С КАКОЙ ЭНЕРГЕЙ ХОТЯТ ЖИТЬ НАШИ ДЕТИ?

97 просмотров
экология

Строительство АЭС – чрезвычайно ответственное решение, определяющее стратегию развития страны. Понимают ли голосующие за АЭС люди эту ответственность?

Продолжаем беседу с Кайшой Атахановой, известной экоактивисткой, биологом, специалистом по генетическим исследованиям воздействия радиации и лауреатом Экологической премии Голдмана 2005 года. Сегодня Кайша поделится своим мнением о строительстве атомной электростанции в Казахстане.


— Кайша, что вы можете сказать казахстанцам, которые планируют голосовать ЗА строительство АЭС?

человек— Решение о строительстве АЭС – это супер ответственное решение, определяющее стратегию развития страны на многие десятилетия вперед. Понимают ли люди, голосующие за АЭС, эту ответственность? Надо признать тот факт, что решение о строительстве атомной станции касается не только нашего поколения, но в большей степени будущего наших детей и внуков. Ведь первый реактор АЭС (планируют реакторы, разработанные еще в советский период – поколение 3, 3+) обещают запустить в эксплуатацию только лет через пятнадцать. Значит, жить с этой атомной станцией придется тем, кому сегодня двадцать-тридцать лет, и их детям. А кто спросил у нашей молодёжи, с какой энергией они хотят жить? С атомными реакторами или с экологически чистой, безопасной энергией будущего? Мы знаем, что сейчас современный мир стремительно уходит вперед, широко внедряя и активно развивая возобновляемые, экологически чистые источники энергии. Поэтому наша молодежь должна развиваться, получать образование, жить и растить своих детей в экономически развитой, экологически благоприятной стране. Думаю, что для казахстанцев вопрос о целесообразности строительства АЭС, моральная ответственность за будущее своих детей будет намного важнее, чем текущие экономические и политические интересы атомного лобби.

— А как насчет дешевизны атомной энергии?

— Начнем с того, что на строительство атомной станции будет выделено 15 миллиардов долларов США. На эти деньги мы можем покрыть большую часть территории страны установками возобновляемой энергетики, которые начнут работать сразу. Ведь нам говорят о растущем энергодефиците, то есть энергия нужна прямо сейчас. Такие установки, использующие солнечную и ветровую энергию, намного дешевле, и они безопасны. Атомное лобби утверждает, что возобновляемая энергетика не так стабильна: солнце сегодня есть, завтра его закрыли тучи; ветер то дует, то его нет. Но ведь в мире столько стран, где мало солнца, мало ветра, но они живут с альтернативной энергетикой! А еще нужно развивать такие перспективные направления, как энергосбережение и энергоэффективность.

И вообще, атомная энергия совсем не дешёвая, как нам говорят, это обман. Уже все знают, что возобновляемая энергетика обходится населению дешевле, чем атомная. Люди пересаживаются сейчас на Tesla. И когда весь мир делает рывок, переходит от ископаемых источников энергии на возобновляемые, Казахстан начинает разворачиваться назад?


Международное энергетическое агентство (МЭА) опубликовало доклад «Renewables 2023. Analysis and forecast to 2028» («ВИЭ 2023. Анализ и прогноз до 2028 года»).

Агентство отмечает, что мощности возобновляемой энергетики растут настолько быстро, что существует реальная возможность выполнить задачу утроения глобальных мощностей ВИЭ к 2030 году. Этому также способствуют экономические преимущества солнечной и ветровой энергетики. «Наземные ветровые и солнечные фотоэлектрические электростанции сегодня дешевле, чем новые электростанции на ископаемом топливе почти везде, и также дешевле, чем существующие [то есть амортизированные] электростанции на ископаемом топливе в большинстве стран», – говорит исполнительный директор МЭА Фатих Бироль (подразумевая приведенную стоимость единицы электроэнергии).

МЭА прогнозирует, что в течение следующих пяти лет могут быть достигнуты следующие важные вехи:

  • В 2024 году солнечная и ветровая энергетика вместе обойдут гидроэнергетику по выработке;
  • В 2025 году возобновляемые источники энергии обойдут по выработке угольную генерацию;
  • Также в 2025 году ветровая энергетика превзойдет по выработке ядерную (суммарная глобальная выработка солнечных и ветровых электростанций уже превышает выработку АЭС);
  • В 2026 году солнечная фотоэлектрическая энергетика превзойдет ядерную;
  • В 2028 году солнечная фотоэлектрическая энергетика превзойдет ветровую.

— А что вы думаете насчет безопасности АЭС?

— Я думаю, что все здравомысляще люди понимают, насколько небезопасна атомная станция! Мы живем в очень неспокойном и турбулентном мире. Атомное лобби уверяют нас, что АЭС безопасны. Однако мир сегодня стал свидетелем ядерного шантажа, когда достаточно «нечаянно» упавшей ракеты на Запорожскую атомную станцию (ЗАЭС), или ухудшения ситуации с водой на станции после взрыва на Каховской ГЭС, и Украина получит второй Чернобыль. Плюс от этого пострадают соседние страны. МАГАТЭ официально заявляет, что ситуация с ядерной безопасностью на ЗАЭС остается нестабильной, и пытается продолжать делать все возможное, чтобы предотвратить ядерную аварию во время войны.

