ЗАБОР В ЛУННОМ КАНЬОНЕ

55 views
люди

Конец марта ознаменовался бурлением вокруг забора, который поставили в Лунном каньоне (фото 1, 2, 3, 4, 5). Также это место называют Лунная долина, или ущелье Жабыр, которое находится в Кегенском районе на восточном берегу (противоположном от Долины Замков) реки Чарын.

Каньон

Фото 1. Лунный каньон с высоты птичьего полёта.

человек

Фото 2. Сим-сим, откройся!

каньон

Фото 3. Лунный каньон с высоты птичьего полёта.


ИНФОРМАЦИЯ ИЗ ПЕРВЫХ УСТ


Туристы, которые там бывали, писали: у них никогда и тени сомнения не возникало по поводу того, что невероятной красоты Лунный каньон является особо охраняемой природной территорией (ООПТ) и частью Чарынского национального парка. И что с них даже снимали плату за вход.

И вот – забор. С замком на воротах.

Чтобы самому разобраться в этом деле, в пятницу, 26 марта, я отправился в Чунджу, в администрацию нацпарка (фото 6). Встретился с директором Чарынского ГНПП Ельнуром Ахметовым (фото 7), и он дал мне интервью.

А во вторник, 30 марта, присоединился вместе с фотографом, оператором и пилотом дрона Романом Егоровым к группе экоактивистов, которые ехали в Лунный каньон, чтобы провести флешмоб (фото 8).

люди


Фото 8. Флешмоб в защиту природы.

На месте я пообщался под камеру с владельцем крестьянского хозяйства Есеном Баймулдаевым, который и поставил забор (фото 9).

люди


Фото 9. Вместе с владельцем крестьянского хозяйства Есеном Баймулдаевым.

Параллельно экологическое общество «Зелёное спасение» сделало официальный запрос по Лунному каньону в Комитет лесного хозяйства и животного мира Министерства экологии, которому подчиняются все нацпарки. И получило ответ.

Так что вся информация, которую вы сейчас прочтёте, – из первых уст.


ЧТО ЗАСТАВИЛО ПЕРЕГОРОДИТЬ УЩЕЛЬЕ?


Начну с причин, побудивших Есена Баймулдаева перегородить в конце прошлого года Лунный каньон забором. Главная, по его словам, это дикий туризм. Как рассказал фермер, молодые люди здесь веселятся, бухают, жгут костры, оставляют горы мусора, охотятся и, что вызывает его особенное возмущение, гоняют на джипах. Мне он оставил альбом с фотоуликами, часть которых я воспроизвожу здесь (см. фото 10, 11, 12, 13, 14).

мусор

Фото 11. Следы дикого туризма в Лунном каньоне.

земля

Фото 12. Следы дикого туризма в Лунном каньоне.

Работник крестьянского хозяйства Ернат Бушкаев добавил ещё одну причину: соседи пускают в долину свою скотину, и чужие овцы напрочь вытаптывают траву.

Я спросил Есена аға, чем именно занимается к/х «Сарыколь» здесь, на 30 гектарах Лунного каньона. Говорит: у овец тут зимовье, а мы разводим фазанов и кроликов (возможно, имел в виду зайцев). Но не с целью извлечения дохода, а ради восстановления популяции.

Я вспомнил о презумпции доверия и не стал вслух подвергать его слова сомнению. Тем более они были подтверждены видео: работники рассыпают по кушерам подкормку из вёдер. К тому же Есен аға сказал, что сам он тут родился и здесь жил его отец: раньше в ущелье был аул Курытогай.

Кстати, незадолго до нашей поездки Баймулдаев сам связался с «Зелёным спасением» и вызвался встретить группу, лично всё показать и рассказать.

Честно признаться, такая готовность меня удивила: я с таким не сталкивался. Возможно, ему посоветовали в нацпарке или Комитете лесного хозяйства. Как бы то ни было, это облегчило мою работу: обычно за первоисточником информации приходится днём с огнём гоняться.


КОТЛОВАН, КАРЬЕР ИЛИ ПРОСТО ЯМА?


Есен аға открыл замок на заборе и провёл нас в глубь каньона. В последний раз я был здесь лет 12 назад. А нынче он как-то особенно восхитил меня своей красотой. Из-за этого не сразу сосредоточился на странностях, которые предстали глазу.

