Преследование экологических активистов

804 views
экологические активисты

ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ АКТИВИСТЫ – это, без преувеличения, герои нашего времени. Они рискуют своей жизнью, защищая наше общее право на чистые воздух, воду и землю. И вслух говорят о том, о чем принято молчать. Поэтому экологические активисты –  ОЧЕНЬ НЕУДОБНЫЕ люди. Они меняют сознание. И другие, равняясь на них, тоже начинают понимать, что у них есть право на чистую окружающую среду. И действовать.

Мы начинаем серию публикаций об ЭКОЛОГИЧЕСКИХ АКТИВИСТАХ. Все эти истории есть в докладе “Опасная профессия. Преследования защитников окружающей среды”, выпущенном Crude Accountability совместно с Экофорумом НПО Казахстана и организацией FracTracker Alliance (США). 

И сегодня – рассказ о Нугзаре КОХРЕИДЗЕ, климатическом активисте из Грузии.


ПОЛЬША:

Преследование экологических активистов оказалось важнее борьбы с изменением климата

Со 2-го по 15-е декабря 2018 года в польском городе Катовице проходила ежегодная климатическая конференция ООН (COP-24). Основной задачей мероприятия было утвердить Cвод правил по реализации Парижского соглашения 2015 года, который в результате долгих переговоров делегаций был все-таки принят. Однако данные климатические переговоры запомнились еще одним событием, явно несоответствующим международному праву.

14 аккредитованных и имевших право въезда и пребывания в стране участников были задержаны на границе Польши. Экологические активисты не были допущены на ее территорию и, соответственно, к участию в COP-24. В 24-летней истории проведения климатических переговоров подобное случилось впервые. Подробнее о том, что произошло, читайте в нашем прошлом материале – ЗДЕСЬ.

Польские власти заявляли, что якобы официальной причиной недопуска в Польшу отдельных участников климатической конференции была «угроза безопасности». Среди недопущенных участников, наряду с представителями НПО Украины и России, оказался также  представитель гражданского общества Кыргызстана и член официальной делегации Грузии.

Читайте эксклюзивное интервью журнала ЛИВЕНЬ с Нугзаром КОХРЕИДЗЕ, представителем организации “350.org” в Грузии.

Нугзар Кохреидзе

Нугзар Кохреидзе. Фото: Вадим Ни.


1. ЗАДЕРЖАНИЕ В АЭРОПОРТУ

Нугзар, тебя пригласили на СОР24. У тебя была аккредитация, ты мог въехать на территорию Польшу. Как получилось, что тебя не пустили на территорию Польши?

– С 2009 года я занимаюсь климатическим активизмом вместе с  организацией «350.org». И в прошлом году, когда в Катовице проходил СОР24, «350.org» организовало большую группу из нашего региона на эту конференцию.

Я тоже попал в этот список и получил первую аккредитацию через «350.org». После я также получил вторую аккредитацию еще и с грузинской делегацией.

Я летел самолетом из своего города в Дортмунд, Германия, компанией «Wizz Air». А из Германии я должен был лететь в Катовицу. Когда я пересек немецкую границу, все было нормально, все было в порядке. Мне обычным образом сделали штамп.

Но у меня была уже какая-то информация о том, что может что-то произойти. Накануне по почте я получил информацию о том, что моих коллег из «350.org» других стран,  следующих на конференцию, остановили. Но точно я ничего не знал.

Я подошел к пункту контроля. Это был временный контроль на СОР, как нам сообщили. Хотя мы не должны были повторно проходить повторный паспортный контроль, когда въезжаем в шенгенскую зону.

Девушка на контроле очень долго копалась, потом позвала кого-то, чтобы он посмотрел в компьютере. И в итоге мне предложила перейти в центр ожидания. Там мне показали какой-то документ и сказали, что я должен вернуться назад. При этом они проинформировали меня, что позовут представителя «Wizz Air», и мне надо будет купить билет на следующий самолет, чтобы вернуться назад. Вот начало этой истории.


2. ТРЕБОВАНИЕ ДЕПОРТАЦИИ ИЗ СТРАНЫ

– Расскажи, пожалуйста, что было дальше. Нам важно знать, что происходило внутри, как с вами обращались при задержании.

– Обращение со мной было нормальным. Не было никакого физического насилия.  Было психологическое давление, чтобы я вернулся назад. Так как я понимал польский язык, я видел растерянность самих охранников на границе. Они друг с другом переговаривались, спрашивали, как действовать в этой ситуации. Они не понимали, что происходит.