Балхаш

Озеро Балхаш. Фото: © Sergey Tereкhov

Нам говорят, что Казахстан должен стать энергетически независимой страной. Однако я сомневаюсь, что в таком вопросе можно целиком и полностью довериться атомщикам, которые инициируют строительство АЭС на Балхаше, в центре Казахстана, которая может стать мишенью для ядерного терроризма. Посмотрите, у наших близлежащих соседей есть ядерное оружие – у Китая, России, Пакистана, Индии. Мы видим вокруг агрессию и не можем быть уверены за свое будущее, если будем строить на своей территории ядерные объекты, которые потенциально несут повышенную опасность для населения. Казахстанцы находятся в такой ситуации, когда надо быть очень, очень мудрыми и бдительными.

Кроме внешней угрозы, есть еще человеческий и природный факторы. Авария на Чернобыльская АЭС произошла от невнимательности сотрудника. А радиационная авария максимального, седьмого уровня по Международной шкале ядерных событий (INES), произошедшая на японской АЭС «Фукусима-1», случилась в результате сильнейших в истории Японии землетрясения и цунами. То, что Казахстан находится в сейсмозоне, тоже не надо никому объяснять.

— Какие еще минусы у АЭС по сравнению с возобновляемой энергетикой?

— Огромным минусом атомных станций является проблема захоронения отходов. Когда атомная станция проработает 40-60 лет (дай бог, без аварий!), наши дети столкнутся с проблемой долговременного хранения и захоронения радиоактивных отходов, которое вообще обходится мега дорого, с мониторингом и обеспечения радиационной безопасности на сотни, тысячи лет. То есть, мы сейчас перекладываем на плечи своих детей и внуков проблему захоронения РАО. Этично ли это? О чём сегодня думает атомное лобби, что они хотят оставить потомкам?

Балхаш

Озеро Балхаш. Фото: Николай Юшников

Далее, по словам атомщиков, на строительство АЭС требуются около 15 миллиардов долларов США, которые будут осваиваться в течение 10-15 лет. Но мы же знаем, даже на примере строительства дорог, как у нас обстоят дела с качеством и освоением средств. А атомные реакторы – то ядерные установки, режимные объекты, поэтому все работы на них будут проводиться без доступа информации и общественного контроля. Такие проекты обладают большой коррупционной ёмкостью. И когда АЭС будет достроена, с кого спросишь об этом через 15, 20 лет? У коррупционных преступлений тоже есть свой срок исковой давности.

— Кайша, вы, как специалист по генетическим исследованиям воздействия радиации, долгое время изучали последствия воздействия Семипалатинского полигона. Что вы можете сказать об этом?

человек

Фото из личного архива К.Атахановой

— Территория Казахстана большей частью находится в зоне экологически неблагополучных районов. Часть населения проживает на территории бывшего Семипалатинского ядерного полигона. Это полтора миллиона человек, испытавших на себе последствия ядерных испытаний на полигоне СИЯП. Я, как эколог и генетик, могу сказать, что последствия воздействия радиации на живой организм носит генетический характер. Те наследственные мутации, которые передаются из поколения в поколение, несравнимы ни с одним видом мутаций от химического или другого вида воздействия. В этом и состоит опасность радиационного загрязнения. При любом другом загрязнении вы почувствуете запах, цвет или вкус. А радиоактивное загрязнение невозможно почувствовать, оно не пахнет, его невозможно никак увидеть. Хроническое облучение, постоянное, даже в малых дозах, носит кумулятивный эффект. К примеру, если беременная женщина проживает в зоне радиационного воздействия, ее ребенок получает как бы двойное облучение: первое – внутриутробное и второе – после рождения, если он будет продолжать жить и развиваться в условиях радиационного воздействия. Потенциально для жителей из радиационно неблагополучных территорий, существует риск, что каждое последующее поколение будет слабее предыдущего. В этом случае для таких жителей будут крайне важны и необходимы улучшения условий жизни, специальные программы реабилитации и медицинского обеспечения населения.

— И резюмируя, какой вывод можно сделать по поводу строительства АЭС в Казахстане?

— Я всегда говорю, что риск и потенциальные угрозы, которые могут быть для живого организма – человека или даже любого компонента нашей экосистемы – должны учитываться при принятии решений. Нельзя всё мерить только политическими и экономическими выгодами. Я считаю, что ни с экономической точки зрения, ни с социальной, ни с политической строительство атомной станции нецелесообразно.

Балхаш

Озеро Балхаш. Фото: Николай Юшников

Мы должны смотреть на сто лет вперёд, в будущее. Мы должны быть уверены, что наши дети будут жить в безопасности, у них будет достаточно воды, чистый воздух и безопасная энергия.

Мы много говорим много о патриотизме, стараемся сберечь  родной язык, культуру, традиции. Мы гордимся этим всем, а как насчет того, чтобы сохранить нашу замечательную природу и землю для наших правнуков? Сейчас столько талантливой и яркой молодёжи! Они заслужили жить в счастливой и безопасной стране.


КАЙША АТАХАНОВА: ХОТЯТ ЛИ КАЗАХСТАНЦЫ АЭС?

Об этом тоже важно знать