Четыре принципа экотуризма

562 views
Горное озеро

Как, развивая экологический туризм, не навредить особо охраняемым природным территориям (ООПТ)?

За время пандемии в сфере природопользования произошло очень важное и пока сложно прогнозируемое событие: у людей появился живой интерес к туризму вокруг особо охраняемых природных территорий (ООПТ), а где-то и непосредственно на самой территории. Люди, лишенные возможности летать на заморские курорты, «открыли» для себя национальные природные парки и заповедники поблизости от родных городов. И, вероятно, после отмены ограничений, поток туристов в те места резко увеличится. Не станет ли это новой угрозой для безопасности и сохранности ООПТ? Мы побеседовали об этом с кандидатом биологических наук (PhD), членом Всемирной комиссии по ООПТ Международного союза охраны природы (IUCN WCPA member, TAPASG) Михаилом Яблоковым.


человек

Михаил Яблоков

– Михаил, с развитием экологического туризма неизбежно увеличивается антропогенная нагрузка на ООПТ. Можно ли одновременно решать две задачи: развивать этот вид туризма и не разрушать тем самым природу?

– Здесь проблема глубже, на уроне концептуального понимания того, что же такое экологический туризм. Вы спрашиваете, может ли он негативно влиять на природу? Но, если допустить, что может, то это уже не экотуризм. Иначе, абсурд, «пчелы против меда».

Дело в том, что далеко не любой вид туризма на ООПТ, а только редкие его разновидности, можно отнести к экологическому. Экотуризм – это инструмент, который помогает сохранить природу. В этом его главное отличие. Однако реальность такова, что сейчас этим словом называют все что угодно, и это уже может навредить природе.

Сейчас экотуризм уже вошел в моду. Несмотря на то, что это понятие известно с конца 80-х годов ХХ века, долгое время оно оставалось на уровне идеи. Затем он начал распространяться по всему миру в профессиональной среде. А потом настал момент, когда приставка «эко» очень понравилась маркетологам. Ее стали «лепить» очень широко, чтобы дороже продать тот или иной товар или услугу. И сейчас, оглядевшись вокруг, неизбежно увидишь около себя «эко-дома», «эко-еду», «эко-туалетную бумагу», «эко-материалы»…  Само понятие стало попсовым. На поверку это то же самое, что обычно, но немного дороже.

То же самое произошло с туризмом. Маркетинговая идея оказала медвежью услугу, и сейчас все, что связано с «поездкой на природу», называют «экотуризмом». Поехали люди жарить шашлыки или купаться на озере – это экотуризм. Почему? Потому, что мусор убрали за собой! И, к сожалению, такое понимание экотуризма существует у многих. Не только у обывателей, но и у многих профессионалов, кто работает в этой сфере, – сотрудников министерств экологии, особо охраняемых природных территорий, парламентариев… И катание на лошадях, и молоко в деревне у бабушки – это все «экотуризм».

А это не так? В чем же отличие настоящего экотуризма от «попсового»?

– Не так. В отличие от других туристических терминов, у экотуризма есть четкое определение. Настоящий экотуризм должен отвечать четырем критериям. Это должен быть природный туризм, он должен оказывать минимальное и контролируемое воздействие на окружающую среду, нести природоохранный эффект, быть интегрирован в местную экономику. Если есть все эти компоненты, то это экологический туризм, если хотя бы одного нет, то это что-то иное.

Каждое из этих правил – отдельная большая тема. Какая из них наиболее актуальная для нашей темы, резкого роста притока туристов в ООПТ?

– Это второй компонент – оказывать минимальное и контролируемое воздействие на окружающую среду. На практике это значит, что, прежде, чем начинать какую-то туристическую деятельность, необходимо продумать те приемы, которые дадут возможность воздействие на природу сделать минимальным и контролируемым. Это достигается за счет соответствующей инфраструктуры и правил посещения ООПТ. Развитие инфраструктуры должно идти исходя из прогнозов. Если мы видим, что на ту или иную ООПТ приезжает или приходит сто туристов, то заранее нужно планировать инфраструктуру примерно человек на триста. А где есть миллион, как у нас в России в Прибайкалье, то, конечно, на два-три миллиона. А контролируемость обеспечивается мониторингом антропогенной нагрузки.

цветы

Важно в каждом конкретном случае очень тщательно продумывать, что, когда и как можно посещать, с учетом периодов нереста, гнездования, цветения и массы других факторов. Продумать диверсификацию туристического потока, чтобы максимально разводить разные группы туристов, дабы не вытаптывать территории. И этим надо заниматься заранее, до того, как начнется активизация туризма, чтобы не повторять негативный пример Прибайкалья, где, на мой взгляд, уже сложно что-то изменить.


Изложенный Михаилом Яблоковым опыт универсален для любой страны, развивающий туризм вокруг и в ООПТ. Но в Казахстане к нему строит присмотреться особенно внимательно из-за расположения наших нацпарков и заповедников. Одни из них, например, Иле-Алатауский нацпарк, находятся очень близко к крупным городам. Это априори говорит о том, что турпоток будет большим и постоянно увеличивающимся. Значит, нужен хороший прогноз его темпов, та самая работа по разведению потоков туристов о которой говорил Михаил, и, конечно, адекватная инфраструктура. Кстати, некоторые наши специалисты не раз поднимали все эти вопросы. И нельзя сказать, что их голос не слышен и слаб, но ряд проблем по-прежнему «висит». Например, чрезмерные нагрузки на туристические тропы из-за пешего и конного туризма.

Другие казахстанские ООПТ, например, Улытау, наоборот, очень далеки от крупных населенных пунктов, но располагают огромными территориями. Это делает непростой задачу контроля соблюдения туристами правил посещения и поведения в ООПТ. И все же эффективный контроль реален, однако он требует большого штата и хорошей технической оснащенности инспекторов. Все эти задачи нужно решать не «с колес», когда поток туристов стал же огромным, как это было в Прибайкалье, а заранее. К счастью, у нас в Казахстане есть некоторый временной лаг.


Фото: Нуржан Аязбаев

Другие статьи автора читайте здесь

Об этом тоже важно знать