СКАНДАЛЫ, ИНТРИГИ, РАССЛЕДОВАНИЕ

655 views

Про нарушения в ходе подготовки проекта «Кокжайлау», о которых мне не дадут рассказать на общественных слушаниях. Часть 2.


ПРЕСС-КОНФЕРЕНЦИЯ НАКАНУНЕ СЛУШАНИЙ


В четверг, 1 ноября, мои единомышленники – глава ОФ «Тауасар» Ажар Джандосова, председатель Экофорума общественных организаций Казахстана Вадим Ни, руководитель Экологического общества «Зеленое спасение» Сергей Куратов – и я провели в Казахстанском пресс-клубе пресс-конференцию, где обнародовали свою позицию против строительства курорта «Кокжайлау».

На снимке (справа налево): Вадим Борейко, Sergey Kuratov, Ажар Джандосова, Vadim Nee. Фото: Irina Mednikova.

На снимке (справа налево): Вадим Борейко,Sergey KuratovАжар ДжандосоваVadim Nee. Фото: Irina Mednikova. 

Вступительное слово сказала Ажар Джандосова.

Вадим Ни остановился на нелегитимности ПредОВОС (предварительная оценка воздействия на окружающую среду) и ТЭО (технико-экономическое обоснование) проекта:

Рассмотренные материалы ПредОВОС подготовлены в явном противоречии с договором о госзакупках ТЭО, условиями конкурса на их закупку и разработаны на принципиально иной объект – ГОРНЫЙ курорт, а не ГОРНОЛЫЖНЫЙ курорт (как записано в условиях тендера и в договоре на разработку ТЭО. – В. Б.),

– подчеркнул он. –

Горнолыжный курорт и горный курорт не являются идентичными объектами, в особенности на этапе их проектирования, оценки воздействия на окружающую среду и строительства.

Очевидно, что горнолыжный курорт с горнолыжной инфраструктурой является технически более сложным объектом с иными факторами воздействия на окружающую среду, нежели горный курорт, который по сути означает курорт, расположенный в горной местности.

В случае если в пункт 2.1 договор о госзакупках ТЭО вносились изменения и объект обоснования бюджетных инвестиций поменялся с горнолыжного курорта на горный курорт, то поправки внесены с нарушением требований пункта 1 статьи 45 Закона «О государственных закупках».

Явное нарушение процедур и условий закупа, определения технического задания для проектировщиков в отношении объекта обоснования бюджетных инвестиций ставит под большое сомнение целесообразность проведения дальнейших процедур принятия решения до разрешения вопроса о легитимности разработанных ПредОВОС и ТЭО.

Коллегу поддержал Сергей Куратов:

«В ТЭО не учтены требования Орхусской конвенции, Конвенции о всемирном наследии, Конвенции о биологическом разнообразии. ПредОВОС должна делаться на самом раннем этапе планируемой деятельности.

 

Согласно конвенции, участие общественности обеспечивает уже на самом раннем этапе, когда открыты все возможности для рассмотрения различных вариантов и когда может быть обеспечено эффективное участие общественности.

 

В самом ТЭО имеются серьезные фактические неточности. Например, относительно статуса земель урочища: то это территория парка, то охранная зона Иле-Алатауского национального парка. Разработчики ТЭО допускают произвольные трактовки законодательства, ссылаются на недействующие на территории национального парка и на несуществующие правовые акты. Они произвольно трактуют земельное законодательство и закон об особо охраняемых природных территориях.

 

Не приняты во внимание продолжающиеся незаконные действия акимата на территории Иле-Алатауского национального парка, которые уже нанесли серьезный ущерб его экологическим системам. Нарушения акиматом законов подрывает доверие к исполнительному органу и вызывает сомнения относительно будущей судьбы урочища».

Сам я тезисно изложил материал о нарушениях, который начал в предыдущем посте и продолжаю сейчас.

На пресс-конференции присутствовало порядка 40 представителей СМИ и блогеров.


С НАРУШЕНИЙ ПРОЕКТ И НАЧАЛСЯ


Нарушения и сокрытие информации в проекте курорта «Кокжайлау» начались еще в прошлом году.