«350.org» очень быстро среагировали, когда я сказал, что меня остановили и не дают возможность пройти границу. Они направили ко мне польского адвоката.

Я отказался принимать документ, который мне предлагали подписать, и уехать из страны. Я сказал, что написано на польском языке, который не является для меня понятным письменным языком, и я подожду моего адвоката. После того, как появился адвокат, они объяснили ему,  что не могут ничего поделать. В списке красными чернилами отмечены мои имя и фамилия. Написано, что я представляю опасность для польского общества. Когда мне это перевели, мне стало смешно. Я сказал им, что только месяц назад был в Польше, посещал большую конференцию и был там спикером.

Я сказал, что  у меня есть право обжаловать любое обвинение. Это право мне дает  Шенгенский закон. У меня нет никаких нарушений Шенгенской зоны. Если бы нарушения были, меня бы просто не впустили в Германию.

Они вызвали представителя Wizz Air и спросили, когда ближайший рейс. Им сказали, что через несколько часов. Тогда они потребовали, чтобы я поменял билет. Мне надо было лететь в следующий четверг. А так мне сказали, что надо доплатить 50 евро, чтобы улететь завтра. Меня хотели отправить из страны за мой же счет. Я сказал, что собираюсь обжаловать эту ситуацию. Мы обжаловали, написали письмо.


3. ЧЕТЫРЕ ДНЯ В ОЖИДАНИИ КОМЕНДАНТА

И получилось так, что мне сказали, что коменданта нет, потому что это была суббота или воскресенье. Это было очень похоже на произведение Кафки «Замок». Где-то находится коммендант, который всегда занят.

Меня перевели в транзитную зону, под конвоем и поселили  в комнату в самом аэропорту. Я провел там 4 дня, пока они рассматривали мой вопрос. На следующий же день ко мне пришел заместитель коменданта, подготовленный к разговору, и сказал, что, если я не улечу в такой-то день, меня переведут в суд. А потом, по постановлению суда, депортируют.

Это  было забавно, потому что в тот момент я находился в транзитной зоне, то есть еще не в Польше. Но они запугивали меня, что испортят мою биографию, переведут в суд.

Представляете, они уже заранее знали, что постановит суд! Меня хотели выдворить из страны. Я сказал, что буду ждать до конца, до понедельника, потому что мне обещали встречу с комендантом в понедельник. В понедельник комендант вышел на работу, но ему было все некогда. Он со мной не встретился ни в понедельник, ни во вторник.

И во вторник вечером я уже вылетел. Я согласовал это решение со всеми – и с «350.org», и с другими. Очень многие уже были вовлечены в этот вопрос.

И для меня это было поразительным случаем. Я много раз был в Польше. Но никогда подобного у меня не бывало.

У меня особое отношение и к польскому языку, и к Польше. Я изучал этот язык в университете. Я – специалист по славянским языкам и литературе, и у меня очень много друзей в Польше, которые мне звонили и спрашивали, что произошло. Они спрашивали, почему меня остановили, и с каких пор я стал опасным для польского общества.

экологические активисты

Рисунок Нелли Ни


4. ПОДПИСАТЬ ДОКУМЕНТ, ЧТОБЫ ПОТОМ НЕ ОБЖАЛОВАТЬ

– Что все-таки было в документе, который требовали подписать? Причем, этот документ требовали подписать и других участников.

– Это был классический документ, шаблонный формуляр. Там было написано, что я, такой-то, соглашаюсь с решением пограничной службы и беру на себя ответственность о возврате назад. И что эта мера является временной. Ее срок истекает где-то после 14 декабря. Это была временная мера пресечения только для определенного количества людей.

– То есть была прямая связь с СОР, с конференцией, так?

– Да, это все было связано именно с СОР24. Но в документе это не было написано. Они приняли временный закон, связанный с безопасностью на всех границах Польши. Но в этот список попали только 14 человек. Большее количество из этих 14-ти было из организации «350.org», еще были из CAN,  и еще два – представители стран Европейского Союза. Последних сразу же освободили, как только за них вступились представительства. В документе про конференцию не было ничего написано. Этот документ был нужен для того, чтобы у меня не было возможности обжаловать. И потому я не принял этот документ и не подписал его.