Основная странность – то, что в постах называли «котлованом». Но это был не котлован и не карьер, а, скорее, большая яма (см. фото 15). Баймулдаев объяснил её так: якобы дорожные строители попытались добывать здесь глину. Увидели, что её мало – и бросили. Ернат обещал, что работники крестьянского хозяйства её сами засыпят, то есть рекультивируют.

каньон


Фото 15. Что пытались выкопать в Лунном каньоне – котлован, карьер или простоя яму?

Честно говоря, легенда про дорожных рабочих не сильно убедила. Чужие люди хозяйничают на твоей земле, а ты им это позволяешь?

Хотя, в принципе, это не так важно, кто копал – дорожные строители или крестьянское хозяйство. В любом случае это грубейшее нарушение закона. Территория, по словам директора ГНПП, является охранной зоной Чарынского нацпарка. Целевое назначение 30 гектаров Лунного каньона – разведение овец и коз, а также «смешанное сельское хозяйство». Изменить «целёвку» просто так нельзя. Поэтому недропользование – в любых масштабах – здесь строго запрещено. Очень надеюсь, что владелец «Сарыколя» яму заровняет.


ЧТО ОТВЕТИЛ КОМИТЕТ ЛЕСНОГО ХОЗЯЙСТВА?


А теперь – о главном. О праве собственности на Лунный каньон. Кому он принадлежит – Чарынскому государственному национальному природному парку или крестьянскому хозяйству?

Сначала процитирую ответ Комитета лесного хозяйства Минэкологии «Зелёному спасению» (см. скриншот 16):

скрин


Фото 16. Ответ Комитета лесного хозяйства Минэкологии на запрос ЭО “Зеленое спасение”.

«…испрашиваемый земельный участок (…) расположен на территории Алматинской области Райымбекского района, на землях производственного кооператива «Узынбулак», участке «Жабыр», площадью 30,0 га. Участок передан на праве временного возмездного землепользования (аренды) постановлением Акимата Райымбекского района от 14 мая 2007 года №553, для ведения крестьянского хозяйства.

Земельный участок не находится на особо охраняемых природных территориях (далее – ООПТ), но расположен в охранной зоне ГНПП.

Через данный земельный участок туристские маршруты ГНПП не проходят.

Учитывая то, что установленный забор находится на землях Райымбекского района Алматинской области по вопросу законности данного сооружения, вам необходимо обратиться в местные исполнительные органы» (конец цитаты).


ЧТО СКАЗАЛ ДИРЕКТОР НАЦПАРКА?


А вот что сказал мне директор Чарынского ГНПП Ельнур Ахметов под камеру.

Е. А: Лунный каньон находится не на территории национального парка, а в охранной зоне особо охраняемых природоохранных территорий. Он относится к Узынбулакскому сельскому округу. До 2004 года (год образования Чарынского ГНПП. – В. Б.) взяли этот земельный участок. Владельца я не знаю, но кадастровый номер у нас имеется.

В. Б.: А могут ставить забор в охранной зоне? У вас на это разрешение спрашивали?

Е. А.: Это частная собственность. Мы сейчас ничего не можем говорить. Но мы занимаемся с этим. Указанная территория, Лунный каньон, является производственным кооперативом «Узынбулак».

В. Б.: Он владелец этой территории?

Е. А.: Лунный каньон, или ущелье Жабыр, взят для ведения крестьянского хозяйства на долгосрочное пользование. В данном направлении нет никаких туристических маршрутов. Туристическими фирмами организованы незаконные и нерегулируемые посещения туристов на данном участке.

В. Б.: Я там был больше десяти лет назад, в 2000-х. Туда туристы спокойно ходили всегда. Никто не говорил, что это незаконно. Никаких заборов там не было. И только в этом году вдруг стало незаконно.

Е. А.: Только в прошлом году ограждение поставили хозяева.

В. Б.: И это хозяин сказал, что незаконно?

Е. А.: Эта земля их по госакту.

Во вторник, 30 марта, Ахметов прислал мне цитату из письма Комитета лесного хозяйства в «Зелёное спасение», которую я уже привёл.


ЧТО СКАЗАЛ ВЛАДЕЛЕЦ КРЕСТЬЯНСКОГО ХОЗЯЙСТВА?