Явочным порядком, без предварительного обсуждения с общественностью, в октябре 2017 года был объявлен тендер на разработку технико-экономического обоснования горнолыжного курорта (ГЛК).

Конкурс проводило управление туризма и внешних связей города Алматы. Поставщиком по его итогам объявлено ТОО «Almaty Mountain Resorts», которое было учреждено самим управлением туризма.

В начале этого года я попытался оспорить законность результатов тендера. И написал письма от имени «Рателя» в Генпрокуратуру и в Нацбюро по противодействию коррупции. Через месяц получил письмо из алматинского департамента Комитета по государственному внутреннему аудиту Минфина. В нем было сказано, что аффилированность юридических лиц в сфере госзакупок предосудительной не считается – только физических.

Ну, хорошо, раз так, хотя в данном случае квазигоскомпания ставится в привилегированное положение по сравнению с частными: если конкурс проводит «мама», трудно представить, чтобы его не выиграла «дочка».

Договор на разработку ТЭО управление туризма заключило с ТОО «AMR» (фото 08).

Однако спустя год, в ходе судебного процесса генпроектировщика, ТОО «ГеоДата Плюс», к ТОО «AMR», юрист AMR Данияр Джусупов подтвердил, что его компания не имела лицензии на проектирование. Значит, она не соответствовала квалификационным требованиям, необходимым для участия в тендере.

21 февраля уже 2018 года, на «круглом столе» по «Кокжайлау», из уст г-на Нурова мы узнали, что в тендере участвовала не AMR, а временный консорциум в составе AMR и «ГеоДаты». Хотя это никак не было отражено в конкурсной документации, доступной для публичного просмотра.

21 мая на пресс-завтраке с участием гг. Нурова и Жайлаубая мы узнали еще одну новость: у консорциума появились зарубежные партнеры – австрийская компания ILF и французская ассоциация PEAK’ING.

Никакой информации о них также не было в открытой конкурсной документации на портале госзакупок, хотя закон о госзакупках требует публикации сведений о субподрядчиках.

В тот же день, 21 мая, Наиль Нуров по моему устному запросу распорядился прислать мне некоторые документы:

– консорциальное соглашение между AMR и «ГеоДатой Плюс» (фото 09),

– доверенность, которую «ГеоДата» выдала AMR 24 октября 2017 года для совершения ряда действий, они сводились к «общему руководству»: это главным образом GR (то есть контакты с акиматом), ведение банковского счета для взаиморасчетов с заказчиком, подпись актов выполненных работ и т. д. (фото 10),

– сведения о субподрядчиках – ILF (фото 11)

и французской компании Dianiege (фото 12),

члена ассоциации PEAK’ING, а также об их квалификации.

Иначе говоря, эти документы стали доступны лишь через полгода после начала работ – когда, по договору, они должны были быть уже закончены. Первоначальный срок сдачи ТЭО – 30 апреля 2018 года.


ПОЧЕМУ МЕЖДУ ЧЛЕНАМИ КОНСОРЦИУМА ПРОБЕЖАЛА ЧЁРНАЯ КОШКА


Отношения между членами консорциума не заладились почти сразу.

Директор компании-проектировщика «ГеоДата Плюс» Людмила Кузнецова (фото 13)

Фото 13. Людмила Кузнецова. Фото: Roman Egorov

полагает, что это случилось по вине гендиректора AMR Наиля Нурова (фото 14).

Фото 14. Наиль Нуров. Фото: Roman Egorov

24 октября этого года Кузнецова заявила в суде:

«В ноябре 2017 года, когда после тендера членами консорциума в лице директоров ТОО («ГеоДата Плюс» и «Almaty Mountain Resorts». – В. Б.) рассматривался вопрос заключения дополнительного соглашения, распределения объемов работ и оплаты за них, директор ТОО «АМР» потребовал от меня так называемый «откат», обещав мне полное содействие при выполнении работ по ТЭО.

Я оплачивать его услуги отказалась.

Тогда Нуров спустя некоторое время пошел другим путем.

При изначальном распределении денег заказчиком (управление туризма и внешних связей города Алматы. – В. Б.) для осуществления деятельности ТОО «АМР» из выделенных на госзакуп на разработку ТЭО 195,7 млн тенге была оговорена сумма в размере 64,6 млн тенге.

