ОТ КОГО ЗАВИСЯТ НЕЗАВИСИМЫЕ ЭКСПЕРТЫ

405 views

Почему на общественных слушаниях по курорту «Кокжайлау» руководитель управления туризма Максат Кикимов поблагодарил защитников урочища за гражданскую активность, но резко отозвался о московском ученом Александре Хорошеве.


ТО, ЧТО ХОЧЕШЬ, И ТО, ЧТО ДОЛЖЕН


В субботу, 2 ноября, я написал открытое письмо акиму Алматы Бауыржану Байбеку с призывом отказаться от строительства курорта в урочище Кокжайлау «Надеюсь на ваше взвешенное решение». И в том послании отметил, что этот проект начинал не он. Подразумевая при этом: чиновникам часто приходится выполнять чужую волю.

Я им вообще не завидую: ведь это большая редкость и привилегия, когда те вещи, которые хочешь делать, и те, что делать должен, совпадают.

И уже меньше всего в ситуации с Кокжайлау повезло руководителю управления туризма и внешних связей Алматы Максату Кикимову.

Летом подал в отставку его предшественник Ерлан Жайлаубай. Он грамотный и умный человек и, возможно, решил не портить себе реноме участием в сомнительном проекте.

Словом, Максат Сакенович попал на «бал Воланда» с относительного спокойного корабля управления предпринимательства и индустриально-инновационного развития города Алматы.

Я плотно занимаюсь проблемой КЖ с начала этого года, написал более 80 статей (мое расследование можно почитать на сайте «Ливень», перелопатил гигантский пласт информации, чтобы не «плавать» в теме, – и понимаю сейчас, что изучил лишь верхушку айсберга. Кейс «Кокжайлау» – бездонный. В нем столько граней, закоулков, подводных камней и переплетено такое количество взаимоисключающих интересов, что меня как журналиста не может не впечатлять неподдельный драматизм этого сюжета.

Что же говорить о 32-летнем чиновнике-финансисте, которого «бросили на амбразуру» такой коллизии. Можно представить, в перекрестье скольких векторов влияния он попал, возглавив управление, которое является заказчиком строительства курорта.

Наверное, поэтому такой противоречивой показалась мне его речь, открывавшая общественные слушания.

На снимке: Максат Кикимов. Фото: Дмитрий Каратеев


ЛЕГИТИМИЗАЦИЯ «МАРГИНАЛОВ»


Признаюсь, в самом начале выступления Максат Кикимов ошеломил, когда поблагодарил защитников урочища: меня (ставлю себя первым не из присущей мне скромности, а потому что он первым и назвал), Ажар Джандосову, Сергея Куратова, Салтанат Ташимову (причем не забыл и отчества), – за гражданскую активность и переживания за судьбу плато Кокжайлау.

Конечно, это был с его стороны дипломатический ход, ни в коем случае не означающий, что руководитель управления «перешел на другую сторону баррикад». Тем более что он публично поддержал курорт. Да и, в конце концов, заказчиком проекта является управление, которое г-н Кикимов возглавляет.

Максат Сакенович лишь хотел направить дискуссию в конструктивное русло, и она действительно получилась хоть и очень жаркой, но «в рамках».

(А может, он специально указал на тех, кого надо «взять на карандаш». Шутка.)

Тем не менее, риторика в таких делах очень важна, и я не стал бы ее недооценивать.

Ведь что до этого слышали (да и сейчас слышат) в свой адрес защитники КЖ? «Крикуны», «балаболы», «горлопаны», «популисты». Спасибо, что не «экстремисты», хотя не исключаю, что до этого может дойти.

А самые безобидные комплименты, звучавшие из уст директора управляющей компании проекта Наиля Нурова в наш адрес, были такими: «Закрытый клуб пользователей урочища» и «Борейко и Ерекенов – любители похайповать, и нам с ними не о чем говорить».

Де-факто г-н Кикимов официально дезавуировал тренд на маргинализацию активистов, заявленный г-ном Нуровым, и дистанцировался от него. И в то же время легитимизировал сторонников сохранения Кокжайлау как часть общества, чье мнение нельзя игнорировать. Это дорогого стоит.

Впрочем, губораскаточную машинку я не включаю и допускаю, что в один момент всё может перевернуться. Но не будем о грустном.

В целом Максат Кикимов производил достойное впечатление и «держал лицо». Не вмешивался в обсуждение и не спорил с оппонентами, в отличие от г-на Нурова. Попросил модератора Ержана Сулейменова дать мне пять минут для выступления вместо трех. В конце слушаний лично помог подняться на трибуну бабушке, выступавшей против строительства курорта.

Но один пассаж в его речи озадачил меня (да и не меня одного) конкретно.


ОБИДЕЛИ ТАКОГО ХОРОШЕВА ЧЕЛОВЕКА


Максат Кикимов поинтересовался, почему московский ученый Хорошев занимается урочищем Кокжайлау и где он был, когда строились олимпийские объекты в Сочи. Причем фраза прозвучала в формате открытого упрека, если не сказать «наезда», и резко контрастировала с умеренной стилистикой всей речи.

