ДЕНЬ ДУРАКА – КАК ДЕНЬ СУРКА

190 views
горы

Проект горного курорта «Тургень» – новая афера на миллиард долларов


ДЛЯ ТЕХ, КТО ЛЮБИТ БУКВЫ


В субботу я уже говорил о скандале с новым горным курортом ЦСКА в нацпарке Иле Алатау: см. «Куда же вы, товарищ тендер?» Сегодня, в День дурака, расскажу вам ещё одну смешную историю. Про другой проект горнолыжного курорта и один миллиард долларов.

Видеорасследование на эту же тему выйдет в 19.00 на ютуб-канале Гиперборей. Оно для тех, кто любит смотреть и слушать. Но часть моей аудитории предпочитает читать. Специально для них я готовлю текстовую версию, не опасаясь спойлера.


ДАЙ МИЛЛИАРД!


Итак, в начале марта в СМИ проскочила информация, которая привлекла моё внимание. Она была о том, что недалеко от Алматы, возле села Тургень (фото 0), хотят построить горнолыжный курорт за 400 миллиардов тенге, а Енбекшиказахский районный акимат ищет инвесторов для проекта.

горы

Фото 0. Окрестности села Тургень. Фото Дмитрий Жуков

В принципе, сам проект горного курорта в Тургене – не новость. Про эти Нью-Васюки в апреле прошлого года в интервью Арманжану Байтасову рассказывал глава нацкомпании «Казахтуризм» Ержан Еркинбаев:

Это идеальнейшее место, и сейчас по поручению премьер-министра мы ведём опеределённые изыскательские работы. Для этого даже уже привлечён грант от международного института».

В той же информации писалось:

Начата разработка предварительного технико-экономического обоснования проекта (ПредТЭО) по строительству инженерной инфраструктуры Тургеньской локации стоимостью 262 500 долларов».

В мае прошлого года президент Евразийской туристской ассоциации Рысты Карабаева говорила мне в интервью для Гиперборей, что «международный институт» – это Азиатский банк развития (АБР):

У них уже пять лет существует проект экономического развития Алматы – Бишкек».

Итак, новость о курорте не совсем новая. Однако новизна в заметке есть – это стоимость проекта. 400 миллиардов тенге. Не будем мелочиться и округлим до миллиарда долларов.

Тем более что именно этой цифрой – $1 000 000 000 – оперировал «Казахтуризм», когда в июне прошлого года направлял в иностранные посольства инвестиционное предложение о строительстве курорта в Тургене (см. скриншоты 1, 2, 3).


ПРЕЗЕНТАЦИЯ С ФЕЙКОВЫМ АРОМАТОМ


Конечно же, авторы презентации расписали на все лады горные красоты Тургеня и его инвестиционную привлекательность. Подразумевалось, что вложения в этот край не могут не вернуться инвестору сторицей. Всё это замечательно. Но если просишь миллиард долларов, не стоит так откровенно демонстрировать грязь под ногтями.

Рекламируя ущелье Тургень, на одном слайде «КазахТуризм» показал Большое Алматинское озеро (см. скриншот 4). Которое находится совсем в другом ущелье – Большом Алматинском. Сравните: см. фото 5.

А на другом слайде (см. скриншот 6) виден берег еще одного озера – то ли Кольсай (см. фото 7), то ли Каинды (см. фото 8) . Но они тоже расположены не в Тургеньском ущелье, а совсем в другом месте.

Дело в том, что в ущелье Тургень вообще нет крупных горных озёр. Известные мне водоёмы – это озерцо в пяти километрах от бывшего дома отдыха «Синегорье», искусственные пруды в форелевом хозяйстве (фото 9), речка Тургенька (фото 10) и водопады – Медвежий (фото 11) и Кайракский (фото 12).

Здесь одно из двух. Либо у дизайнера слайдов все признаки рукожопости налицо. Просто поставил первые попавшиеся фотки: горы есть, на наши похожи, а с озером ваще классно будет. Либо авторы презентации из «Казахтуризма» сами ни разу не были в Тургеньском ущелье, поэтому никто не заметил подмены. А может, и то и другое сразу. В любом случае это инвестиционное предложение в иностранные посольства имеет тонкий, но отчётливый фейковый аромат.


