«КОК-ЖАЙЛЯУ»: НЕБЫЛИЦЫ И ФАКТЫ

191 views

В связи с оживлением темы курорта «Кок-Жайляу» вновь всплыли как старые конспирологические теории и многозначительные домыслы, так и совсем новые небылицы и обычное непонимание. Не буду всё это повторять. Изложу историю вопроса в фактах.


Постараюсь максимально покороче.

С начала прошлого года я приступил к исследованию темы КЖ и написал примерно 160 статей, основанных на документах. Подчеркиваю: больших статей, а не постов. Это я к тому, что перелопатил массу информации и за достоверными сведениями ко мне можно обращаться, если, конечно, они интересуют. Хотя, само собой, многого я не знаю. Например, кто главный интересант курорта. Слухов ходит много, но я на них никогда не опираюсь.

Первым объявил о курорте КЖ в феврале 2012 министр по инвестициям и развитию Исекешев. Он назвал и бюджет: 112 млрд тенге, или, по тому курсу, 750 млн долларов.

Началась разработка ТЭО, затем ПСД. То есть начинал проект Есимов как аким Алматы.

Само урочище в то время входило в состав Иле-Алатауского нацпарка и имело статус ООПТ, но административно относилось к Карасайскому району Алматинской области.

2 декабря 2014 постановлением правительства 1002 га плато, или урочища, Кок-Жайляу переведены в категорию «земли запаса» города Алматы для строительства курорта.

В середине осени 2015 – уже при Байбеке! – проект был заморожен. По экономическим причинам (в тот год была девальвация, а цена на нефть упала в полтора раза), хотя противостояние активистов я бы тоже не сбрасывал со счетов.

9 ноября 2017 всё тот же Байбек объявил в Астане (!) о том, что проект КЖ разморожен, но оптимизирован: смета уменьшилась до примерно $240 млн. За день до этого

За 2018 противодействие застройке плато приобрело массовый характер, а сам проект – необратимо дурную славу.

Утром 8 апреля 2019 Байбек объявил на общественном совете, что решил отложить проект КЖ «на 3-5 лет». В тот же день Токаев поддержал это решение, но заметил, что оно было принято по его, президента, рекомендации. Иначе говоря, инициатор – Касым-Жомарт Кемелевич, а не Байбек.

Таким образом, экс-аким дважды замораживал проект и один раз размораживал. Очевидно, что он выполнял при этом чужую волю, но топил за курорт искренне.

Большое заблуждение говорить, что Токаев «поставил в этом вопросе точку». Ничего он не поставил: это было половинчатое решение, продиктованное политической конъюнктурой. Тем более что на следующий день, 9 апреля 2019, он объявил о внеочередных выборах.

«Поставить точку» – это закрыть проект навсегда. А этого сделано не было.

Тем не менее, защитники КЖ радовались, так как 3-5 лет – серьезный выигрыш во времени.

Почти через два месяца, 31 мая 2019 вышло постановление правительства, подписанное Маминым. Оно утверждало госпрограмму развития туризма.

И в нем было написано: строительство курорта КЖ – 2020-2025 годы. Как и планировалось ранее, в прошлом году.

Проект госпрограммы висел на сайте МКС с конца октября прошлого года, но после 8 апреля никто не догадался привести эту графу в соответствие с поручением президента.

И получился явный игнор рекомендации Токаева. А изменить госпрограмму, подписанную премьером, в части КЖ не может ни аким, ни министр – только он сам.

Вообще же, в апреле работы по КЖ были приостановлены. ТЭО до сих пор не сдано на экспертизу. Договоры между управлением туризмом и нацпарком об аренде нескольких участков подписаны не были.

Снова замерло всё до рассвета. Кроме подстанции: она продолжает строиться.

Если будут дополнительные вопросы, готов ответить.


Фото Дмитрия Каратеева


 

Об этом тоже важно знать