КАК УКРАЛИ НАШИ ГОРЫ

1077 views

В Иле-Алатауском государственном национальном природном парке совершается экоцид


КОКЖАЙЛАУ В КОНТЕКСТЕ ПАРКА


В четверг, 28 июня, в Алматы, в офисе Бюро по правам человека и соблюдения законности, состоялась пресс-конференция экологического общества «Зеленое спасение».

Тема – «Проект ГЛК «Кокжайлау» в свете общей экологической ситуации в Иле-Алатауского национального парка».

Спикеры – руководитель общества Сергей Куратов и менеджер по проектам Светлана Спатарь.

Показанная на прессухе презентация – плод трехлетних трудов. За это время экологи побывали во всех ущельях парка и отсняли массу фотографий, которые лучше тысячи слов демонстрируют катастрофическую ситуацию, сложившуюся на «особо охраняемых» природных территориях (ООПТ) Заилийского Алатау.

Экопарк “Чарын” с юртами, бунгало, кафе и громкой музыкой

Пробка на БАО – как в центре города

Если это правда, то это уголовное преступление


КОНТРОЛЬНЫЙ ПАКЕТ В РУКАХ НЕПРИЯТЕЛЯ


Куратов и Спатарь начали пресс-конференцию с разговора о законодательной базе.
На страже природы вроде бы должен стоять закон об ООПТ, принятый в 2006 году. Но за 12 лет в него просочилось 16 поправок, которые превратили природоохранный документ в антиэкологичный акт.

Спикеры перечислили эти законодательные пробоины.

1. Пункт 2 статьи 23 разрешает переводить ООПТ в «земли запаса» населенных пунктов. Причем это касается и участков, включенных в Список Всемирного наследия ЮНЕСКО. Эта поправка, кстати, и позволила отрезать у Иле-Алатауского парка 1002 гектара урочища Кокжайлау.

2. Ограниченную хозяйственную деятельность на площадях нацпарков благословляет статья 47. Когда вы посмотрите снимки, то убедитесь, что, несмотря на «ограниченность деятельности», доступ к ней – неограниченный.

Скот в нацпарке пасется везде. Большое Алматинское ущелье

3. Статья 46-1 дает карт-бланш на строительство в нацпарках туристических объектов.

4. Пункт 2 статьи 46 открывает широкие возможности для узкого круга ограниченных людей арендовать особо охраняемые земли на срок до 49 лет. Фактически это приватизация, частная собственность.
5.Закон совершенно не предусматривает институт рейнджеров.

В результате такой «законодательной защиты» в 2018 году, по данным руководства самого парка, 52,8% его площади в 198 тысяч 669 гектаров было поражено «ограниченной хозяйственной деятельностью». Вдумайтесь – больше половины! Контрольный пакет наших общих гор уже находится в руках частников и работает на чей-то карман.


КТО КРАЙНИЙ


Главные проблемы нацпарка сегодня такие:
– Захват земель.
– Заброшенные руины.
– Препятствия для туристов: шлагбаумы, заборы, колючая проволока.
– Мусорные свалки.
– Загрязнение водоемов.
– Выпас скота.
– Незаконное строительство.

Доступ 80 уровня

Сергей Куратов говорит, что легче всего решается вопрос свалок. Сигнал – мусорную кучу убрали – виновных наказали. Причем, как отмечает Сергей Георгиевич, обычно под раздачу попадают сотрудники парка. И ни разу не было, чтобы привлекли тех, кто эти помойки устроил.


КРЕСТОВЫЙ ИНТЕРЕС ВЕРХНЕЙ ТУНДРЫ


«Зеленое спасение» называет причины планомерного уничтожения парка:

1. Отсутствие экологической политики в стране. Я бы сказал иначе: политика есть, но она АНТИэкологическая. В обществе, где на всех уровнях главной ценностью считаются деньги, их разработке и добыче подчинено всё. Включая национальное достояние. То есть природу.

2. Несовершенство законодательства. Разработка Экологического кодекса только еще идет. «Несовершенство» – это очень мягко сказано. Не думаю, что законодательство у нас несовершенное: оно намеренно такое кривое. Ибо поправки к закону (например, об отводе ООПТ в «земли запаса») принимаются под конкретный «крестовый интерес» обитателей «верхней тундры».

3. Вмешательство исполнительных органов в деятельность парка. Скажем, Иле-Алатауский расположен на территории Алматы и области. Но Алматинский акимат считает: раз часть парка расположена в черте города, то этой частью можно распоряжаться как своей. Между тем, это широко распространенное, но заблуждение. Пункт 6 статьи 108 Земельного кодекса прямо говорит: «Включение земельных участков в черту города, поселка, села не влечет прекращения права собственности или права землепользования на эти участки».

Ущелье Алмаарасан, доступ в которое перекрыт частниками

4. Общественность отстранена от решения экологических вопросов в парке.


FINGER-POINTING


Спикеры не назвали ни одной фамилии. Возможно, перед ними и не стояла такая задача – искать конкретных виновников катастрофического положения в нацпарке.

Но я не премину по старой невежливой журналистской привычке показать пальцем.

Иле-Алатауский национальный парк подведомствен Комитету лесного хозяйства и растительного мира. Сам комитет входит в Минсельхоз РК. Министром сельского хозяйства, а по совместительству вице-премьером является Умирзак Естаевич Шукеев. Великий трансформатор, приватизатор, оптимизатор и самрук-казынист.
Понятно, что безобразия в парке начались не при нем: он сел в новое кресло лишь в конце 2017-го. Но за полгода можно было что-то сделать. Впрочем, сделали. Недавно стали брать деньги за фотосъемку на особо охраняемых территориях. А в остальном, говорят экологи, ситуация лишь усугубляется.


