Преследования защитников Кок-Жайляу

by Дина Ни
457 views
Преследования защитников Кок-Жайляу

Мы продолжаем серию публикаций, посвященных преследованиям экологических активистов в постсоветских странах. Тема нашего сегодняшнего выпуска – преследования защитников Кок-Жайляу в Казахстане.

Наш собеседник сегодня – один из соавторов серии докладов “Опасная профессия” Вадим Ни. Почему нужно бороться за свои права, в чем особенность кампании “Сохраним Кок-Жайляу” и чего стоила активистам их борьба – ответы на эти и другие вопросы читайте в нашем интервью.


Вадим Ни

Вадим Ни

Вадим Ни  один из членов команды экожурнала ЛИВЕНЬ и  активный участник кампании “Сохраним Кок Жайляу”. Кроме того, один из авторов докладов о преследованиях экологических активистов.

Подробнее об идее создания доклада читайте в статье “Экологи становятся новыми диссидентами на постсоветском пространстве”.

Последнее издание доклада доступно здесь.


Почему алматинцы против строительства курорта на Кок- Жайляу? 


– Вадим, начнем с ключевого вопроса: почему многие алматинцы не приняли застройку урочища Кок-Жайляу?

– Начну издалека. В начале нулевых меня пригласили на встречу в Ванкувере. Она проходила удаленно от собственно города, в тихом месте, на фоне природы. Мы там постоянно и много передвигались пешком. А мне хотелось увидеть высотные здания, сходить в торговые центры за покупками и просто погрузиться в атмосферу шумного города. Еще хотелось посмотреть строящиеся олимпийские объекты в Ванкувере. Я пожаловался своему другу-канадцу, что мне комфортней в условиях современного города. Он ответил:

Подожди, пройдет немного времени и тебе не захочется этого. Отели, офисы, торговые центры практически везде одинаковые. Поэтому со временем тебе будут нравиться места вдали от цивилизации. Мы тоже через это прошли.

Друг был значительно старше меня, и я не стал с ним спорить.

Вокруг Кок-Жайляу сплотились алматинцы, которые не хотят постоянно находиться в «каменных джунглях». Они тратят свободное время на длительные прогулки в горах. Маршрут на Кок-Жайляу очень удобен для таких прогулок. Его могут одолеть большинство новичков. Утром выходишь из дома, к вечеру возвращаешься домой. Когда мои друзья попросили меня поддержать эту кампанию, я там и не бывал ни разу. Защищал то, что не видел. Просто поверил своим друзьям и коллегам, что это важно и нужно.

Кок Жайляу

Дорога на Кок-Жайляу. Фото: Ната Ли


Почему власти утверждают, что противников курорта меньшинство? 


– Но ведь сторонники застройки утверждали, что людей, которым нужен незастроенный Кок-Жайляу, меньшинство?

– Думаю, это неверный аргумент. Люди, которые его используют, понятия не имеют о защите экологических прав. Курорт не может строиться на таких условиях. Что же тогда, всю природу застроить? Кто-то всегда скажет: “А кому нужна природа?”. Рядом ведь никто почти не живет. В любом случае, в конце кампании противников строительства было очень много со всех концов Казахстана.

Права человека – это всего лишь слова на бумаге, пока кто-то один не начинает за них бороться. Он/она не должны ждать, когда к этому будут готовы все или большинство. Не проводить же городской референдум, когда хочешь заявить свое право и бороться за него. Перефразирую известное выражение, “кто защитит право одного человека, тот защитит право целого мира”.


Что сделало кампанию “Сохраним Кок Жайляу” успешной? 


Сохраним Кок-Жайляу

Фото: Анастасия Фатиховски

– В чем секрет успеха данной кампании? Почему людям удалось отстоять свои права и сохранить Кок-Жайляу?

– Я с середины 90-х участвую в общественных экологических кампаниях. Обычно они реализуются небольшой группой зеленых или экологических активистов. Только антиядерная кампания против ввоза для захоронения в Казахстане радиоактивных отходов и движение “Невада-Семипалатинск” были сравнимы по массовости. В организации кампании против застройки Кок-Жайляу участвовали профессиональные журналисты, экономисты, социологи, юристы, блогеры, художники, представители многих других профессий. Большинство посчитало делом чести активно включиться в эту кампанию.

На заключительном этапе сложилась уникальная ситуация. Несмотря на подключение «административных ресурсов» для подавления кампании, в рядах защитников Кок-Жайляу оказались профессионалы более высокого уровня. Для меня моментом, когда я окончательно поверил в победу, стал принудительный сбор подписей среди бюджетников, студентов и несовершеннолетних школьников. Это как же противник был повержен, что попытался мобилизовать совсем уж неподготовленных?


Как преследовали активистов за их деятельность? 


– Почему кейс с кампанией против застройки на Кок-Жайляу попал в ваш доклад по преследованиям защитников окружающей среды? Ведь в нем нет примеров жесткого преследования. 