Напомню, Александр Владимирович Хорошев – доктор географических наук, доцент кафедры физической географии и ландшафтоведения географического факультета МГУ имени М. В. Ломоносова, имеет 25-летний опыт в ландшафтоведении, автор десятков научных работ. Профессионально изучил и ОВОС проекта курорта “Кокжайлау” 2014 года, и ПредОВОС 2018-го.

В начале октября он подготовил экспертное заключение по предварительной оценке воздействия на окружающую среду (ПредОВОС) горного курорта «Кокжайлау», которое я опубликовал во вторник, 6 ноября.

В начале прошлого месяца г-н Хорошев дал мне большое интервью, которое я опубликовал в своем фейсбуке тремя частями, и среди прочего говорил о своей работе в Сочи (экологический мониторинг олимпийских объектов) в течение восьми лет. О том, что этот опыт помог ему написать заключение по Кокжайлау.

А вообще этот ученый выступал на моем аккаунте пять раз. В том числе отвечал на заявление г-на Нурова, будто на плато нет тектонического разлома. Хотя в ПредОВОС он указан на карте на странице 38 (см.: по ссылке).

Конечно, Максат Кикимов мог не читать эти главы моего расследования. Но 18 октября Александр Хорошев выступал в Астане на «круглом столе» по проблеме Кокжайлау, где тоже упоминалось о его сочинском опыте, и о том собрании написали многие СМИ.

Вечером в воскресенье я позвонил Александру Владимировичу в Москву и рассказал о слушаниях, заметив, что его имя звучало более чем часто. И, конечно, не преминул процитировать г-на Кикимова.

Г-н Хорошев чрезвычайно удивился и вскоре прислал мне письмо:

«Так и думал: очень удобно, не отвечая по сути, переходить на личности и подменять понятия.

Отправлю свои тексты в акимат (Алматы. – В. Б.) со своей почты.

Вот, кстати, несколько ссылок на мои выступления. Это когда после Олимпиады началась борьба против расширения олимпийского курорта до самых верховьев Мзымты (аппетиты Газпрома, Потанина и пр. сразу после Олимпиады сильно разгорелись). В рамках поручения президента это называлось – мероприятия по минимизации последствий. Вроде бы пока притормозили. Не исключено, что просто нет денег. Но даже в российском законе об ООПТ появилось в 2018 г. про запрет физкультурно-спортивных сооружений в национальных парках. Посмотрим, что будет дальше.
Смотрите по ссылке здесь
Также переходите по этой ссылке
Следите за обновлениями здесь

Во время самого олимпийского проекта мы писали об этом во всех отчетах ежегодно с цифрами (повторюсь: в течение 8 лет. – В. Б.). Кое-что, правда, могли отрезать в оргкомитете Олимпиады или даже выше при формировании окончательных отчетов в МОК, который требует такую работу от каждой страны-организатора. Обычно это контракт с большим университетом.

В оргкомитете самый первый отчет опубликовали даже на своем сайте, а потом пожалели (сами нам сказали), так как на него начали ссылаться. Последующие уже не публиковали. У нас (контракт МГУ) была только работа по оценке воздействия уже проводящихся мероприятий, а не по выбору мест или технологий (т. е. не обычный ОВОС)» (конец письма).


О «НУРОВСКИХ» ИСТОЧНИКАХ ИНФОРМАЦИИ


Я не знаю, сам ли Максат Кикимов писал свою речь или ее ему готовили, но вот что хотел бы отметить.

В ораторском искусстве есть немало приемов манипулирования с целью произвести впечатление на аудиторию. Но желательно всё-таки излагать правдивые факты.

Если, Максат Сакенович, вы сами писали свое вступление, то как журналист позволю себе совет – опираться на проверенные источники информации, а не на «нуровские». Имею тут в виду и один известный портал, и Наиля Фаридовича.

Если же речь вам готовили, то вас крупно подставили.


НЕЗАВИСИМАЯ ЭКСПЕРТИЗА: ОБЪЕКТИВНАЯ ОЦЕНКА ИЛИ ДЕНЬГИ НА ВЕТЕР?


Этот неприятный афронт навел меня на думки о независимой экспертизе.

В самом деле, почему активистам было не обратиться за помощью к российскому специалисту?

Отечественные ученые – люди, во многом зависимые от властей, ибо наука финансируется государством и здесь немало «инструментов влияния».

Когда летом я обратился к профессиональному казахстанскому селевику за комментарием по поводу Кокжайлау, в частности, по воздействию искусственного озера на плато на селевые процессы, он всё подробно рассказал. Но просил не называть его фамилию. Интервью с анонимным спикером я не опубликовал, понимая, что его могут расценить как мои «домыслы». Но впоследствии выводы казахстанского эксперта в главном совпали с хорошевскими.

Так что Александра Владимировича можно считать в полном смысле независимым экспертом: он опытен, квалифицирован, работает в старейшем вузе и никак не связан с нашими внутренними делами.

А «предъявлять» защитникам урочища за то, что он из России, как пытаются некоторые СМИ, – по меньшей мере, странно: глава государства сказал, что у нас с этой страной «эталонные отношения».