НА ВСЕ РУКИ КЛАСТЕР


Продвигать курорт в Тургене глава «КазахТуризма» стал не сам по себе, а в полном соответствии с моей любимой госпрограммой развития туризма на 2019-2025 гг., которую премьер Мамин подписал 31 мая позапрошлого года.

Общий её бюджет составил 1 трлн 385 млрд 695 млн 800 тыс. тенге (скриншот 13), или по курсу двухлетней давности – примерно $3,6 млрд. 440 млрд тенге, или чуть больше 30%, предлагалось выделить из республиканского и местных бюджетов. Около 1 трлн тенге, или почти 70%, – из других источников, то есть это частные инвестиции.

скрин


Скриншот 13. Бюджет госпрограммы по туризму.

Было определено 10 приоритетных туристских территорий. Среди них – горный кластер Алматинского региона.

Что такое этот кластер? Самые крупные объекты – это город-курорт Тенгри на берегу Капчагая. И 13 горных курортов: четыре существующих (Шымбулак, Акбулак, Табаган, Лесная сказка – их предполагалось развивать) и 9 новых, которые планировали построить (Almaty Hills, Бутаковка, Каскелен, Pioneer. Тау Парк, ЦСКА, Тургень, Ski-park Jessik и Кок-Жайляу). После закрытия последнего проекта курорт «Кок-Жайляу» из программы выкинули.


ЗА ГОД АППЕТИТ ВЫРОС В 17 РАЗ


В госпрограмме развития туризма есть приложение №4: это план мероприятий по её реализации. По кластеру перечислены 125 наименований проектных, строительно-монтажных, маркетинговых и других работ. И указана их сметная стоимость. Я не поленился и эти 125 сумм сложил. У меня вышло 760 млрд 310 млн 700 тыс. тенге! Почти 2 миллиарда долларов по курсу мая 2019 года. Это 55% от бюджета всей программы.

Иначе говоря, один проект кластера перевесил остальные девять проектов госпрограммы, вместе взятые. И ровно половина бюджета всего кластера – 380 млрд тенге, или 1 миллиард долларов по старому курсу, – отвели на строительство града Китежа. То есть, простите, города-курорта Тенгри на Капчагае.

А на второй миллиард долларов планировали построить или развить 13 горных курортов. Не считая массы других туробъектов помельче.

А теперь столько же – миллиард баксов – у них стоит всего один курорт в Тургене!

Кстати, интересно, сколько он стоил согласно госпрограмме. Пункт 354: Строительство горного курорта в ущелье Тургень. Стоимость 21 млрд 830 млн тенге (скриншот 14). Или примерно $57, 5 млн. Аппетиты за год – со дня принятия программы до письма в посольства – выросли почти в 20 раз. Если быть точным – в 17.

скрин


Скриншот 14. Курорт “Тургень” в госпрограмме по туризму.


В КАКИХ МАСШТАБАХ РАЗДУВАЮТСЯ СМЕТЫ


Сравним нынешний бюджет курорта Тургень с бюджетом первого проекта курорта «Кок-Жайляу». Он составлял 750 миллионов долларов. 300 миллионов приходились на инженерную инфраструктуру – водопровод, канализацию, газопровод, подстанцию. И 450 миллионов – на инфраструктуру горнолыжную (скриншот 15).

скрин


Скриншот 15. Предварительный бюджет развития горнолыжной инфраструктуры в первом проекте курорта “Кок-Жайляу”.

Смета была невероятно раздута, как мыльный пузырь, и рисовалась от фонаря. Без серьезного финансового обоснования. Это видно, в частности, по графе «Горнолыжные склоны»: имелось в виду профилирование склонов, то есть прокладка горнолыжных трасс с вырубкой около тысячи тяньшанских елей. Итак, в склоны предлагалось закопать ровно 100 миллионов долларов. Согласитесь, такую круглую цифру явно взяли с потолка.

Бюджет второго проекта Кокжайляу – 2017-2018 годов – был втрое скромнее: около 90 млрд тенге (скриншот 16). Или примерно $240 млн по курсу сентября 2018 года, когда завершили разработку ТЭО.

скрин


Скриншот 16. Сводный сметный расчёт второго проекта курорта “Кок-Жайляу”.

