ПОРЧЕНЫЙ КРАЕУГОЛЬНЫЙ КАМЕНЬ

798 views

Строительство подстанции для курорта «Кокжайлау» ведется седьмой год вопреки закону


И ЧТО МНЕ ОТ ЛЮБВИ ОСТАЛОСЬ НЫНЕ, ТОЛЬКО ИМЯ


Недавно на встрече читателями в книжном клубе «25 books» меня спросили:

«Можно ли еще спасти урочище Кокжайлау? Ведь там уже начали строить электрическую подстанцию (ПС) для курорта и прокладывать к ней дорогу».

Я ответил в том смысле, что – да, рана природе нанесена серьезная, но точка невозврата еще не пройдена. При условии, что возведение ПС будет остановлено.

Но если начать капитальное строительство курорта на плато – Небесное пастбище будет потеряно безвозвратно.

С тех пор в голове крутится дурацкая песня:

Стою среди друзей я, как в пустыне,
И что мне от любви осталось ныне,
Только имя…
Подстанция, подстанция, подстанция…

Думаю: чего-то я от нее хотел. И вдруг – ба! Я ж собирался проверить законность строительства подстанции. Чтоб от нее осталось только имя.

Предвижу скепсис: Америку решил открыть, да всё в наших горах построено незаконно, это все знают.

Возможно. Но здесь мы разбираем один конкретный объект, а фраза «все знают» никогда не являлась для меня весомым доказательством.


ИСТОРИЯ БОЛЕЗНИ


Вкратце изложу анамнез строительства подстанции, то есть «историю болезни».

В 2012-м канадская компания Ecosign подготовила «Системный план развития горнолыжных курортов города Алматы».

Он лег в основу постановления № 1761 «Об утверждении Плана развития горнолыжных курортов мирового уровня в Алматинской области и близ города Алматы», которое 29 декабря того же года подписал премьер-министр Серик Ахметов (см. скриншоты 1, 2).

Скриншот 1

Скриншот 2

Курорты собирались строить в Иле-Алатауском государственном национальном природном парке (ГНПП). А это особо охраняемые природные территории (ООПТ). Они находятся под защитой одноименного закона. Поэтому нужно было решать вопрос с землей.

В «Плане развития», в раздел «Меры по нормативно-правовому и институциональному обеспечению ГЛК», внесли два пункта. Вот они:

П. 3. Внесение предложений по вопросам предоставления права на земельные участки для ГЛК на территории Иле-Алатауского ГНПП (срок исполнения – III квартал 2013 года).

П. 4. Внесение предложений по необходимости разработки новых или изменения действующих государственных нормативов (государственных нормативных документов) с учетом планируемых к проектированию и строительству объектов на территории ГЛК в рамках Системного плана (срок исполнения – II квартал 2013 года).

Запомните их, позже они нам пригодятся.

Забегая вперед, скажу: тот «План развития ГЛК» выполнен не был. Да и премьера, его подписавшего, постигла незавидная участь. Точнее, от него остались рожки да ножки. Имею в виду – от плана.

К сегодняшнему дню выжил только проект горного курорта «Кокжайлау», который уже десять месяцев как застрял на этапе разработки технико-экономического обоснования (ТЭО).

Сам «План развития ГЛК» в этом году реанимировали – в виде «Плана развития горного кластера». При этом выдают его за совершенно новый проект, «забыв» о предшественнике.


ФАРШ НЕВОЗМОЖНО ПРОВЕРНУТЬ НАЗАД


Но один вспомогательный проект из старого плана стали воплощать в жизнь так стремительно, словно промедление смерти подобно. Да так оно и было. Деньги закапывались в землю, чтобы все свыклись с мыслью: фарш невозможно провернуть назад, и мясо из костей не восстановишь. То есть строительство ГЛК «КЖ» – неотвратимо и необратимо.

Проект назывался – «Строительство электрических сетей для внешнего электроснабжения горного курорта «Кокжайлау» Карасайского района Алматинской области».

Он включал прокладку кабелей и строительство электроподстанции ПС 110/10-10 кВ «Кокжайлау» с трансформаторами мощностью 2х40 МВА.

Документы тендера на возведение ПС добыть мне не удалось: на портале госзакупок висит информация о конкурсах не ранее 2016 года.

