ИЗ КАКОГО ИСТОЧНИКА БУДУТ ФИНАНСИРОВАТЬ СТРОИТЕЛЬСТВО КУРОРТА?

489 views

Если стройку курорта «Кокжайлау» будут финансировать из городского бюджета, то каждому жителю Алматы, от грудного младенца до почтенного старца, он обойдется в сумму от 100 до 130 долларов. А потом они будут за него регулярно доплачивать


ЯКОРЬ НА ШЕЕ


Продолжаю задавать акиму Алматы Бауыржану Байбеку вопросы, ответы на которые общественность не получила ни до общественных слушаний, ни в ходе их, ни после.

Первым вопросом был такой: что будет с землей урочища через 5 лет?

Вопрос второй: из какого источника собираются финансировать строительство курорта?

Целый год я внимательно слежу за информационным шумом вокруг проекта. Тема финансирования не поднималась даже на общественных слушаниях. И (если я ничего важного не пропустил) единственным человеком, который за это время более или менее подробно попытался ответить на поставленный вопрос, был гендиректор ТОО «Almaty Mountain Resorts» Наиль Нуров.

Сделал он это на пресс-завтраке 21 мая с. г. в алматинском MyCafe.

Вот диктофонная расшифровка его слов:

«Я уже говорил о возможной модели финансирования проекта. Сегодня, с учетом опять-таки тех рекомендаций, того, что сегодня происходит на рынке туристских (конкретно – горнолыжных) услуг, мы видим, что всё-таки государство не должно терять нити управления проектом, тем более если он заявляет себя как «социальный». Поэтому сегодня мы всё-таки рассматриваем основной источник финансирования строительства курорта – местный и республиканский бюджет.

 

Тем не менее, мы не закрываем двери для инвесторов, мы не говорим, что это бюджетный проект. Но, тем не менее, в качестве фаворита мы рассматриваем сегодня модель, при которой мы построим основные инженерные локации, в том числе гостиницы, рестораны. Но в черновой отделке, и готовы будем это на аукционе отдать на управление бизнесу. Таким образом, мы считаем, мы сможем более эффективно управлять курортом» (конец цитаты).

Проект «Кокжайлау» не раз называли «якорным». Но о «якорном инвесторе» (Anchor Investor) среди отечественных или зарубежных компаний до сих пор ничего не слышно. И, несмотря на желание акимата построить курорт на базе государственно-частного партнерства (ГЧП), «якорь расходов» пока висит на шее государства. Как мне удалось узнать, в ТЭО в качестве источника финансирования всё ещё значится бюджет.


ЧЬЯ НОША ТЯЖЕЛЕЕ?


Но вот какой бюджет – местный или республиканский? Нуров сказал, что и тот и другой. Однако в каких долях бремя финансирования ляжет на город и республику, чья ноша будет тяжелее – непонятно. Возможно, этого пока не знают и в акимате. По крайней мере, нам об этом не говорят.

9 ноября в Петропавловске, на форуме межрегионального сотрудничества Казахстана и России, аким Байбек сказал, что курорт будет построен в Алматы, представил проект президентам Назарбаеву и Путину и пообещал:

«До конца года совместно с французской компанией будет завершён бизнес-план».

А в этом документе источник финансирования должен быть указан обязательно. Осталось меньше месяца. Подождем.

Тем временем 27 ноября на Гражданском форуме в Астане завотделом внутренней политики Администрации президента Аида Балаева ясно дала понять, что Бауыржан Байбек «и жить торопится, и чувствовать спешит».

«Конкретного решения, будет ли осуществляться проект «Кокжайлау», еще нет», – заявила она.

Ее слова могут говорить и о том, что «на самом верху» нет единодушного мнения как по самому курорту, так и по финансированию его строительства.


РИСКОВАННАЯ СТАВКА


А пока траблшутеры решают, мы порассуждаем на тему: «Где деньги, Зин?»

На республиканском бюджете лоббисты курорта однажды уже обожглись: старый проект «Кокжайлау» не попал в бюджетную заявку на 2016 год, и его приостановили на два года.

