ДЕРЬМО ВСЕГДА ВСПЛЫВАЕТ ПЕРВЫМ

206 views
Горы
Сточные воды из станции биологической очистки при гужавинском туалете в ущелье Аюсай пойдут в горную реку. А это запрещено Водным кодексом РК!

ИДИ К БАБЕ


Серия из шести подряд репортажей про ковид-19 для ютуб-канала Гиперборей отвлекла меня от других моих постоянных тем. Но я про них не забыл.

На днях снился туалет, который строит бизнесмен Гужавин в ущелье Аюсай в рамках проект экологического развития Иле-Алатауского нацпарка (Иле Алатау (Іле-Алатау Мұтп). Про него я уже рассказывал три раза:

Ущелье Аюсай

Ущелье Аюсай

Меня интересовало, как будут утилизироваться и куда уходить продукты производства «экологического» отхожего места: в грунты, в горную реку или в городскую канализацию? А также масса других вопросов.

На сайте компании Turanga Group, которую возглавляет Александр Гужавин был дан ответ: при общественном тубзике будет действовать станция биологической очистки сточных вод. И описан принцип её работы. Никаких других деталей не сообщили.

Снится, значит, этот нужник в красных труселях, то есть под красной крышей, а внутренний голос мне и говорит: «Иди к бабе».
Довольно долго я не мог разгадать этот сон. Пока не осенило. Имелось в виду, чтоб я шёл не к бабе, а к БАБИ – Балхаш-Алакольской бассейновой инспекции.

СБРОС СТОЧНЫХ ВОД В ГОРНЫЕ РЕКИ ЗАПРЕЩЁН!


Это РГУ регулирует использование и охрану водных ресурсов и подчиняется Комитету по водным ресурсам Министерства экологии, геологии и природных ресурсов РК (раньше инспекция, как и комитет, относилась к Минсельхозу). Иначе говоря, отвечает за санитарное состояние всех рек и водоёмов в наших горах.
Я вспомнил, что аббревиатура БАБИ фигурировала в связи с проектом курорта «Кок-Жайляу». Зарылся в свой необъятный архив по КЖ. И вот что выяснил.
На первом проекте курорта (2012-2015), которым, кстати, руководил Александр Гужавин, ТЭО сначала тоже предусматривало очистку сточных вод (она называлась «модульной очисткой») и их сброс в горные реки. И Балхаш-Алакольская бассейновая инспекция ЗАПРЕТИЛА это делать даже при условии, что они будут очищены до 99%.
Вот отрывок из письма и. о. начальника БАБИ г-на Р. Иманбета руководителю управления туризма (заказчик проекта) Б. Жуламанову от 27 февраля 2013 года (см. скриншоты):
3. Водоотведение курортной зоны проектом предусматривается в поверхностный водный объект (то есть в реку. – В. Б.) после модульной очистки (иначе говоря, биологической. – В. Б.).Согласно п. 1 ст. 89 Водного кодекса РК, «использование поверхностных водных объектов для сброса сточных вод ЗАПРЕЩАЕТСЯ».Кроме того, в соответствии с постановлением правительства (…), «место выпуска сточных вод располагается ниже по течению реки от границ населённого пункта и всех мест водопользования населения с учётом возможности обратного течения при нагонных ветрах».В низовьях рек расположены населённые пункты и г. Алматы». Замечание устранено. Водоотведение от курорта будет осуществляться по канализационным трубам в городской коллектор г. Алматы» (конец цитаты).

ТУТ ПОМНЮ – ТУТ НЕ ПОМНЮ


В 2015 году, когда ещё не заморозили первый проект курорта, акимат опять захотел внести в проект изменения и предлагал немецкий мебранный реактор для очистки стоков, но БАБИ и тогда выписала стоп. В 2018 году закон был тот же, и фокус с «модульной очисткой» снова не прошёл.
В конце концов, и первый, и второй проект в части водоотведения пришлось переделывать со станций модульной очистки на канализацию. И её даже начали строить!
Если у Александра Олеговича «тут помню – тут не помню», так вот я ему память освежил.
Скрин

Вот такой мембранный реактор предлагал акимат Алматы в 2015 году для очистки сточных вод курорта “Кок-Жайляу” (из презентации).

Никакие станции биоочистки в горах устанавливать нельзя! Потому что сбрасывать сточные воды придётся в горные реки, а это запрещено и Водным кодексом, и постановлением правительства, и санитарными нормами: вниз по течению живут люди.
А вообще-то такая станция биоочистки сточных вод – это проект. Для него должна быть разработана ПСД (проектно-сметная документация) и подготовлена ОВОС (оценка воздействия на окружающую среду), где рассматривается – как будут использоваться стоки? Каковы их объёмы? Куда станут девать сточные воды зимой – поливать снег? Каковы будут последствия? «Туранга Групп» на своём сайте пишет о «естественной дренажной системе». Имеется в виду грунт. Но какие грунты в этих местах? По большей части – глиняные. А вдруг они поплывут? Где расположат поля (площадки) для фильтрата и будет ли вонять фильтрат?
Для ответов на все эти вопросы и оценки рисков и нужен проект. А его нет. Во всяком случае, общественности ничего, кроме развлекательных картинок, не демонстрировали.

ПЕРВЫМИ НА ЗАКЛАНИЕ ИДУТ ВИЦЕ-МИНИСТРЫ


Как мы помним, никакой экспертизы – ни экологической, ни общественной – проект Гужавина не проходил. ТЭО не имел. ПредОВОС и ОВОС – тоже. Разрешение Балхаш-Алакольской бассейновой инспекции нам не показывали. Предположу, что его тоже нет.
Александр Олегович и сверхвлиятельные выгодоприобретатели проекта, которые за ним стоят, отдают себе отчёт в том, что они попирают закон. Наверное, думают, что он не для них писан. Что они сами – и есть закон.
Но я не к Гужавину сейчас обращаюсь. А к вице-министру экологии Ерлану Нысанбаеву, который активнее других чиновников топит за гужавинский проект.
Ерлан Нуралиевич, вы не хуже меня знаете: то, что сейчас происходит в Иле-Алатауском парке, – экологическое преступление в красивом фантике.
Сегодня всё меняется очень быстро. И за этот «экологический нахалстрой» вполне могут спросить.
Как мы видим на примере Минздрава, первыми на заклание идут вице-министры. Возможно, впереди вас, Ерлан Нуралиевич, пойдёт директор Иле-Алатауского нацпарка Дамир Малгельдиев, который подписал договор с Гужавиным, центральную часть которого они до сих пор от всех прячут. А потом – ваша очередь, г-н Нысанбаев. Вас так учили, скажете? А зачем вы были первым учеником?
Александр же Олегович окажется не при делах. Ему и до этого всё с рук сходило: и Кок-Жайляу, и изувеченный Шымбулак. А его покровители, возможно, и вовсе не засветятся.
Всё-таки хорошо, что Гужавин начал реализацию своего «экопроекта» со строительства общественного туалета.
Дерьмо – оно всегда всплывает первым.

Фото обложки: Роман Егоров

Всё расследование по нацпаркам читайте на сайте «Ливень».

Подписывайтесь на поток экоинформации:

Об этом тоже важно знать