Но не беда, установить заказчика и поставщика было делом несложным.

Это, соответственно, КГУ «Управление энергетики и коммунального хозяйства г. Алматы» и ТОО «Завод «Электрокабель».

(Про это ТОО и его владельца Тавабира Чикаева я уже писал 17 мая в главе «Золотое дно Кокжайлау»).

Летом 2014 года началось строительство подстанции. 10 августа защитники урочища провели на дне котлована протестный флешмоб (см. фото).

10 августа 2014 года. Флешмоб на дне котлована строящейся подстанции

В 2015-м стройка продолжилась. 11 ноября того года замакима Алматы Р. Тауфиков писал в Минсельхоз:

«Строительство сетей электроснабжения (подстанция 110/10-10 кВ: начато строительство здания, залит фундамент, закуплено оборудование). В 2014 году выделены и освоены средства в размере – 1,3 млрд. тенге. В 2015 году выделено – 2,9 млрд. тенге, освоено 2,8 млрд. тенге».

Я попытался перевести эти суммы в доллары по прыгающему курсу тех лет, получилось более $20 млн.

В 2016 году проект «Кокжайлау» заморозили, в 2017-м из морозилки вынули.

В 2017-2018 гг., по данным гендиректора ТОО «Almaty Mountain Resorts» Наиля Нурова, приведенным в мае этого года, на подстанцию направлено еще 4,3 млрд тенге. Если исходить из прежнего курса 320 тг/$1, это будет около $13,5 млн.

Итого в подстанцию уже закопали свыше $33,5 млн. Напомню, эти деньги Алматинский акимат при Есимове, а позже при Байбеке выделил из городского бюджета, не дожидаясь финансирования из республиканского.

Я публикую здесь снимки ПС, сделанные зимой и летом этого года: по ним видно, что тихой сапой, но стройка идет.

Январь 2018 года. Строящаяся подстанция.

Июнь 2018 года. Строящаяся подстанция

Тут надо заметить, что у этого проекта были свои ТЭО, ОВОС (оценка воздействия на окружающую среду), государственная экологическая экспертиза, ПСД (проектно-сметная документация) – отдельные от тех, что готовятся для проекта курорта.

Менеджер по проектам экологического общества «Зеленое спасение» Светлана Спатарь любезно предоставила мне заключение экспертизы.

Любопытнейший, доложу я вам, документ. Его и почитаем.


ТРОЙНОЙ СТАТУС ОБЪЕКТА


Многим из тех, кто в теме «дела Кокжайлау», я задавал один и тот же вопрос на засыпку: «Подстанция находится на территории Алматинской области или города Алматы?»

Он ставил людей в тупик, они пожимали плечами, но сходились во мнении, что точно на территории Иле-Алатауского нацпарка.

Это хорошо видно и на карте Медеуского филиала ГНПП. Участок, отведенный под курорт «Кокжайлау», представляет собой анклав, со всех сторон окруженный особо охраняемыми природными территориями парка.

Карта Медеуского филиала Иле-Алатауского ГНПП

Честно говоря, я не знаю, входит ли подстанция в те 1002 гектара, выделенные для курорта: землеустроительный проект, призванный, в том числе, установить его точные границы, только-только завершен.

Но даже если не входит, то участок ПС вплотную примыкает к плато: его не миновать, когда спускаешься с поляны в западную сторону, к гостинице «Кумбель». Значит, он в парке.

Ну, а всё-таки: в городе или в области?

Из заключения экспертизы я не получил ответа. Похоже, его не знает наверняка и автор документа – руководитель отдела экологической экспертизы управления природных ресурсов и регулирования природопользования Алматинского областного акимата Е. Байбатыров.

Да сами посмотрите. Путаница начинается с заголовка (см. скриншот 3): «Заключение… на проект ОВОС к рабочему проекту «Строительство электросетей для внешнего электроснабжения горного курорта «Кокжайлау» Карасайского района Алматинской области».

Вот это вот «Карасайского района Алматинской области» к каким словам относится – «рабочий проект» или «горный курорт»?

Переворачиваем страницу (см. скриншот 4): «Участок строительства расположен по адресу: Алматинская область, Карасайский район».

Скриншот 4

Тут же, через три абзаца: «Участок проектируемого горнолыжного курорта «Кокжайлау» находится в границах г. Алматы».