В Грузии есть горнолыжный курорт Гудаури. Он действовал ещё при советской власти. Но в 2000-х годах, при Саакашвили, был создан фактически заново. И обошёлся – только не смейтесь – в 70 миллионов долларов. Это в 3 с половиной раза дешевле, чем второй проект «Кок-Жайляу». Почти в 11 раз дешевле, чем первый проект того же курорта, хотя по площади Гудаури больше КЖ в 20 раз. И в 14 раз меньше, чем миллиард, который собираются вбухать в курорт Тургень.

Думаю, 70 миллионов баксов или около того – это и есть реалистичная стоимость большого горного курорта. Тем более что по госпрограмме курорт Тургень оценивался почти в 60 миллионов долларов. А её, эту программу, готовила международная консалтинговая компания McKinsey & Company.

Теперь понимаете, в каких масштабах раздуваются сметы, чтобы хватило всем, кто толпится возле этого живительного финансового источника?


ГДЕ ЖЕ СТРОИТЬ, КАК НЕ В НАЦПАРКЕ?


На карте проекта Международного спортивно-туристического комплекса «Тургень», который был разработан ещё в середине 2000-х, видно, что курорт должен располагаться на территории национального парка Иле-Алатау (скриншот 17).

скрин


СКриншот 17. Проект МСТК “Тургень” середины 2000-х.

Но у нас пару лет как запретили вывод особо охраняемых природных территорий (ООПТ) нацпарков в категорию «земли запаса населённых пунктов» под капитальное строительство объектов туризма. Правда, нашли лазейку – сдавать земли нацпарков в аренду до 49 лет под возведение объектов экологического туризма. С возможностью продления договора. То есть ООПТ отдаются в чужие руки навсегда. Я называю этот метод «гужавинским» – по фамилии пионера псевдоэкотуризма в наших горах.

Возможно, в Тургене пойдут тем же путем. И понастроят глэмпингов на курьих ножках. А может, наплюют на запрет и соорудят капитальные горные гостиницы. Когда у нас закон мог устоять перед хотелками тех, у кого привыкли руки к топорам? А точнее – к пилам.


РАЗВОД НА СЛЮНТЯВКУ


ПредТЭО – предварительное технико-экономическое обоснование строительства курорта – готовится почти год. Но никаких подробностей главный видимый лоббист проекта – глава «КазахТуризма» Ержан Еркинбаев – не сообщает. А вопросов к нему много.

Проводилась ли комплексная оценка территории – где можно строить, а где нельзя? Почему не было публичного обсуждения концепции курорта – ещё до того, как приступили к разработке ТЭО? Этого требует Орхусская конвенция – обсуждения экологических проектов на самых ранних стадиях.

Я подозреваю, что в этом случае будет точно так же, как с переводом ТЭЦ-2 на газ. Там тоже втихаря подготовили ПредТЭО с единственным кривым и коррупциогенным вариантом – заменой угольных котлов на газовые. Провели не менее кривые общественные слушания – в формате ZOOM-конференции. И явочным порядком продавили зашкварный проект – фактически без участия общественности.

Сериал под названием «Имитация слышащего государства» продолжается.

«КазахТуризм» – ну, или Комитет по туризму Министерства культуры и спорта – проведут общественные слушания. Причем наверняка в Иссыке, а не в Алмате. Чтобы злобных активистов приехало поменьше. Но кто-то из экологов наверняка доберется и спросит: почему не рассматривается «нулевой вариант», то есть отказ от строительства, как того требует Орхусская конвенция?

И начнется развод на слюнтявку. Да мы же уже деньги потратили на ПредТЭО. Причем не свои – Азиатского банка развития. Не пропадать же добру. Знакомая мелодия, в которой сольную партию исполняет пила.

Кстати, должен заранее предупредить будущих организаторов общественных слушаний. Два с половиной года назад, 4 ноября 2018, на слушаниях по курорту «Кок-Жайляу» назначенный командир проекта Наиль Нуров крупно облажался, заявив: «Нулевой вариант мы обсуждать не будем».

Позже экологическое общество «Зелёное спасение» подало иск в суд к управлению туризма о предоставлении недостоверной информации и выиграло дело.


КТО ЭТОТ СУСЛИК?