Тогда Нуров решил, что для выполнения обязательств по договору госзакупок № 159 ТОО «ГеоДата Плюс» оставшаяся сумма в размере 131 млн тенге очень большая.

В результате чего в мой адрес с адреса бухгалтера ТОО «АМR» 27 ноября было направлено распределение денег по договору, по которому «ГеоДата» должна за счет своих денег содержать «мертвые души» Нурова, и сумма на это была определена почти в 20,5 млн тенге.

(Источник прилагается: фото 15, 16.)

То есть из суммы «Геодаты» эти деньги должны были быть вычтены.

Мною также было отказано в таком распределении денег, так как я прекрасно понимала, что объем работ, который должен был выполнить генпроектировщик (ТОО «ГеоДата Плюс». – В. Б.), достаточно большой».

Здесь надо сказать, что 3 октября этого года Кузнецова направила письмо замакима города Асель Жунусовой, которая курирует проект (фото 17, 18).

И в нем она пишет о том же самом. Копия письма направлена в управление туризма.

Ей ответили, что утверждения касательно Нурова должны быть подтверждены доказательствами, а претензии относительно невыполнения договорных обязательств должны решаться в претензионном или судебном порядке.

Это действительно серьезное обвинение. И какая же была реакция? Никакой. Судья Ашимханова не стала рассматривать заявление. Нет никаких движений со стороны правоохранительных органов. Хранят молчание и в акимате.

Думаю, перед общественными слушаниями решили не поднимать лишнего шума. И опасаюсь, что действия в отношении Кузнецовой (а не Нурова) будут предприняты после них.


БЕСКОНЕЧНАЯ ПРОБУКСОВКА


Как бы то ни было, работа консорциума сразу забуксовала. На суде г-жа Кузнецова сказала, что в конце прошлого года она практически не велась.

9 февраля этого года Наиль Нуров подписал дорожную карту разработки ТЭО (фото 20-25).

Как видим, многие мероприятия запланированы на май. Иначе говоря, еще в начале года в AMR знали, что не выполнят заказ в установленный срок – за 150 дней, до 30 апреля. То есть сорвут его.

Сдачу ТЭО сначала перенесли c конца апреля на 15 июня. Но 31 мая г-н Нуров публично заявил:

«15 июня мы сдавать не будем. Не потому, что не готовы, а потому, что не хотим».

Объяснил это “нехотение” необходимостью ознакомить с проектом общественность. Обещал в середине июня открыть сайт, где будет выложена концепция. Сайт заработал лишь в начале августа.

Затем окончание работ сдвинули на 15 сентября. Поскольку это была суббота, ТЭО сдали 17-19 сентября.

Другими словами, разработка ТЭО велась вместо пяти месяцев более десяти – вдвое дольше.

Общественные слушания в дорожной карте назначены на второй квартал (фото 25).

31 мая г-н Нуров сказал, что они состоятся в конце августа. Потом, как вы знаете, их назначили на 19 октября в рабочий день, на окраине города в «Алгабасе». И, наконец, перенесли на 4 ноября в гостиницу «Казахстан».

Почему так затянулись работы? В том числе потому, что в проект вносились бесконечные изменения. Одна только концепция менялась неоднократно: то это был горнолыжный курорт, то горный парк, то социальный детский курорт (версия г-на Нурова на «круглом столе»), наконец, остановились на всесезонном горном курорте.

А что касается отдельных объектов, то заказчики, меняя их параметры как перчатки, старались кто во что горазд. Как будто не существовало технического задания к этому проекту. Причем в роли «заказчиков» выступало не только управление туризма (оно как раз почти не «креативило»), но и чиновники акимата, и сам Нуров. Наиль Фаридович называл это «творческим подходом к делу».

В этих таблицах (фото 27-38) показано, что, например, число мест в гостиницах менялось 6 раз, столько же разных решений было по ресторанам. То включались в концепцию, то исключались из нее каток, танцплощадка, спа, VIP-ложи, салоны, спортплощадки, обзорные площадки, павильоны, музей и т. д.

Когда внимательно изучишь эти таблицы, создается впечатление: люди не знали, чего они хотят.