И сразу же: «Общая площадь осваиваемого земельного участка – 2865 га. Месторасположение – Карасайский район Алматинской области».

Ну, вроде бы можно догадаться, что сам курорт относится к городу, а подстанция для него и трассы кабельных линий – к области.

Но что в таком случае здесь делает ГОРОДСКОЕ управление энергетики, заказавшее строительство подстанции и прокладку кабелей на ОБЛАСТНОЙ земле?

Значит, мы вправе считать эти объекты городскими, раз на них пошли деньги из бюджета Алматы.

В итоге получается, что в 2014 году, когда началось строительство подстанции, этот кусок земли имел тройной статус: административно он был в области, в то же время носил гордое звание особо охраняемой природной территории как часть парка, пребывающего в республиканском подчинении, но объект на ней висел на балансе города.


СТРОЙКА БЕЗ ПРАВОВОГО ФУНДАМЕНТА


А теперь – самое интересное.

Капитальное строительство – это, грубо говоря, то, что имеет фундамент.

В национальных парках вести его нельзя: от застройки их земли оберегает статус ООПТ.

В свои очередь, охраняемые природные территории имеют четыре категории:

– заповедного режима,
– экологической стабилизации,
– туристской и рекреационной деятельности,
– ограниченной хозяйственной деятельности.

По данным «Зеленого спасения», последней охвачено 52% территории Иле-Алатауского нацпарка. Под этой деятельностью подразумевается ограниченный выпас скота, сенокос, сбор ягод и грибов, кустарные промыслы, пчеловодство и т. д. (полный список – на скриншоте 5).

Скриншот 5

И никаких фундаментов!

Чтобы что-то капитальное строить на этой земле, нужно лишить ее статуса ООПТ и понизить категорию.

Так и поступили толкатели проекта курорта «Кокжайлау».

2 декабря 2014 года за подписью премьера Карима Масимова вышло постановление правительства №1267 «О переводе отдельных участков земель особо охраняемых природных территорий в земли запаса города Алматы для строительства и функционирования объекта туризма» (скриншот 6).

Скриншот 6

Я неоднократно писал об антиэкологичности и незаконности этого постановления. Но нарушаются даже и такие нормативно-правовые документы.

Итак, 1002 гектара красивейшего урочища Кокжайлау получили самую низкую категорию. «Землями запаса являются все земли, не предоставленные в собственность или землепользование, находящиеся в ведении районных исполнительных органов» (п. 1 ст. 137 Земельного кодекса РК).


КУДА НИ КИНЬ – ВЕЗДЕ КЛИН, БЛИН


Теперь проследим хронологию.

11 февраля 2014 года вынесено заключение экологической экспертизы, «благословляющее» строительство подстанции.

Летом 2014 года роют котлован.

2 декабря 2014 года выходит постановление о переводе урочища в «земли запаса».

Если участок подстанции входит в эти 1002 гектара, то ее строительство, начавшееся ДО выхода постановления, НЕЗАКОННО с первой лопаты вынутого грунта и до сегодняшнего дня.

Ну, а если не входит?

Вы что-нибудь слышали о постановлении правительства, по которому часть территории нацпарка переводится в земли запаса Алматинской области для строительства и функционирования электросетей и подстанции? Я – нет. Оно ни разу нигде не всплывало. Поправьте меня, если ошибаюсь.

А если не было такого постановления, на каком основании строится подстанция? Какие правоустанавливающие документы на землю имеет управление энергетики городского акимата? Оно же не пчелиный домик заказало соорудить. Но, похоже, о «нормативно-правовом обеспечении» строительства (помните те два пункта из Плана развития ГЛК?) совсем забыло.

Возможно, нацпарк заключил с управлением договор аренды на землю. Но имело ли руководство ГНПП на это право – без постановления правительства самовольно изменять статус участка до «неограниченной хозяйственной деятельности»?

Стало быть, и в этом случае строительство подстанции – тоже НЕЗАКОННО.

Куда ни кинь – везде клин, блин.

Кок-Жайляу. Фото: Наталья Ли


ДЛЯ СЛЕДОВАТЕЛЕЙ – НЕПАХАНОЕ ПОЛЕ


Я не так наивен, как мне самому иногда кажется. И не тешу себя иллюзией, что после моего поста начнут ломать подстанцию. Хотя, по-хорошему, стоило бы.