Мы подходим к главному вопросу. А кто этот таинственный инвестор, который вложит в проект миллиард долларов? Я последние лет десять слышу про инвесторов, которые прямо жаждут вложиться в казахстанский туризм. Но по большей части слышу, а не вижу. Они – как тот суслик, которого мы не видим, но он есть. Самое интересное, что суслик действительно есть. Даже два.

Первый суслик – это турецкий бизнесмен Феттах Таминджи. Который уже больше бизнесмен казахстанский, чем турецкий. Его уговорили вложиться – на паях с государством – в проект VIP-отеля в урочище Бозжыра в Мангистауской области. Стоимостью 100 миллионов долларов. Проект оказался токсичным. Столкнулся с яростным сопротивлением активистов – местных, алматинских и столичных. И вряд ли Таминджи решит собирать негатив ещё и в заилийских горах.

К тому же вряд ли в Тургене инвестором окажется иностранец. Во-первых, аренда земель национальных парков иностранными гражданами запрещена законом. Во-вторых, в марте Токаев поручил рассмотреть закон о запрете иностранцам продажи и аренды любой земли. Не только особо охраняемой. А без гарантий, на птичьих правах, никакой зарубежный инвестор вкладываться в туризм не будет – лишь потому, что так хочется нашим властям.

Да инвесторы и так-то в очереди в Казахстан не толпятся. Так что напрасно письма в посольства отправляли.

Значит, инвестор в горнолыжный туризм должен быть отечественный. И, как ни странно, такой человек есть. Это Ерлик Балфанбаев (фото 18), президент Alina Group, которая выпускает лакокрасочные материалы и строительные смеси.

человек


Фото 18. Ерлик Балфанбаев.

Балфанбаев – владелец горнолыжного курорта Oi-Qaragai Lesnaya Skazka. В прошлом году он впервые попал в список Forbes Kazakhstan «50 богатейших бизнесменов страны». И занял в нем 42-ю строчку с состоянием 107 миллионов долларов.

Так что проект в миллиард один он вряд ли потянет. Тем более что и сам пользуется поддержкой государства. В госпрограмме развития туризма предусмотрено подведение инженерной инфраструктуры к «Лесной сказке». На общую сумму около 2,5 млрд тенге из республиканского и местного бюджета (скриншот 19).

скрин


Скриншот 19. Господдержка курорту “Лесная сказка” в госпрограмме по туризму.


РАСЧЁТ, КАК ВСЕГДА, НА БЮДЖЕТНЫЕ ДЕНЬГИ


Тогда кто станет инвестором №1? Возможно, это будет некий консорциум олигархов и банков. Я слышал, что на курорте Тургень планируют три зоны. Вот и поделят сферы влияния.

Но велика вероятность, что якорным инвестором выступит государство. То есть инвестиции будут из бюджета. Тем более что письмо в посольства подписали не только Казахтуризм и Казахинвест, но и Банк развития Казахстана.

Думаю, на это и расчёт. Притом что реальная смета проекта завышена в 15-20 раз, представляю, какая у этой кормушки будет давка. Но не сомневаюсь, что пряников сладких хватит на всех. И на сверхприближенных к столику. И на просто приближенных.

Короче говоря, по моему скромному мнению, в Тургеньском ущелье затевается реванш за несбывшийся курорт Кокжайляу. И очередная грандиозная афера на миллиард долларов. Причём сценарий тот же самый: втайне от зрителей и в формате «междусобойчик».

Впрочем, совершенно не исключаю, что проект схлопнется. О, сколько их упало в эту бездну! Но не надо печалиться. Все мы прекрасно знаем, что подготовительный этап – разработка ТЭО, проектно-сметной документации, оценка воздействия на окружающую среду, консалтинг, эскизы, презентации, командировки за опытом – стоят немалых денег.

В принципе, потом можно ничего и не строить. Этот бизнес – самодостаточный. Он называется: «Не догоним – так согреемся».

То, что я вам рассказал, – это не розыгрыш. И я не собираюсь удалять этот пост, когда пройдёт 1 апреля.

Ведь День дурака давно стал у нас Днём сурка.


Другие статьи автора читайте на сайте «Ливень».


Подписывайтесь на поток экоинформации:

Об этом тоже важно знать