Не исключаю, что «заморозка» случилась вследствие предложения президента «экономить на мегапроектах», которое он высказал 11 февраля 2015 года на расширенном заседании правительства в Акорде:

«Вот, например, наши расходы: для поддержки банков – 500 млрд тенге, зимняя Универсиада – 100 млрд тенге, метро, вторая очередь – 227 млрд тенге. Может, нам надо подождать кое в чем? Потом продолжим? Что-то, чтобы не останавливать стройку (метро в Алматы), сохранить?»

Казахстанская казна критически зависит от мировых цен на баррель, а конъюнктура на нефтяном рынке сложилась в то время аховая. В 2014 году цены на нефть марки Brent рухнули с $107,94 до $55,27, а в 2015-м – с $55,38 до $36,61 (данные из книги Олега Червинского «Черная кровь Казахстана»). Падение за два года в три раза!

Сейчас ситуация с нефтью в мире тоже не очень благоприятная. Вечером в понедельник баррель Brent торговался по $61,91. Эксперты международной брокерской компании «Альпари» писали 3 декабря:

«Мы остаемся фундаментальными «медведями». Рост стоимости денег и обвал на американском рынке акций сделают свое дело. Не сильно удивимся уровню $30-35 за баррель в следующем году».

Начало строительства курорта запланировано на 2022 год. Какими тогда будут цены на нефть при такой волатильности – бог весть, их никто не может предсказать.

Поэтому уповать на республиканский бюджет толкачам проекта не с руки. Разве что денежную подпитку курорта «Кокжайлау» включат в общее финансирование горного кластера, мастер-план которого презентовали в июле в акимате.


ЦЕНА ТОЧКИ НЕВОЗВРАТА


Не полагаясь на щедрость всеказахстанских закромов, алматинские власти в ожидании «большого кэша» делают всё возможное, чтобы проект прошел «точку невозврата» (point of no return), стал необратимым. И тратят на него деньги из городского бюджета.

В 2014-2015 гг. ушло 8 млрд 68 тыс. тенге: на ТЭО, ПСД, подстанцию, канализацию, газовые сети. В 2017-2018 гг. – еще 4,3 млрд на подстанцию, 214 млн 714 тыс. на новые ТЭО курорта и подъездной дороги, 44 млн на независимую экспертизу.

Допускаю, что расходы на проектные и изыскательские работы, а также на госэкспертизу в размере около 2 млрд тенге в 2019-2020 гг. городской бюджет тоже потянет.

Но смета строительства в 85,6 млрд тенге – серьезный удар по казне мегаполиса (бюджет-2018 равен 527 млрд тенге). Даже если ее рассредоточить на 2-3 года, всё равно придется «подвинуть» финансирование по-настоящему социально значимых объектов – метро, например.


КТО ОТКРОЕТ ЗАКРОМА?


Впрочем, есть варианты.

Скажем, транш из Национального фонда. Если уж оттуда подают на бедность коммерческим банкам, отчего бы не помочь развлекательному проекту? Тем более о том, что это «фонд будущих поколений», уже никто не вспоминает.

Еще один шанс – заём у международных финансовых организаций. Но поведутся ли Всемирный банк, ЕБРР, Азиатский банк развития на наши мантры о том, что курорт нужен позарез и без него белый свет не мил, и откроют свои закрома – большой вопрос. Даже если согласятся кредитовать, всё равно этот долг потом отдавать, еще и с процентами.


КТО СКАЗАЛ ПРО 90 ТЕНГЕ


Сводный сметный расчет проектирования и строительства курорта – 89,5 млрд тенге.

Но сегодня никто не говорит про операционные расходы.

А по оценке активиста Дмитрий Жуков (Dmitry Zhukov), «для покрытия 89,5 млрд тенге при средней цене билета 5 тысяч тенге (то есть без обещанных акиматом социальных скидок), надо будет продать 18 миллионов билетов и не понести никаких операционных затрат. Последнее, разумеется, невозможно: эти затраты будут составлять от 30% до 100% цены билета (на канатную дорогу «Медео – Кокжайлау». – В. Б.) и выше, в зависимости от наполняемости курорта».

Дмитрий предполагает цену билета в 5000 тенге. Но с учетом того, что курорт планируют запустить через 5 лет, но никто не знает, какой будет инфляция, а билет на Шымбулак уже стоит 4000 тенге, – эти «пять штук» выглядят сегодня, мягко говоря, чересчур оптимистично.