Но у меня было преимущество. Я 11 лет проработал в Международной организации по миграции и все эти законы прекрасно знаю. И знаю также, что если ты документ подписал, то ты берешь на себя ответственность за свои деньги возвращаться назад. Но, в принципе, я и купил обратный билет сам, за свои деньги.


5. НАРУШЕНИЯ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА

– Почему были выбраны именно эти 14 человек? И как в это число попали представитель грузинской делегации и Мария Колесникова из Кыргызстана?

– Мы очень много задавались этим вопросом, искали причину. «350.org» нанял адвоката,  мы пошли в суд в Польше. И первая инстанция нам сказала, что те меры, которые применили против нас, были совершенно законны. Это был временный закон, который имел силу. Но при этом нам оставили право обжаловать. Раз суд дает нам право обжаловать, значит, не все законно с точки зрения прав человека.

У меня были подозрения, что это было связано с тем маршем, который должен был быть на СОР24. Но в нем участвовало много людей, больше 3000 человек.

И марш был лишь одним из действий, которые я планировал осуществить на СОР. Вообще же я должен был информировать грузинское общество о процессе переговоров. Писать посты, делать прямые включения и прочее.

Я думаю, что хотели сократить количество участников этого марша. Сделать все возможное: запугать и прочее. Выбрали 14 человек  из постсоветского пространства, потому что защита прав из этой зоны  намного слабее.  Двое украинцев уже были в Катовице, когда к ним ворвались представители правопорядка и арестовали. Мы искали их сутки. Вмешались представители Украины и министр, и удалось их освободить.

Зачем этих людей пытались выдворить, если у них и так в тот же день были обратные билеты?

Это было нелегко, целый год эти ребята были еще под стрессом.

Нугзар Кохреидзе

Нугзар Кохреидзе. Фото: Вадим Ни.


6. ПОЛИТИЧЕСКИЙ ВОПРОС

– У меня было такое впечатление, что это все произошло из-за «угольных товарищей». Вы же знаете, что Катовице – это город угля. А «350.org» и CAN – организации, которые во всем мире борются с ископаемым топливом. И может быть потому они и взяли на вооружение тех людей, которых пригласила организация «350.org». Поэтому «угольные товарищи» – миллионеры, которые на угле и на черной работе сделали свои миллионы, они слоббировали принятие временного закона. Может, его оформили как «тайный заговор». И они всячески постарались воспрепятствовать той акции, которая была против них.

Для Польши это – очень неприятный поступок. Для Грузии это тоже – неприятный поступок, потому что для нас Польша – это дружественная страна. Это – наш партнер в Европейском Союзе. Я считаю, что это – большой политический скандал.

Но я преднамеренно не стал поднимать вопрос в политическом значении. Не стал привлекать ни посольство, ни министерство иностранных дел к этому вопросу. Хотя министерство иностранных дел очень странным образом ответило на вопрос журналистов о том, почему я нахожусь в транзитной зоне и арестован.

Но я не поставил себя на первый план в данном вопросе, потому что польско-грузинские отношения важнее, чем в данном случае был я. Хотя это абсолютно политический вопрос. Когда такое произошло с представителем немецкой делегации, вмешалось правительство Германии, и его сразу отпустили. Хотя обвинение у него было такое же – что он представляет опасность для польского общества.

Вот этот факт дает тебе понять, что ты из маленькой страны, и против тебя могут предпринять что угодно.


7. НАПАДЕНИЕ НА АКЦИЮ НА СОР25

– В Испании в этому году тоже планировалась протестная акция. Причем, это традиционная протестная акция. В этот раз ее жестко заблокировали, и ты был один из пострадавших. У тебя забрали бейдж. Правда, его вернули. Как это произошло?

– Да мне вернули в итоге бейдж, потому что вернули всем.

Я случайно попал на эту акцию. Не знал, что это – несанкционированная акция, но не суть важно. Помог моему  коллеге Штефану, который раскрывал баннер. Там собралось очень много людей. И они все скандировали: “Climate justice now!” (“Климатическая справедливость сейчас!”).  И я с этим совершенно согласен.

Переговоры идут медленно. Это совсем неамбициозный СОР. Договоренностей очень мало. А надо торопиться. И сейчас совсем не “Time for action!” (“Время действовать!”), как об этом пишут. Поэтому я был абсолютно согласен с посылом этой протестной акции.

