Владимир Сливяк: «Атомная энергетика контрпродуктивна»

2047 просмотров
человек

На вопросы нашего корреспондента отвечает экоактивист, эксперт по атомной энергетике Владимир Сливяк.

Владимир является сопредседателем НКО «Экозащита», лауреатом международной премии The Right Livelihood Award («За правильный образ жизни») и вот уже более 25 лет борется с проблемой загрязнения окружающей среды, выступает против ввоза ядерных отходов и строительства АЭС по всему миру, поэтому нам было интересно узнать его мнение о строительстве АЭС как по всему миру, так и в нашем регионе.


— Владимир, чего можно ожидать от саммита по атомной энергии, который пройдет в 21-22 марта этого года в Брюсселе? По словам гендиректора МАГАТЭ Рафаэль Гросси, «саммит подчеркнет новый импульс развития атомной энергетики, а также станет форумом высокого уровня для демонстрации решений проблем, с которыми сталкивается отрасль, чтобы полностью реализовать свой потенциал, в том числе с промышленной точки зрения».

человек— На саммите по атомной энергии, который пройдет в Бельгии в конце марта, будет много разговоров о пользе атомной энергии, но вряд ли там будут какие-то серьезные решения. И, конечно, там не будут говорить о том, что это крайне дорогая энергия.  Или о том, что атомная энергетика показала свою ненадежность. В прошлом году во Франции из-за обнаруженных дефектов долгое время были отключены около половины реакторов. Тогда пришлось компенсировать, покупая энергию от возобновляемых источников из Германии, которая отказалась от АЭС и развивается в области «зеленой» энергетики опережающими темпами.

Вероятно, по итогам этой встречи будет принята какая-то декларация, где в очередной раз будут просить инвесторов (в первую очередь, частных) вкладывать деньги. Потому что у государств, как мы видим, денег на такую дорогую энергию не хватает. На КС 28 [28 Конференция сторон по вопросам изменения климата – замеч. ред.] в Дубаи уже была подобная декларация со стороны чуть более 20 стран с призывом к банкам и частным инвесторам. И в Брюсселе сейчас заявлено участие глав около 30 стран, можно предположить, что это примерно те же страны с примерно теми же пожеланиями.

— Да, 22 страны на КС 28 вышли с заявлением увеличить в три раза долю АЭС к 2050 году, тем самым встроив АЭС в энергетический переход. Как относиться к этому заявлению?

— Дело в том, что частные инвесторы на Западе, в руках которых сосредоточено больше всего денег, атомную энергетику не любят. И не просто так, а по очень веский причинам – это и дороговизна, и ненадежность, и аварии, и ядерные отходы, которые будут опасны многие тысячи лет. Да и с точки зрения борьбы с изменением климата АЭС не выдерживают критики – чем больше экстремальных природных явлений из-за изменения климата (ураганы, засухи, жара, наводнения и многое другое), тем больше риск новых аварий. Не нужно забывать и о том, что АЭС – крупные потребители воды, а ее в будущем будет очень не хватать.

И главный вопрос здесь, зачем инвесторам вкладываться в дорогой и ненадежный источник энергии, если есть возобновляемая энергетика, которая не потребляет столько ресурсов, не подвержена рискам вроде ядерных аварий и которая многие годы подряд демонстрирует огромный рост по всему миру. Сегодня это уже более 10 процентов всей электроэнергии в мире и прогнозируется ее дальнейший быстрый рост, хотя масштабное развитие возобновляемой энергетики началось пару десятилетий назад. На контрасте, доля атомной энергетики после 70-летнего развития упала ниже 10 процентов и будет падать дальше, потому что большинство реакторов в мире построены очень давно, и скоро их нужно выводить из эксплуатации.люди

Сейчас не строится даже такое количества АЭС, которое позволит заменить старые, не говоря уже о каком-то росте. Кто в здравом уме будет вкладывать свои деньги в это? Давайте посмотрим, что произошло на КС 28 в Дубаи: немногим более 20 стран подписали декларацию о том, чтобы утроить долю атомной энергии к 2050 году, а около 120 стран подписали декларацию о том, чтобы утроить долю возобновляемой энергии к 2030 году, то есть через шесть лет. Понятно за какими технологиями будущее, а какие медленно умирают. Конечно, будут попытки спасти умирающих – это огромная индустрия, связанная с ядерным оружием. Людям в этой индустрии хочется вкусно есть, ездить на дорогих машинах и покупать большие дома у моря, поэтому они будут бороться за свое будущее. Но это не должно заслонять реальность, в которой четко видно, за кем будущее, а чье время ушло.

— Как можно прокомментировать тот факт, что общественность по всему миру против АЭС, а политики все равно за АЭС? С чем это связано?

— Безусловно, общественность во многих странах относится к атомной энергии настороженно. Мало кому хочется жить возле могильника ядерных отходов или возле реактора, который может взорваться или испустить из себя струю радиоактивных выбросов. И, если Чернобыль случился в 1986 году, и не все это помнят, но авария на Фукусиме в Японии была 13 лет назад, не так уж давно. А еще была крупная утечка радиации и угроза взрыва на реакторе в 1979 году в США, что привело к резкому падению интереса американских инвесторов к атомной энергетике.