Разговор с Есеном Баймулдаевым даю в пересказе. Он сказал, что землю получил В 2006 ГОДУ (то есть через два года после создания Чарынского нацпарка) в аренду на 50 лет от Кегенского районного акимата (а не от Райымбекского; впрочем, там постоянная история слияний и поглощений Кегенским районом Райымбекского, я и сам запутался. – В. Б.).

И получил эту землю не как представитель кооператива «Узынбулак», а как владелец крестьянского хозяйства «Сарыколь».


РАСХОЖДЕНИЯ В ПОКАЗАНИЯХ


Конечно, трём сторонам – Комитету лесного хозяйства Минэкологии, директору Чарынского нацпарка и владельцу крестьянского хозяйства – стоило договориться между собой заранее, какую информацию они будут оглашать общественности и, в частности, журналистам.

А то я наблюдаю разночтения в показаниях. И по акиматам, которые выдавали госакты на землю. И по годам, когда Лунный каньон был сдан в аренду. И по арендатору: так и нет консенсуса по поводу того, это был производственный кооператив или крестьянское хозяйство?


ГЛАВНЫЙ ВОПРОС


И до сих пор нет ответа на главный вопрос: Лунный каньон – вместе с проходом к реке Чарын – относится к нацпарку или к его охранной зоне? Или вначале был в нацпарке, а затем выведен из состава ГНПП?

И Комитет лесного хозяйства, и Ельнур Ахметов, и Есен Баймулдаев в один голос говорили, что ущелье Жабыр (оно же Лунный каньон) ни частями, ни полностью не входило в Чарынский нацпарк.

Хотя, на мой взгляд, это довольно странно в принципе: нужно быть слепцом, чтобы не оценить уникальность и красоту этого природного объекта, который не уступает в живописности Долине Замков, Темирлику или Чёрному Чарыну. И ему место – исключительно в национальном парке, а не в частных владениях. Почему его в 2004 году не включили в ГНПП – отдельный вопрос, на который у меня пока нет ответа.


КАРТЫ НА СТОЛ!


Мы подошли к кульминации этой истории.

Обратите внимание на карту участка, где расположен Лунный каньон (см. карту 1). Её мне прислал 30 марта директор Чарынского ГНПП Ахметов. Розовым обозначена территория нацпарка. Бледно-серым – охранная, или буферная, зона. Чёрный квадратик – ворота забора, который установил Баймулдаев.

карта

Карта 1. Обратите внимание на карту участка, где расположен Лунный каньон. Её мне прислал 30 марта директор Чарынского ГНПП Ахметов. Розовым обозначена территория нацпарка. Бледно-серым – охранная, или буферная, зона. Чёрный квадратик – ворота забора, который установил Баймулдаев. Выше квадратика простирается Лунный каньон – вплоть до узкого вертикального участка, который выходит почти вплотную к реке Чарын. У «подножия» этого участка каньон заканчивается, и начинается проход к реке. Здесь «зелёнка», и это сильно пересечённая местность: она вся усеяна огромными валунами. И путь к воде весьма нелёгок. Тогда, 12 лет назад, я его преодолел, поэтому зримо представляю, о чём пишу.

Выше квадратика простирается Лунный каньон – вплоть до узкого вертикального участка, который выходит вплотную к реке Чарын.

У «подножия» этого участка каньон заканчивается, и начинается проход к реке. Здесь «зелёнка», и это сильно пересечённая местность: она вся усеяна огромными валунами. И путь к воде весьма нелёгок. Тогда, 12 лет назад, я его преодолел, поэтому зримо представляю, о чём пишу.

Этот «аппендикс», не относящийся, как и Лунный каньон, к нацпарку, указан на картах 2015 года, которые наш фотокор Роман Егоров снял в кабинете Ельнура Ахметова: он в должности директора ГНПП 8 лет (см. карты 2, 3, 4, 5). А на этом снимке директор указывает на него ручкой (см. карту 6).

 

карта

Карта 2. Её роман Егоров сфотографировал в кабинете директора нацпарка.

карта

Карта 3. В кружке – «аппендикс», ведущий от каньона к реке Чарын и не относящийся, как и Лунный каньон, к нацпарку.

карта

Карта 4. Схема Чарынского нацпарка от 2015 года. В красном кружке – «аппендикс», ведущий от каньона к реке Чарын и не относящийся, как и Лунный каньон, к нацпарку.

карта

Карта 5. В красном кружке – «аппендикс», ведущий от каньона к реке Чарын и не относящийся, как и Лунный каньон, к нацпарку.