Это «бурление креатива» стало результатом, в том числе, разрушенной координации внутри консорциума и игнорирования управляющей компанией правил подготовки проекта.

Людмила Кузнецова пишет в иске, что, несмотря на ее многократные просьбы, не проводились и не проводятся совместные заседания консорциума, где участники отчитывались бы о проделанной работе и определяли дальнейший план работ.

Вместо этого весь год директоры AMR и «ГеоДаты» общаются посредством электронной почты, а также пишут в управление туризма и заместителю акима, обвиняя друг друга в неисполнении обязанностей.

А Нуров через голову Кузнецовой в конце апреля в письме дает распоряжения французским субподрядчикам, которых, по ее словам, пригласила она (фото 40-46).

Цитата оттуда:

«Сейчас мы всё меньше и меньше обращаем внимание на выпады наших оппонентов».

Имеются в виду защитники урочища. Это к вопросу об учете общественного мнения в разработке экологического проекта.


ДЕНЕЖНЫЙ ВОПРОС


Было бы странным, если бы в этой неразберихе не всплыл денежный вопрос. Причем я здесь даже не имею в виду упомянутое заявление о требовании «отката».

Как уже говорил, в октябре 2017 года Кузнецова выдала Нурову доверенность на совершение ряда действий из 10 пунктов. 21 декабря она отозвала ее: по ее словам, «из-за утраты доверия». И выдала новую доверенность, сокращенную, из трех пунктов, в том числе на ведение банковского счета и подпись промежуточных актов выполненных работ. Вторая доверенность была отозвана 18 мая.

Выплаты шли следующим образом. Управление туризма ежемесячно переводило транши на счет AMR. В свою очередь, AMR перечисляло деньги себе на зарплату (всего ТОО Нурова получило почти 66,5 млн тенге, или 34% от стоимости договора, на жалованье 7 человек персонала и другие расходы; зарплата директора, по его собственному признанию, составляла 650 тыс. тенге), а также «ГеоДате» – согласно промежуточным актам выполненных работ.

Выплаты «ГеоДате» шли своим чередом, пока не случилась первая задержка – за март-апрель. Акт был подписан, а деньги получены лишь 21 июня. А за май, в сумме 16 млн 125 тыс. тенге, не получены вовсе (хотя заказчик их перечислил), и промежуточный акт не подписан до сих пор.

По словам Л. Кузнецовой, сказанным в суде, Н. Нуров использовал доверенность незаконно, так как она к тому времени была уже отозвана.

Эту сумму плюс пеню за просрочку в размере свыше 2 млн тенге «ГеоДата» и пыталась взыскать с AMR через суд.

17-19 сентября «ГеоДата» сдала в AMR технико-экономическое обоснование, но акт выполненных работ тоже до сих пор не подписан.

На процессе представитель AMR Джунусов поставил подписание акта выполненных работ и оплату за них в зависимость от исхода общественных слушаний, хотя это не было предусмотрено консорциальным соглашением.

25 октября судья огласила резолютивную часть решения: иск «ГеоДаты» отклонить в полном объеме. С мотивированным решением я пока не знаком.

Но суд так и не ответил на вопрос: где эти деньги? Были они возвращены заказчику? Или продолжают лежать на счету? Или директор AMR потратил их на зарплату своему ТОО (ведь изначально жалованье команде Нурова было рассчитано по конец апреля)?

Кстати, юрист AMR говорил на процессе, что «ГеоДата» получает сверхдоходы, поскольку ТЭО якобы «переписано» со старого проекта.

Вопрос поднят интересный.

В разработке ТЭО старого проекта в 2012-2014 гг. тоже участвовала «ГеоДата» – в качестве субподрядчика ТОО «ГЛК «Кокжайлау». ТЭО тогда стоило 350 млн тенге (фото 47-48).

С учетом девальваций, в долларах это примерно в 4 раза больше, чем нынешние почти 200 млн тенге.

Московский ученый Александр Хорошев, анализировавший и старый ОВОС, и нынешний ПредОВОС, говорил мне, что в новом документе повторяются фразы из прежнего.

Однако проектные решения по самому курорту принципиально новые: в частности, по старому проекту коттеджами была застроена вся долина, а теперь здания расположены с ее восточного края.