И вот мы держим этот большой длинный баннер, поднимаем вместе с ним и идем. Вдруг я вижу, что за Штефана хватается секьюрити и дергает его вниз. Но мы продолжаем держать баннер. Крепимся, поднимаем еще выше вверх. Потом я вижу, что Штефан уже не держит баннер, а передо мной появляется женщина-секьюрити. И она сдирает с меня бейдж.

Я спрашиваю ее: – Что вы делаете?

Она отвечает: – Вы нарушаете правила. Это неавторизованная акция. Вы должны быть изгнаны.

И, как только я лишился бейджа, я сразу понял, что нас теперь выгонят. И мы перешли в WWF, который стал моим убежищем. Спасибо Алексею Кокорину! Мы там быстро собрались, обсуждали этот вопрос. Обсуждали и текущие моменты СОР.  Я дождался таким образом вечера. С другими участниками было еще хуже. Их обманным путем вытеснили на улицу. Они оказались на морозе без верхней одежды.

И вечером CAN инициировал переговоры, чтобы вернуть нам эти бейджи. И до следующего дня мы не знали нашу судьбу.

Фото заграждения

Заграждение на СОР-25


8. “ВРЕМЯ ДЕЙСТВОВАТЬ!” или время ждать?

– Что в этом важно? И в прошлом году, и в этом году СОР показали – те люди, которые принимают решение, не хотят, чтобы в этом участвовало гражданское общество. А мы на самом деле есть база.

Для чего эти все происходит? Для чего эти изменения нужны?

Мы представляем активное общество. 8 миллионов не смогут прийти на СОР и озвучить свою позицию. Придут 300 человек и скажут за всех.

Я не понимаю, почему злится Секретариат. Я в своем посту написал: “Вы, наконец, решите, что вы хотите. Когда вы называете этот СОР “climate emergency” и “временем действовать”, то для кого вы это говорите?  Кому вы это говорите? Нам? Мы и так находимся в “climate emergency”!  Мы и так работаем. На своих уровнях мы мобилизовали народ, общество”.

– “Время действовать” – это на самом деле и есть посыл гражданского общества.

-Да! Если послушать, что говорит Секретарь ООН, он говорит на нашем языке. На языке гражданского общества. И он в этом плане – мой коллега. Он меня поддерживает.

– То есть они, по сути, и призвали к этой акции.

– Так и есть. К чему была приурочена эта акция? Уже 9-й, 10-й день идут переговоры, а результат – ноль! И они хотели, чтобы мы санкционировали акцию, которая против результатов?

Но я думаю, что Секретариат видит в этом и свою ответственность. И им больно сознавать, что они ни к чему не привели. Огромные деньги тратятся на эти СОР ежегодно. И это все  из карманов налогоплательщиков. А результатов ноль!

И кто не добивается результатов? Те же самые правительства, которые мы же с вами и финансируем! И вот это  проблема.

Хайлевел селфи

Хайлевел селфи


9. СДЕЛАЙТЕ ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО ЧАСТЬЮ ПЕРЕГОВОРОВ!

– Для нас фокусом акции не был Секретариат. Он и не должен был реагировать. Наш акцент был на наши государства, которые больше всего загрязняют атмосферу. На которых лежит самая большая доля ответственности.

Я думаю, что правильнее было бы сделать гражданское общество частью переговоров. Потому что, когда Европейский Союз выступает с лозунгами: “Больше вовлеченности гражданского общества”, то где результаты? Мы всего ли наблюдатели. Мы можем только наблюдать.

Так сделайте нас частью переговоров! И переговоры пойдут гораздо быстрее.

Если бы переговоры были прозрачные, то и результаты были бы более явными. А так эта канитель тянется уже очень долго.

И в один момент на планете может такое произойти, что и обсуждать уже будет нечего.


О докладе 


Полностью обновленный в конце 2019 года доклад о случаях преследований экологических активистов вы можете прочитать по ссылке. 

В него вошли истории, которые схожи между собой, хотя и произошли в далеких друг от друга странах. Защитники окружающей среды находятся под угрозой во всем мире, и представленные в докладе случаи – лишь немногие из примеров. 

Этот доклад рассказывает истории защитников окружающей среды во всем мире. Людей, которые осмеливаются выступать в защиту нашей планеты и ее жителей.


Фото: Вадим Ни.

Рисунки: Нелли Ни, по мотивам музыкального клипа Radiohead “Burn the Witch”

Об этом тоже важно знать