И здесь мне очень повезло.

В 2007 году ЭО «Зелёное спасение» запросило в Комитете лесного и охотничьего хозяйства, который тогда входил в Минсельхоз, карту Чарынского нацпарка.

И экологи её получили! 18 декабря 2007 года. Посмотрите на неё внимательно (см. карты 7) . Никакого узкого выступа в левой нижней части карты нет и в помине! То есть участок от Лунного каньона до реки Чарын – это несколько гектаров – не входил в крестьянское хозяйство, а являлся территорией нацпарка. Хотя Баймулдаев говорил мне, что получил землю в 2006 году.

карта

Карта 7. Границы Чарынского нацпарка в 2007 году.

Но если бы только это «горлышко» странным образом оказалось исключённым из особо охраняемых природных территорий.

Сравните всю южную границу Чарынского ГНПП на карте 2007 и 2015 года. 14 лет назад она была достаточно пологой (см. карту 9). А спустя восемь стала похожа на подол платья, который изрезали ножницами в бахрому (см. карту 10)! Словно южную часть нацпарка капитально обглодали.

В левом нижнем углу так вообще появился целый «анклав» в границах парка – крестьянское хозяйство внушительных размеров. А всего я насчитал около десятка подобных «выгрызов».


ПЕРЕДАЮ ЭСТАФЕТУ


Здесь остановлюсь. Передаю эстафетную палочку расследования администрации нацпарка и Комитету лесного хозяйства и животного мира Минэкологии. Пусть изучат историю корректировок генплана Чарынского ГНПП с 2007 по 2015 год и доложат обществу: чем были вызваны довольно серьёзные изъятия земельных участков из состава нацпарка?

Думаю, будет уместно подключение к этому увлекательному процессу Антикора. Если не очканёт, конечно. Потому что в таком чувствительном вопросе, как земельный, да ещё в нацпарке, можно задеть не только ниточки, ведущие незнамо куда, но и чей-нибудь высокопоставленный тройничный нерв.


АЛЛЁ, ЗЕМЕЛЬНАЯ КОМИССИЯ!


Найдётся здесь дело, конечно, и недавно созданной земельной комиссии. К моему удовлетворению, в неё вошли не только профессиональные любители родины, но и настоящие эксперты – такие, как юрист в области земельного права Бакытжан Базарбек, с которым мы вместе работали не по одной теме.

Понимаю, что у комиссии сейчас непочатый край работы. Однако в нацпарках – в частности, в Иле Алатау – в связи с приходом весны началось сезонное обострение горнолыжно-курортной и экотуристской шизофрении.

И в этой связи призываю членов комиссии подумать над такой идеей: обратиться к президенту Токаеву с просьбой (предложением, требованием) объявить МОРАТОРИЙ на сдачу земель нацпарков в аренду, а также ИНВЕНТАРИЗАЦИЮ всех корректировок генпланов ГНПП и особо охраняемых природных территорий (ООПТ), бывших и нынешних.

Пока они ещё существуют, эти ООПТ, и есть что инвентаризовать.


ЭТО БОЛЬШЕ, ЧЕМ ПРЕСТУПЛЕНИЕ. ЭТО ОШИБКА


Я же точку в расследовании «Забор в Лунном каньоне» пока не ставлю. То, что великолепный ландшафт оказался не в общественном пользовании, а в крестьянском хозяйстве, – это, как говорил Талейран, больше, чем преступление. Это ошибка. И её надо исправлять.

При этом важно не прищемить права арендатора. Если, конечно, он получил землю в пользование на законных основаниях. Это может быть или выкуп права аренды государством и передача участка в нацпарк, или обустройство туристского маршрута самим арендатором, или какой-то третий вариант.

На мой взгляд, люди, безусловно, должны иметь возможность любоваться каньоном. Но только те, кто ведёт себя по-человечески. То есть ответственные туристы.

P. S. Поездка в Чунджу и на Чарын стала возможной благодаря Социально-экологическому фонду и сайту “Ливень”, который регулярно публикует мои расследования. Особая благодарность Вадиму Ни (Vadim Nee) и Нуржану Аязбаеву (Nurzhan Ayazbayev).

Фото: Роман Егоров (Roman Egorov) и Тимур Нусимбеков (Timur Nusimbekov).


Другие статьи автора читайте на сайте «Ливень».


Подписывайтесь на поток экоинформации:

Об этом тоже важно знать