕ НА ВЫПАДЫ НАШИХ ОППОНЕНТОВ (выделено мной. – В. Б.)…»

Я сразу подумал: Нуров нашёл кому хвастаться, что игнорирует мнение общественности. Будто он пишет такому же, как сам, квазичиновнику в Астану, а не квалифицированным специалистам из Франции – страны, где без общественного одобрения невозможен ни один экологический проект.

А теперь – самый цимес.

Через месяц с небольшим после этого письма, 31 мая, на презентации концепции курорта, Наиль Фаридович ну очень обильно вещал о важности мнения общества. Там было несколько десятков журналистов, экологов, активистов, они могут это подтвердить. В частности, директор-говорун наобещал кучу всего:

– Теперь вопрос общественных слушаний будет основным. Это наша добрая воля. Мы не рассматриваем общественные слушания как формальность. И видим их в новом формате. В середине июня опубликуем готовое ТЭО на сайте – чтобы все дали свои комментарии и оценки. И только после этого будем считать работу законченной и объявим дату (общественных слушаний. – В. Б.). Ориентировочно – середина августа.

Ни одного из своих посулов г-н Нуров вовремя не выполнил: сайт был запущен в начале августа, ТЭО сдано 17 сентября, а слушания назначены на 19 октября.

Наиль Нуров. Фото: Дмитрий Каратеев

Но я сейчас не о посулах, бог бы с ними: «Нуров – человек слова» – это оксюморон. А вот о чём.

К ритуальному вранью представителей власти о своей открытости, подконтрольности, демократичности, о том, как они прислушиваются к нуждам и чаяниям простых людей, мы привыкли настолько, что эмоционально его уже не воспринимаем. Оно для нас – как интершум. И отскакивает от наших мозгов, как от стенки горох.

В то же время так называемые «простые люди» по умолчанию знают, что белковые сородичи из Системы воспринимают их как «қара сүйек» (черную кость). Тогда как себя – «ақ сүйек» (белой костью). И между ними – пропасть. Но «системные» об этом помалкивают: не всё, сказанное у реки, надо говорить у моря. Да и аппаратный этикет велит держать рот на замке.

Однако иногда «қара сүйек» получает доказательства, что именно о ней думает «ақ сүйек». Благодаря таким словоохотливым красавцам, как г-н Нуров, истинные помыслы вырываются наружу и сталкиваются с ритуальным враньём. Коротит, искрит – и начинается презабавный фейерверк.


ДИЛЕТАНТЫ И ПРОФЕССИОНАЛЫ


А суть судебной тяжбы между партнерами по консорциуму представляется мне очевидной. Это типичный для Казахстана конфликт между профессионалом и дилетантом, который поставлен им руководить. Так у нас почти везде: рулят профаны.

Однако дилетант дилетанту рознь. Один целиком доверяет профи, не лезет к нему с дурацкими советами, ибо знает золотое правило: не трогай то, что работает. И того, кто работает. Тогда и сам будешь в шоколаде.

Но есть любители, которые считают, что лучше профессионала разбираются в предмете – лишь в силу своего руководящего поста и соответствующей крутизны.

Они любят употреблять местоимение «мы», а не «я», подсознательно ускользая от личной ответственности.

Выступать от имени начальства, подчеркивая непротекаемость «крыши».

Публично тянуть одеяло на себя, приписывая себе главную роль и заслуги в каком-нибудь деле. Много вы слышали о г-же Кузнецовой, непосредственном исполнителе проекта? Навряд ли. Главный трубадур «Кокжайлау» – Наиль Фаридович, это он всегда в эфире.

Также у этого типа дилетантов зашкаливает склонность к хвастовству. Г-н Нуров подает себя как «лучшего спортивного менеджера страны». Действительно, он организовал немало соревнований, и на проект КЖ Байбек его позвал после Универсиады-2017, где тот возглавлял дирекцию по проведению.

Но здесь-то востребованы совсем другие компетенции, знание таких дисциплин, как проектирование, строительство. Да PR, в конце концов: ведь это не просто умение молоть языком без подключения его к мозгу. А в пиаре-то у AMR как раз самые крупные провалы: не видно, чтобы с Нуровым хоть кто-нибудь работал. 21 мая на пресс-завтраке я спросил Наиля Фаридовича, когда он возьмет пиарщика. Он отмахнулся: дескать, да что вы, и так коллектив маленький, семь человек, всё сам, всё сам.

Еще бастыки-непрофессионалы имеют обыкновение сверять свои действия не с правовыми нормами, пунктами договоров и корпоративными правилами, а с собственными хотелками. Отсюда – ворох нарушений закона, сопровождающих проект, к которому приступили меньше года назад; я постоянно о них пишу. Хотя у г-на Нурова второе, после физкультурного, образование – юридическое.

Кокжайлау. Фото Наталья Ли


НАИЛЬ ФАРИДОВИЧ НЕРВНИЧАЕТ


Первые два с половиной десятка материалов о Кокжайлау в этом году я написал для сайта Ratel.kz, пока его не закрыли. Они были посвящены главным образом ПОРОЧНОСТИ САМОГО ПРОЕКТА строительства курорта, его необратимом ущербе для природы и бюджета.

В полусотне глав расследования в фейсбуке я говорю в основном о ПОРОЧНОСТИ РЕАЛИЗАЦИИ ПРОЕКТА. Здесь имею в виду не качество исполнения ТЭО и ПредОВОС: это не берусь оценивать, поскольку не являюсь экспертом в проектировании и экологии. Подразумеваю управление проектом со стороны ТОО «AMR».

Мало кому удалось дискредитировать проект «Кокжайлау» так, как это сделал Наиль Фаридович Нуров.