Да и как сравнить оба проекта, если новое ТЭО от нас скрывают?

Кстати, и юрист не стал утруждать себя доказательствами, что новый проект «переписан»: ограничился устными утверждениями.

Странно только, что вопрос о «переписывании» возник только теперь, в ходе судебных разбирательств, а не год назад. Ведь тогда Наиль Нуров не просил уменьшить финансирование из-за того, что часть контента перекочевала из старого проекта в новый.


НУРОВ И СМИ


Несколько слов о взаимодействии консорциума и СМИ.

21 февраля на «круглом столе» присутствовали прежний руководитель управления туризма Ерлан Жайлаубай, Наиль Нуров, его юрист Данияр Джунусов и Людмила Кузнецова, генпроектировщик.

Это был первый и едва ли не последний раз, когда она появлялась на публике в связи с проектом. Кроме «круглого стола», я видел ее только в суде.

Всё остальное время мы получали официальную информацию о проекте почти исключительно от г-на Нурова, иногда он выступал в паре с г-ном Жайлаубаем.

Я запомнил эти встречи.

На круглом столе 21 февраля нам были даны несколько цифр и не показано ни одной картинки.

21 мая на пресс-завтраке в MyCafe снова не было картинок: нам лишь вывели на монитор и зачитали 25 вопросов и ответов по проекту.

31 мая в отеле Holiday Inn, наконец, была устроена презентация концепции. Выборочно продемонстрировали несколько слайдов, почти не дающих ни общего, ни тем более конкретного представления о проекте.

В начале августа концепция, в конце концов, появилась на сайте kokjailau.kz.

23 августа состоялся брифинг, где Наиль Фаридович в общих чертах рассказал о проекте и позабавил публику пассажем о «пьяных китайцах» и «жареных кошках».

21 сентября в городском акимате прошёл круглый стол «Оздоровление окружающей среды города Алматы как фактор устойчивого развития», организованный Ассоциацией экологических организаций Казахстана. Там г-н Нуров по привычке начал подъезжать к теме издалека. Председатель правления ассоциации и модератор встречи Айгуль Соловьева  попросила его о конкретике по Кокжайлау. Наиль Фаридович обиделся и умолк, а потом в кулуарах выяснял с Айгуль Сагадибековной отношения. Кстати, Кузнецова на той встрече присутствовала, но не выступала. Меня там не было, излагаю по материалу informburo.kz.

Вот, собственно, и все встречи г-на Нурова с общественностью и СМИ за год. Если не считать пространных интервью, которые он давал одному сайту чаще, а другому – реже.

Напомню, что у него два высших образования – физкультурное и юридическое. После окончания спортивной карьеры ватерполиста занимался проведением спортивных соревнований.

Однако «Кокжайлау» – принципиально иной проект. Он требует совершенно других компетенций – знания экологии, туризма, ландшафтного проектирования, горнолыжного спорта, финансов, строительства и других областей. Директор AMR не является специалистом в этих областях. Подозреваю, что его сотрудники тоже. По крайней мере, я никого из них, кроме юриста, не знаю, а Нуров их не показывал. Наиль Фаридович везде солировал сам, с марта ни разу не пригласив Кузнецову, которая могла бы дать профессиональный комментарий по проекту.

Фактически весь год мы только внимали речам одного Нурова. Надеюсь, в воскресенье, 4 ноября, наконец послушает он. На то они и слушания.

(Окончание следует).


СМ. НАЧАЛО:


«Напугали ежа голой правдой», 1 ноября


ПРИМЕЧАНИЕ


Предыдущие главы  расследования можно найти рубрике КОКЖАЙЛЯУ:

часть 1часть 2часть 3часть 4часть 5часть 6часть 7часть 8часть 9часть 10часть 11часть 12часть 13часть 14часть 15часть 16часть 17часть 18часть 19часть 20часть 21часть 22часть 23часть 24часть 25часть 26часть 27часть 28часть 29часть 30часть 31часть 32, часть 33часть 34 , часть 35, часть 36часть 37, часть 38часть 39часть 40,  часть 41, часть 42, часть 43часть 44 и часть 45.

Фото: Анель Айбасова, Ирина Медникова, Анастасия Фатиховски

Об этом тоже важно знать