ЗАБОР В ЛУННОМ КАНЬОНЕ

83 views
природа

О разграблении земель нацпарков под покровом секретности. Уходу Магзума Мирзагалиева с поста министра экологии посвящается.


На YouTube-канале Гиперборей – новое расследование «Разграбление земель нацпарков. Забор в Лунном каньоне»:

Этот выпуск мы начали снимать еще весной, когда в соцсетях появились фотки забора, который перегородил туристам дорогу в Лунный каньон – уникальный уголок Чарынского нацпарка.

Тогда, в конце марта, наша команда съездила в Чарын, я пообщался с хозяином этого забора и земельного участка Есеном Баймулдаевым, а также с директором национального парка Елнуром Ахметовым.

Выход расследования откладывался по двум причинам. Первая – ждали реакции Министерства экологии по поводу забора. Вторая – были надежды на то, что ошибку исправят и забор уберут.

К тому же в фейсбуке мелькнуло сообщение, будто его больше нет. Но, как стало известно в конце августа, забор до сих пор стоит.

Весной, вернувшись из Чарынского нацпарка, я сравнил три карты этого ГНПП. Одна датирована 2007 годом: её экологическое общество «Зелёное спасение» получило из Комитета лесного хозяйства и животного мира Минсельхоза (в то время это министерство ведало нацпарками). Вторую, от 2015 года, мне прислал Елнур Ахметов. Третью, от 2019 года, мы сняли в кабинете директора Чарынского ГНПП.

Я сравнил южную часть нацпарка: в 2007 году границы были ровными (см. скриншот 1), а на картах 2015-го (скриншот 2) и в 2019-го (скриншот 3) из территории ГНПП словно выстригли несколько земельных участков.

карта

Скрин 1. Карта 2007 года.

карта

Скрин 2. Карта-схема 2015 года.

карта

Скрин 3. Карта 2019 года.

На днях я поговорил с председателем экологического общества «Зелёное спасение» Сергеем Куратовым (Sergey Kuratov).

Вадим Борейко: – По какой причине «Зелёное спасение» в 2007 году запросило карту нацпарка?

Сергей Куратов: – Это были действия, направленные на то, чтобы предотвратить строительство высоковольтной линии через каньон Чарына и через национальный парк Алтын Эмель. Естественно, мы стали искать документацию. Спустя год удалось поменять эти планы. И в результате Чарынский каньон остался в целостности: высоковольтная линия прошла через Сюгатинскую долину мимо границы Чарынского национального парка.

В. Б.: – Сергей Георгиевич, как так вышло, что Лунный каньон оказался вне территории национального парка? Ведь это уникальное место.

С. К.: – Это всё оттого что у государства нет чёткой политики по развитию особо охраняемых природных территорий. Отсюда, как следствие, плохое законодательство и очень плохое его соблюдение. Один из самых ярких примеров – это то, как выглядят границы в наших национальных парках, в том числе Чарынского. Когда в 2004 году создавался парк, то для него готовились все необходимые пакеты документов, в том числе карты. И этот картографический исходный материал лег в основу постановления правительства по созданию Чарынского ГНПП.

В связи с конфликтной ситуацией в Лунном каньоне мы неоднократно запрашивали у Комитета лесного хозяйства картографические материалы. Причём не те, на которые они ссылаются в последнее время, то есть не с 2015 года, а исходную документацию. На несколько наших писем пришли отписки. Среди них – очень любопытное письмо о том, что якобы бы та карта, которая была использована 2007 году, имеет неточные указания. Что там будто бы неправильно указаны точки поворотов, не учтены крестьянские хозяйства и т. д. Надо подчеркнуть, что ГИС «Терра» (компания, которая разрабатывает карты нацпарков. – В. Б.) – очень солидная организацией. Можно не соглашаться со многими выводами, которые они делают. Но чтобы ГИС «Терра» представила неправильную карту в 2007 году – это очень сомнительно. То есть, скорее всего, та карта действительно соответствовала первоначальной топографической документации.

Но о том какая всё-таки исходная документация картографическая легла в основу постановления правительства, мы никакого ответа не получили.

В. Б.: – 17 лет назад был создан Чарынский национальный парк, а его изначальные границы до сих пор неизвестны общественности – так получается?

С. Г.: – В том-то всё и дело. И этот процесс я бы назвал СОКРЫТИЕМ информации относительно границ национального парка. Это беда практически всех национальных парков.

В. Б.: – Если сравнить карты 2007, 2015 и 2019 годов, видно, что в южной части Чарынского ГНПП в более поздней карте как будто выгрызены куски. На территории нацпарка даже появились анклавы – крестьянские хозяйства, которые в него не входят. Как вы это прокомментируете?

С. Г. – Картографический материал, который представлен в 2015 году, я бы его не назвал картой. Карта – это чёткая топографическая основа, на которой должны быть обозначены все границы, все повороты, которые привязаны к GPS в сетке координат и т. д. Это как раз яркий пример того, что мы называем «вмешательство местных органов власти в деятельность национальных парков».

В. Б.: – То есть мы можем сказать, что Кегенский районный акимат произвольно изменил границы нацпарка, который является особо охраняемой природной территорией республиканского значения?

С. К.: – Пока такого документа нет, такое заявление сделать нельзя…

В. Б.: – На картах же видно.

С. К.: – но мы предполагаем, что, скорее всего, под давлением под давлением местных фермеров, может, каких-то заинтересованных лиц или каким-то образом изменены границы территории национального парка. Мы предполагаем – я ещё раз подчеркну, потому что мы не можем получить даже картографическую документацию. Почему? Что, картографическая документация для национальных парков является государственным секретом или сверхсекретной какой-то информацией, которая не разглашается?

В. Б.: – Фактически что под покровом этой тайны идёт самозахват особо охраняемых природных территорий. С ведома и, может быть, с благословения и нацпарка, и местных органов власти. Я только такой вывод делаю.

С. К.: – Ваш вывод вполне соответствует нашим предположениям. Отсутствие чёткой документации и исходного картографического материала и приводит к этой конфликтной ситуации.


Статьи автора читайте здесь

Об этом тоже важно знать