– Да, действительно, здесь не было громких случаев с задержаниями, уголовными преследованиями, физическим насилием. Но мы решили этот кейс включить как пример использования диффамации для преследования защитников окружающей среды.

Диффамация - это действие по распространению ложной информации с тем, чтобы негативно повлиять на репутацию определенных лиц или группы лиц.

Как я уже сказал, особенностью этой общественной экологической кампании стало активное участие профессионалов из различных сфер. И, когда ты проигрываешь в профессионализме, то возникает соблазн использовать диффамацию как средство борьбы с оппонентом.


Что такое диффамация и чем она опасна? 


– Поясните, что вы имеете в виду под диффамацией в случае кампании по Кок-Жайляу? И почему от диффамации нужна защита?

– В общественной кампании по Кок-Жайляу было несколько волн диффамации в отношении защитников окружающей среды, и они описаны в нашем докладе.

диффамация

Иллюстрация: Алена Грицык

Мы отнесли к таковым публикацию ныне российского журналиста Ярослава Красиенко в 2012 году, выдуманную и растиражированную в СМИ Бекжаном Идрисовым в 2013 году историю о вооруженном нападении на геодезистов. К этой же категории мы относим публикацию 2018 года кинорежиссера Ермека Турсунова. В ней он назвал защитников окружающей среды «экоталибаном» и попытался приписать мирной гражданской кампании экстремистский характер. А также серию публикаций конца 2018 и начала 2019 годов, в которых лидеров движения пытались обвинить в действиях в интересах других государств.

А в отношении заключения об экологических рисках этого проекта, публикации стали муссировать факт российского гражданства его автора. Хотя целый ряд документов для обоснования проекта строительства горнолыжного курорта готовился зарубежными компаниями и зарубежными экспертами с оплатой из бюджетных средств.

Обычно для диффамации привлекаются внешние игроки, а не участники спора. Это могут быть журналисты, блогеры, общественные деятели, специализирующиеся на «заказных» публикациях, но это могут быть и анонимные авторы. Здесь нужно отметить, что противники и сторонники строительства нередко троллили (Прим. редакции: высмеивали) друг друга в соцсетях и продолжают это делать. По сути, это часть современного процесса ведения борьбы. Другое дело, когда подключаются внешние игроки, чтобы лишить одну из сторон возможности высказать свое мнение и принять участие в процессе принятия решения.

Широко распространены приемы обвинения в преследовании интересов других государств, экстремизме. Кто-то утверждает, что ты – «экоталибан», «банда с ножом», «шпион» и, соответственно, лишает тебя права на голос. Это как в средние века, когда обвиняли во всех бедах ведьм и устанавливали истину испытанием водой. Всплыла – ведьма и подлежишь сожжению на костре, утонула – невиновна. Все-таки я надеюсь, что мы отошли от таких форм решения споров.


Как защититься от диффамации? 


– Можно ли защищаться от диффамации и как это делать?

– Да, считаю, что это можно сделать. И это показала практика кампании против застройки на Кок-Жайляу. Общество должно отказаться от того, чтобы признавать кого-либо «ведьмой», «экоталибаном», «экстремистом» на основе чьих-то домыслов. Право высказывать свое мнение по вопросам общественного развития должно признаваться гораздо более важным, нежели выискивание следов «иностранного финансирования» у собственных граждан. Если хорошо поискать, оно есть практически в каждом доме и в каждой семье.

В этом смысле я хотел бы упомянуть прием, использованный Вадимом Борейко (казахстанский журналист, активный участник движения “Сохраним Кок-Жайляу”. Его расследование по проекту Кок-Жайляу читайте здесь) с его «je suis ecotaliban», который получил широкую поддержку в соцсетях. Если обвинение идет без указания конкретных имен, то можно смело принять это на свой счет. Потому что использование таких эпитетов направлено на то, чтобы отпугнуть от реализации своего права. Оно звучит “уйди в сторону и молчи”. Нередко важно потребовать удаления таких диффамационных публикаций, даже если их опять опубликуют на другом информационном ресурсе. Я считаю, что в случае кампании против застройки на Кок-Жайляу, общество впервые за многие годы показало свою зрелость и уважение к тем, кто пытается защищать свои права.


О докладе 


Полностью обновленный в конце 2019 года доклад о случаях преследований экологических активистов вы можете прочитать по ссылке. 

В него вошли истории, которые схожи между собой, хотя и произошли в далеких друг от друга странах. Защитники окружающей среды находятся под угрозой во всем мире. Представленные в докладе случаи – лишь немногие из примеров. 

Этот доклад рассказывает истории защитников окружающей среды во всем мире. Людей, которые осмеливаются выступать в защиту нашей планеты и ее жителей.


Автор иллюстраций: Алена Грицык.


Предыдущие выпуски о преследованиях экоактивистов читайте по ссылкам: 


Подписывайтесь на поток экоинформации:

Instagram @livingasia.online

Facebook @livingasiaonline

Youtube @livingasia.online

Telegram-канал об этичных продуктах бьюти индустрии

Об этом тоже важно знать