Вообще, приглашать для экспертизы иностранных специалистов – это нормально, в порядке вещей. Кстати, так поступили и инициаторы проекта курорта.

Независимая экспертиза технико-экономического обоснования (ТЭО) курорта «Кокжайлау» первоначально не предусматривалась ни техническим заданием, ни договором между управлением туризма и ТОО «Almaty Mountain Resorts».

Однако необходимость в ней срочно и вдруг возникла в апреле этого года, когда подступал первый срок сдачи ТЭО (затем его дважды переносили – вплоть до середины сентября).

Управление туризма объявило конкурс. Была всего лишь одна заявка – от ТОО «ИЛФ Казахстан», дочки австрийской компании ILF. Исполнили формальные тендерные «танцы», и она получила заказ на 44 миллиона тенге. По весеннему курсу, без учета НДС, эта сумма составила ровно 100 тысяч евро.

Для сравнения: стоимость государственной экспертизы ТЭО курорта (без ТЭО подъездной дороги) по калькулятору на сайте gosexpertiza.kz – 3,7 млн тенге. Почти в 12 раз меньше.

Я писал в расследовании, что не так давно ILF возглавлял Андреас Колер. Летом прошлого года он был под судом в США по международному делу о коррупции в Казахстане. Ему икриминировали взятку почти в $2 млн неназванному топ-менеджеру казахстанской нацкомпании в интересах иностранной корпорации. И он дал признательные показания.

Это я к слову вспомнил. Ничего не имею против нынешней ILF. Вся компания не обязана отвечать репутацией за грехи бывшего босса. Точно так же, как Бауыржан Байбек не должен нести карму Виктора Храпунова, хотя разгребать его «наследие» приходится до сих пор.

Но тут вот что интересно. Как можно считать экспертизу ILF «независимой», если ей платит заказчик проекта? Разве можно даже теоретически вообразить, что австрийская компания за 100 тысяч евро предложит «нулевой вариант», то есть отказ от строительства? В лучшем случае придерется к ТЭО по мелочам, чтобы оправдать вложенные деньги.

Так что по факту «независимая» экспертиза ILF дублирует функции экспертизы государственной, работа которой, судя по расценкам, рассматривается как не совсем пустая, но всё же формальность.

И 44 миллиона тенге – это деньги, практически выброшенные на ветер. В то же время акимат пожадничал выделить 40 млн тенге на важную молекулярно-генетическую экспертизу диких яблонь, которые будут вырубать при прокладке дороги на курорт, – на предмет выявления среди них деревьев яблони Сиверса, которая находится в Международном списке краснокнижных растений и охраняется казахстанским законом.

Конечно, проще всех приведенных фактов не замечать, а наехать на Хорошева, детально расписавшего экологические риски, которые несет строительство курорта.


ГОТОВ К ДИАЛОГУ


И всё-таки завершу эту главу на позитивной ноте.

На слушаниях несколько раз звучали предложения создать некую комиссию с участием гражданских активистов, чтобы она следила за соблюдением экологических норм при строительстве.

Если в такую комиссию пригласят меня, я в ней участвовать не собираюсь, потому что иначе это означало бы мой отказ от «нулевого варианта».

Но, раз Максат Кикимов поблагодарил защитников урочища (а среди них и меня, да еще под первым номером) за гражданскую активность, то к диалогу с ним я готов. (Пишу ночью, мнения соратников не знаю, потому говорю только от своего имени.)

По моему мнению, сегодня этот диалог должен быть сфокусирован на двух моментах:

– обязательном приобщении наших экспертных заключений и замечаний к ПредОВОС к документам, которые будут представлены на госэкспертизу, в том числе экологическую,

– скорейшей публикации в открытом доступе всех материалов ТЭО в полном объеме, включая сводный сметный расчет.

Поскольку проект финансируется из городской казны, налогоплательщики имеют право знать, как расходуются их деньги.


ПОДПИСЫВАЙТЕ ПЕТИЦИЮ ПРОТИВ СТРОИТЕЛЬСТВА КУРОРТА «КОКЖАЙЛАУ»:


Свой голос вы можете оставить вот здесь.

Всего за спасение Небесного пастбища проголосовали около 30 тысяч человек. Присоединяйтесь.

Сохраним Кокжайлау вместе!


ПРИМЕЧАНИЯ


Предыдущие главы  расследования можно найти рубрике КОКЖАЙЛЯУ:

часть 1часть 2часть 3часть 4часть 5часть 6часть 7часть 8часть 9часть 10часть 11часть 12часть 13часть 14часть 15часть 16часть 17часть 18часть 19часть 20часть 21часть 22часть 23часть 24часть 25часть 26часть 27часть 28часть 29часть 30часть 31часть 32, часть 33часть 34 , часть 35, часть 36часть 37, часть 38часть 39часть 40,  часть 41, часть 42, часть 43часть 44, часть 45часть 46, часть 47, часть 48 и часть 49.

Фото: Анель Айбасова, Дмитрий Каратеев.

Об этом тоже важно знать