Однако нынче в СМИ и соцсетях гуляет совсем уж фанатическая цифра. И запустил ее ровно месяц назад, 4 ноября, в своем докладе на общественных слушаниях главный эколог проекта Ахан Омирбек:

«Я 68 лет в Алматы и ни разу не катался на курорте Шымбулак, потому что там дорого. А за 90 тенге поеду на Кокжайлау вместе с семьей, и я смогу на своих лыжах покататься»

(см. скриншот 1 и страницу 143 протокола).

Это смелое заявление не осталось незамеченным. Архитектор Алтынай Иманбекова спросила:

«Кто-то из докладчиков сказал, что цена на канатную дорогу будет 90 тенге, то есть это меньше, чем проездной в автобусе. Откуда эти цифры и, вообще, откуда они взялись и как вы
их вывели? Может быть, вы их с потолка взяли?»

(см. скриншот 2 и сстраницу 34 протокола).

Скриншот 2. Цитата из протокола общественных слушаниях по ПредОВОС строительства курорта “Кокжайлау” 4 ноября.

А вот Наиль Нуров, очевидно, не расслышал своего коллегу по консорциуму (а может, взревновал, что у него появился достойный конкурент по части «цифр с потолка»):

«Касательно вопроса про ценовую политику, где вы прочитали это, увидели эту цифру в 90 тенге? Я поправлю. Сегодня, на этом этапе, мы не обсуждаем ценовую политику, это всего лишь ПредОВОС. Единственное, что я могу сказать, что курорт «Кокжайлау» изначально позиционировался и продолжает позиционироваться как СОЦИАЛЬНЫЙ (выделено мной. – В. Б.). И, отвечая на вопрос девушки: однозначно цены на «Кокжайлау» будут ниже, чем на «Шымбулаке», несравненно ниже»

(см. с. 35 протокола).

Скриншот 3. Цитата из протокола общественных слушаниях по ПредОВОС строительства курорта “Кокжайлау” 4 ноября.


ЧЕМОДАН БЕЗ РУЧКИ


Наиль Фаридович в утекающем году употреблял термин «социальный проект» отважно и часто. И я спрашивал себя: а отдает ли он себе отчет, что тем самым возлагает на акимат неснимаемую ответственность за доступность цен на билеты?

А если они будут «несравненно ниже», чем на Шымбулаке, это означает, что акимат однозначно должен дотировать билеты на канатку.

Но поскольку продажа билетов на гондольную трассу рассматривалась как главная статья доходов от курорта, при таком раскладе она грозит превратиться в основной источник операционных затрат.

А после того, как в плато закопают десятки миллиардов тенге, курорт будет продолжать сосать дотации из бюджета на проезд посетителей. И превратится в «чемодан без ручки»: и носить неудобно, и бросить жалко.


ПОНТ ДЛЯ БУДУЩИХ ПОКОЛЕНИЙ


… По данным на 1 февраля 2018 года, население Алматы составляло 1,8 млн человек. Мегаполис является ядром агломерации с населением 2,46 млн.

Если все-таки стройку будут финансировать из городского бюджета, то, разделив смету проекта в 89,5 млрд тенге (по курсу порядка $240 млн) на всех алматинцев, получим, что каждому – от грудного младенца до почтенного старца – курорт «Кокжайлау» обойдется в сумму от 100 до 130 долларов.

А потом им еще придется отдавать деньги за билет на плато плюс дотировать его через налоги.

Вот такой замечательный социальный проект под названием «Понт для будущих поколений».

Фото: Олжас Омаров


ГДЕ ПОДПИСАТЬ ПЕТИЦИЮ ПРОТИВ СТРОИТЕЛЬСТВА КУРОРТА «КОКЖАЙЛАУ»?


Свой голос вы можете оставить вот здесь.

Число проголосовавших преодолело отметку 32 тысячи. И это не считая нескольких тысяч тех, кто оставил свою подпись в подписных листах.

Присоединяйтесь. Сохраним Кокжайлау вместе!

Все новости узнавайте на странице «Сохраним Кок-Жайляу» в фейсбуке.


ПРИМЕЧАНИЕ


Все главы моего расследования можно найти на сайтах «Ливень», в разделе «Кок-Жайляу»


ЧИТАЙТЕ ПО ТЕМЕ:


«Кокжайлау: вопросы на засыпку. Часть 1», 1 декабря

Об этом тоже важно знать