Были и другие крупные аварии в атомной энергетике по всему миру, о которых просто меньше информации. Несмотря на опасность и дороговизну, политики в некоторых странах продолжают поддерживать атомную энергетику, и это связано с тем, что за 70 лет развития у атомных корпораций появилось много лоббистов во власти. Большую роль играет неразрывная связь так называемой мирной атомной энергетики с ядерным оружием.

Но ситуация разная для авторитарных и демократических стран. Для авторитарных лидеров в развивающихся странах атомная энергетика – это вопрос престижа и потенциального доступа к ядерному оружию, а в таких странах, как Россия, это еще и вопрос геополитики, создания зависимости других стран от своих ресурсов и технологий. Поэтому в авторитарных странах атомную промышленность щедро финансируют, не считаясь с большими затратами, даже если в стране бедствуют учителя и врачи. На Западе ситуация другая, там атомная промышленность вынуждена существовать в условиях рынка, а значит должна зарабатывать, что сложно, когда речь идет о дорогом источнике энергии. Поэтому западные компании стараются выбивать субсидии и гонятся за новыми контрактами в любых странах – это позволяет держаться на плаву. И сейчас это оживление на Западе по поводу очередного «атомного ренессанса» не более чем очередная попытка добыть денег и продлить свое существование. Все озабочены изменением климата и, если убедить политиков, что АЭС для этого полезны, то есть шанс получить новые деньги, чтобы не закрыться, как в Германии.

люди

Но правда в том, что атомная энергетика не просто бесполезна для целей предотвращения изменения климата, но и контрпродуктивна, потому что отвлекает деньги, которые нужны для развития возобновляемой энергетики. И на Западе, и на Востоке есть политики, для которых интересы обычных людей значат намного меньше, чем интересы крупной промышленности. В таких местах люди обычно вынуждены жить в загрязненной окружающей среде и расплачиваться своим здоровьем. При этом речь ведь не идет о том, что не будет энергии, речь идет о том, что прогресс не стоит на месте и появляются новые технологии, которые позволяют добывать чистую энергию и значительно снижать риски. Мы решаем не вопрос, будет или нет у нас энергия. Мы решаем вопрос, каким образом ее производить и какие будут последствия для населения.

— Может ли Государственная корпорация по атомной энергии «Росатом»  попасть под санкции? Ведь скорее всего в нашей стране атомную электростанцию (если итоги референдума будут за АЭС) собирается строить именно «Росатом». Насколько Казахстан рискует в этом случае?

— Санкции против «Росатома» или его подразделений ввели несколько стран. Например, Великобритания, Украина, Канада и США. Однако объем этих санкций небольшой и пока не оказывает сильного влияния на госкорпорацию «Росатом». Это связано с тем, что несколько стран ЕС пока не могут заменить ядерное топливо из России. Вместе с этим работа в этом направлении развернута с позапрошлого года и можно ожидать, что санкции со стороны ЕС (а также более «сильные» санкции со стороны США и Великобритании) появятся, как только удастся решить вопрос с зависимостью от топлива. Это займет 3-4 года, но теоретически может случиться и быстрее.

В прошлом году страны «Большой семерки» (G7) договорились совместно работать над тем, чтобы вытеснить российские ядерные услуги с мирового рынка. И мы видим признаки того, что в «Росатоме» понимают эту ситуацию и пытаются к ней готовиться.

Когда появятся серьезные санкции, это окажет большое влияние на «Росатом», прежде всего, в иностранных проектах, связанных со строительством АЭС. И, если в числе таких проектов окажется Казахстан, могут возникнуть трудности. Это может коснуться банковских расчетов, производства и поставок оборудования или топлива, участия западных компаний в проектах «Росатома» (ни один из зарубежных проектов «Росатома» в наше время не осуществляется без иностранных поставщиков оборудования). Серьезные санкции будут означать давление на всех, кто будет сотрудничать с «Росатомом» и, скорее всего, приведет к прекращению сотрудничества. В такой ситуации какие-то зарубежные проекты будут сильно дорожать и опаздывать (скажем, 20 лет вместо 10), а какие-то будут свернуты. Подписываться сейчас на будущие проекты с «Росатомом» – это, конечно, значительный риск для любой страны.

И даже если проект не будет остановлен, он точно подорожает в случае санкций в 2-3 раза.

Помимо того, что сделка с «Росатомом» означает усиление зависимости от России и расширение ее геополитического влияния, это еще и экономическая ловушка. Стоимость АЭС всегда и везде гораздо больше, чем на бумаге до строительства, а с санкциями, я думаю, будут поставлены новые рекорды. Скажем, официально считается, что построить АЭС с двумя реакторами типа ВВЭР-1200 стоит около 10-12 млрд долларов США. Под «сильными» санкциями это может быть 25-30 млрд долларов США. Думаю, на эти деньги можно значительно продвинуть возобновляемую энергетику, которая даст намного больше рабочих мест и не будет зависеть от поставок топлива от какой-либо страны, находящейся под санкциями. Экономический эффект от такого развития для страны будет гораздо более ощутимым, нежели от строительства АЭС.

люди

Итак, мы узнали о том, что атомная энергетика не просто бесполезна для целей предотвращения изменения климата, но и контрпродуктивна. Она отвлекает деньги, которые нужны для развития возобновляемой энергетики. Готов ли Казахстан отказаться от безопасной и перспективной возобновляемой энергетики, поменяв ее на ядерные отходы и тревогу за будущее своих детей?


Источник фото.

Об этом тоже важно знать