Весь проект «Кокжайлау», с какой стороны его ни копни, давно уже погряз в беззаконии. И я не устаю об этом писать, несмотря на, казалось бы, бессмысленность такого упорства.

Потому что уверен: надо настойчиво показывать, что ОНИ не способны соблюдать даже те кривые законы, которые сами для себя придумали, и постоянно их нарушают.

В жизни всякое бывает. Вдруг в городе появятся здравомыслящие руководители и адекватные законники (например, природоохранный прокурор). И заинтересуются: а что там у нас с «Кокжайлау»? И поймут: для следователей здесь – непаханое поле.

А история с подстанцией стоит для меня особняком. Он представляется краеугольным камнем всего проекта: этот объект первым начали строить, да и без него курорт не заработает.

Кок-Жайляу. Фото: Наталья Ли

Но если порченый камень поставили во главу угла, то есть в основание всего здания, разве оно на нем удержится и не рухнет?

Полностью расследование можно посмотреть на Ливень.Livingasia

Фото: Наталья Ли, Дмитрий Каратеев

Мы продолжаем публиковать расследование известного казахстанского журналиста Вадима Борейко о ситуации, связанной с планируемым строительством на урочище Кок-Жайляу. Предыдущие публикации: часть 1часть 2часть 3часть 4часть 5часть 6часть 7часть 8часть 9часть 10часть 11часть 12часть 13часть 14часть 15часть 16часть 17часть 18часть 19часть 20часть 21часть 22часть 23часть 24 и часть 25.


ЧИТАЙТЕ ПО ТЕМЕ КОКЖАЙЛАУ И ДРУГИХ КУРОРТОВ:


«Генпроектировщик курорта «Кокжайлау» подал в суд на Наиля Нурова», 29 августа
«Жареные кошки Наиля Нурова», 24 августа

«Кто в лес, кто по дрова», 23 августа
«Как избавиться от кармы «терпилы», 18 августа

«Прокрастинация доктора Фауста», 14 августа
«Анархия – мать порядка», 12 августа

«Ржавый гвоздь в крышку репутации», 10 августа
«Рыцари без страха и укропа», 8 августа

«Когда смеются тапочки», 5 августа

«Кому показал FAQ Наиль Нуров», 4 августа

«Презентация профанации», 26 июля

«Mishka, Mishka, где твоё «хаха»?», 20 июля
«Прощай, турист!», 13 июля
«Булат Утемуратов против застройки Кокжайлау», 13 июля.
«Почему Байбек поставил себя не только выше закона, но и выше понятий», 11 июля.
«Нурали Алиев станет казахстанским Ди Каприо?», 5 июля.
«Как украли наши горы», 29 июня.
«Преждевременный тендер», 26 июня
«Байбек проектирует кластер на землях Баталова», 24 июня
«В каком гробу лучше хоронить Кокжайлау», 23 июня.
«Сайт будет называться Kokjailau.kz», 23 июня.
«Где сайт, Наиль Фаридович?», 20 июня.
«Где интуристы, г-н Жайлаубай?», 19 июня.
«Всё распродал проклятый долгоносик!», 16 июня.
«Кошки-мышки акимата», 15 июня.
«Пройти точку невозврата», 15 июня.
«Тайный проект», 14 июня
«Открылась бездна, звезд полна», 12 июня.
«Большой Алматинский Пикник: коготок увяз – всей птичке пропасть», 11 июня.
«Административная рента с небесного пастбища», 3 июня.
«Жайлаубай и Нуров – противники застройки урочища Кокжайлау?», 1 июня.
«Почему я не поверил в души прекрасные порывы Нурова и Жайлаубая», 1 июня.
«Он бы прямо на митингах мог деньги зарабатывать», 31 мая 2018 года.
«Как кормят пресс-завтраками», 22 мая.
«Хоть чучелом, хоть тушкой», 21 мая.
«Persona non grata», 21 мая.
«Золотое дно Кокжайлау», 17 мая.
«Сколько денег уже спалили на Кокжайлау», 16 мая.
«Сколько раз «переобулся» Наиль Нуров», 16 мая.


Об этом тоже важно знать