В ИЛЕ-АЛАТАУСКОМ ПАРКЕ СОВЕРШАЕТСЯ ЭКОЦИД


«Зеленое спасение» приходит к неутешительным выводам:

1.В свете общего критического состояния экологических систем Иле-Алатауского ГНПП расширение хозяйственной деятельности на его территории и в охранной зоне, в частности, строительство ГЛК «Кокжайлау», НЕДОПУСТИМО. Между тем, «нулевой вариант», то есть отказ от капитальной стройки, акимат даже не рассматривает. А вместо этого планомерно засаживает в урочище всё новые деньги, чтобы навязать обществу мысль: строительство неизбежно. И подменяет повестку дискуссии: не «быть или не быть курорту?», а «плох проект или хорош?»

Кто открывает шлагбаум на Кокжайлау для мотоциклистов и квадроциклов? Нацпарк говорит: урочище уже не наше. Город говорит: еще нет землеустроительного проекта по КЖ. Безвременье – лучшее время для тех, у кого в руках шлагбаум

2. Массовое уничтожение растительного и животного мира, отравление атмосферы, земельных и водных ресурсов, совершение действий, вызвавших экологические бедствия и чрезвычайную экологическую ситуацию, в ходе мониторинга было зафиксировано «Зеленым спасением».

3. Согласно статье 169 УК РК, все эти действия классифицируются как преступление против мира и безопасности. А именно – ЭКОЦИД.


ЧТО ДЕЛАТЬ?


Экологическое общество выдвигает конкретные предложения:

1.Ужесточить природоохранное законодательство РК и привести его в соответствие с требованиями международных конвенций.
2. Придать особый статус ООПТ, включенным в предварительный перечень и в Список всемирного наследия ЮНЕСКО, и другим территориям, на которые распространяется действия международных соглашений.
3. Положить конец вмешательству органов власти в деятельность национальных парков.
4. Запретить предоставление участков национальных парков в долгосрочное пользование (аренду).
5. Вывести из границ ООПТ республиканского значения всех сторонних земельных собственников.
6. Запретить перевод ООПТ из категории «земли ООПТ» в категорию «земли запаса».
7. Запретить капитальное строительство в заповедниках и национальных парках, кроме необходимого для функционирования ООПТ.
8. Организовать специальную службу рейнджеров.

Озеро Иссык. Для многих это единственный способ оставить о себе память


ОБВИНИТЕЛЬНЫЙ ПРИГОВОР


Мощный документ эта презентация. Звучит как обвинительный приговор всем временщикам, которые живут одним днем и воруют природу (а значит, здоровье и будущее) не только у нас с вами, но и у своих детей и внуков.
Впрочем, большинству покажется, что этот приговор никогда не будет приведен в исполнение: слишком многие корыстные интересы замешаны в этом тесте.

Но идеалисты – страшные люди (по себе знаю). Они ставят перед собой невыполнимые цели (а только такие и надо ставить). Не рассчитывают на успех «здесь и сейчас». Упрямо долбят в одну точку. И часто добиваются своего.
Сознание собственной правоты; твердые принципы; понимание, что важен не только результат, но и усилия, умение выстоять под давлением обстоятельств – серьезные аргументы. Против них иногда пасуют даже очень большие люди с очень большими деньгами.

Каскеленское ущелье

(Продолжение следует.)

Автор: Вадим Борейко

В статье использовались фотографии: И.Курьяновой, Н.Медведевой, Р.Насырова, С.Спатарь


Мы продолжаем публиковать расследование известного казахстанского журналиста Вадима Борейко о ситуации, связанной с планируемым строительством на урочище Кок-Жайляу. Предыдущие публикации: часть 1, часть 2, часть 3, часть 4, часть 5, часть 6 ,часть 7 ,часть 8, часть 9, часть 10, часть 11 и часть 12.


ЧИТАЙТЕ ПО ТЕМЕ КОКЖАЙЛАУ И ДРУГИХ КУРОРТОВ:


«Преждевременный тендер», 26 июня
«Байбек проектирует кластер на землях Баталова», 24 июня
«В каком гробу лучше хоронить Кокжайлау», 23 июня.
«Сайт будет называться Kokjailau.kz», 23 июня.
«Где сайт, Наиль Фаридович?», 20 июня.
«Где интуристы, г-н Жайлаубай?», 19 июня.
«Всё распродал проклятый долгоносик!», 16 июня.
«Кошки-мышки акимата», 15 июня.
«Пройти точку невозврата», 15 июня.
«Тайный проект», 14 июня
«Открылась бездна, звезд полна», 12 июня.
«Большой Алматинский Пикник: коготок увяз – всей птичке пропасть», 11 июня.
«Административная рента с небесного пастбища», 3 июня.
«Жайлаубай и Нуров – противники застройки урочища Кокжайлау?», 1 июня.
«Почему я не поверил в души прекрасные порывы Нурова и Жайлаубая», 1 июня.
«Он бы прямо на митингах мог деньги зарабатывать», 31 мая 2018 года.
«Как кормят пресс-завтраками», 22 мая.
«Хоть чучелом, хоть тушкой», 21 мая.
«Persona non grata», 21 мая.
«Золотое дно Кокжайлау», 17 мая.
«Сколько денег уже спалили на Кокжайлау», 16 мая.
«Сколько раз «переобулся» Наиль Нуров», 16 мая.

Об этом тоже важно знать