Судя по данным, изложенным в иске «ГеоДаты», он разрушил деловые коммуникации в консорциуме. По словам Людмилы Кузнецовой, они не общаются лично с г-ном Нуровым уже восьмой месяц: с 6 марта ни он не был в ее офисе, ни она в его; поддерживают связь только по электронной переписке. И теперь один партнер требует исполнения своих обязанностей от другого через суд.

Гендиректор AMR по непонятным для публики причинам трижды переназначал сроки сдачи ТЭО. Регулярно не исполняет прилюдно данные обещания. На портале госзакупок не вывешиваются дополнительные соглашения к договору, сведения о субподрядчиках и даже о консорциуме. Дозируется или скрывается информация о проекте: допустим, ничего не говорится о дороге от границы курорта до улицы Дулати, хотя ТЭО и ПреОВОС на нее уже сданы, а оба объекта имеют прямое отношение к курорту. Ну и так далее. О многом по части утаивания я уже писал и еще немало надеюсь рассказать.

Когда призрак общественных слушаний начал приобретать зримые очертания, г-н Нуров в публичных выступлениях всё чаще начал применять манипулятивную уловку, которая в формальной логике называется «Argumentum ad hominem». Проще говоря, перешел на личности. Причем в обсценной форме. Помимо традиционных обвинений оппонентов в популизме, стал позволять себе оскорбления известных людей. Одна у него «дура» и «идиотка», другой «несёт ахинею». О его инвективах в свой адрес я уже писал, повторяться не стану.

И, конечно, не забыть ксенофобский выпад Нурова на официальном брифинге по туризму о «пьяных китайцах» и «жареных кошках», который акимат спустил на тормозах.

Всё это говорит о том, что события развиваются не по плану Наиля Фаридовича, он утратил выдержку и заметно нервничает.

Причем неадекватные слова сопровождаются неадекватными действиями. Общественные слушания назначены «на куличках» и в рабочий день, введена предварительная регистрация – и всё для того, чтобы минимизировать участие общественности в ОС, их освещение в СМИ и соцсетях. И не мытьём так катаньем, но протащить проект.

Посмотрим, что ещё неадекватного предпримет г-н Нуров в оставшееся до слушаний время.

Кокжайлау. Фото Наталья Ли


ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЙ ВЫВОД


Пока же можно сделать предварительный вывод. Порочное управление порочным проектом неизбежно приведет только К ПОРОЧНЫМ РЕЗУЛЬТАТАМ. Иначе не получится. Чудес не бывает.

На таком «болоте» и с таким «прорабом» простой сарай не построить – не то что курорт. Так что лучше совсем от него отказаться. Пока не произошло чего-нибудь необратимого не только с урочищем и городской казной, но и с «двигателями» проекта.

Полностью расследование можно посмотреть на Ливень.Livingasia.


ЧИТАЙТЕ ПО ТЕМЕ КОКЖАЙЛАУ И ДРУГИХ КУРОРТОВ:


«Наиль Нуров: Нам не о чем говорить с Ерекеновым и Борейко, потому что они – просто любители похайповать», 21 сентября

«Через чёрный ход», 18 сентября
«Что скрывала щедрость Байбека», 15 сентября
«Деньги ловят тишину», 14 сентября
«Искусство блистать отсутствием на суде», 7 сентября
«Порченый краеугольный камень», 5 сентября

«Генпроектировщик курорта «Кокжайлау» подал в суд на Наиля Нурова», 29 августа
«Жареные кошки Наиля Нурова», 24 августа

«Кто в лес, кто по дрова», 23 августа
«Как избавиться от кармы «терпилы», 18 августа

«Прокрастинация доктора Фауста», 14 августа
«Анархия – мать порядка», 12 августа

«Ржавый гвоздь в крышку репутации», 10 августа
«Рыцари без страха и укропа», 8 августа

«Когда смеются тапочки», 5 августа

«Кому показал FAQ Наиль Нуров», 4 августа

«Презентация профанации», 26 июля

«Mishka, Mishka, где твоё «хаха»?», 20 июля
«Прощай, турист!», 13 июля
«Булат Утемуратов против застройки Кокжайлау», 13 июля.
«Почему Байбек поставил себя не только выше закона, но и выше понятий», 11 июля.
«Нурали Алиев станет казахстанским Ди Каприо?», 5 июля.
«Как украли наши горы», 29 июня.
«Преждевременный тендер», 26 июня
«Байбек проектирует кластер на землях Баталова», 24 июня
«В каком гробу лучше хоронить Кокжайлау», 23 июня.
«Сайт будет называться Kokjailau.kz», 23 июня.
«Где сайт, Наиль Фаридович?», 20 июня.
«Где интуристы, г-н Жайлаубай?», 19 июня.
«Всё распродал проклятый долгоносик!», 16 июня.
«Кошки-мышки акимата», 15 июня.
«Пройти точку невозврата», 15 июня.
«Тайный проект», 14 июня
«Открылась бездна, звезд полна», 12 июня.
«Большой Алматинский Пикник: коготок увяз – всей птичке пропасть», 11 июня.
«Административная рента с небесного пастбища», 3 июня.
«Жайлаубай и Нуров – противники застройки урочища Кокжайлау?», 1 июня.
«Почему я не поверил в души прекрасные порывы Нурова и Жайлаубая», 1 июня.
«Он бы прямо на митингах мог деньги зарабатывать», 31 мая 2018 года.
«Как кормят пресс-завтраками», 22 мая.
«Хоть чучелом, хоть тушкой», 21 мая.
«Persona non grata», 21 мая.
«Золотое дно Кокжайлау», 17 мая.
«Сколько денег уже спалили на Кокжайлау», 16 мая.
«Сколько раз «переобулся» Наиль Нуров», 16 мая.


Об этом тоже важно знать