ОБНУЛЕНИЕ ВАРИАНТОВ

465 views

…И тут судья спросила: “Кто такой Нуров?” А я словно услышал голос Пилата: “Что есть истина?”


ПРЕДЫСТОРИЯ ИСКА


В среду, 30 января, в Специализированном межрайонном экономическом суде Алматы прошло очередное заседание по иску экологического общества «Зеленое спасение» к городскому управлению туризма
Напомню суть иска.

4 ноября на общественных слушаниях по ПредОВОС строительства курорта «Кокжайлау» Наиль Нуров, директор ТОО «AMR» – компании-оператора проекта, в частности сказал во всеуслышанье:

«Нулевой вариант сегодня не рассматривается, потому что плато «Кокжайлау» давно и, к сожалению, варварски осваивается. Нулевого варианта «Кокжайлау» уже давно не существует».

8 ноября «Зеленое спасение» направило акиму Алматы письмо, в котором указало, что данное заявление противоречит казахстанскому законодательству и требованиям Орхусской конвенции, которую подписал Казахстан. И, таким образом, Н. Нуров, делая подобное заявление, бросает тень на репутацию государственных органов. Экологическое общество обратилось к главе города с просьбой дать оценку действиям Н. Нурова и отстранить его от занимаемой должности.

26 ноября председатель общества Сергей Куратов (Sergey Kuratov) получил ответ из управления туризма (см. скриншоты), где были такие строки:

«Термин «нулевой» вариант строительства был введен в обиход и появился благодаря обращениям и выступлениям представителей ЭО «Зеленое спасение». Точного толкования понятия «нулевой» вариант не существует, и каждый из участников дискуссии самостоятельно трактует данное понятие».

13 декабря сайт «Зеленого спасения» просветил аудиторию, а заодно и чиновников:

«Термин «нулевой» вариант давно закрепился в экологическом праве. В учебниках по экологическому праву дается его разъяснение. Казахстанские законодатели и специалисты уже более 20 лет применяют этот термин. В действующей с 2007 года «Инструкции по проведению оценки воздействия на окружающую среду», говорится, что оценка воздействия на окружающую среду (ОВОС) осуществляется на основе ряда принципов, в частности, принципа альтернативности. Он «базируется на обязательном рассмотрении альтернативных вариантов проектных решений, … включая вариант отказа от намечаемой деятельности («нулевой» вариант)».

Ранее, в 2004 году, термин «нулевой» вариант был закреплен в «Инструкции по проведению оценки воздействия намечаемой хозяйственной и иной деятельности на окружающую среду при разработке предплановой, предпроектной и проектной документации». А еще раньше, в 1997 году – в «Инструкции по проведению государственной экологической экспертизы предпроектных и проектных материалов в Республике Казахстан» (конец цитаты).

Тот абзац из ответа за подписью заместителя руководителя управления туризма К. Акылбекова и стал поводом для иска.


ТЕНЬ НА РЕПУТАЦИЮ ГОСОРГАНОВ


В своем заявлении экологи просят суд:

1. Признать предоставление управлением туризма недостоверной информации незаконным действием.

2. Возложить на управление туризма обязанность предоставить Экологическому обществу достоверную экологическую информацию.

3. В отношении руководителя управления туризма города Алматы вынести частное определение в соответствии со статьей 270 ГПК РК.

Это не простые придирки к словам чиновников. За их словами кроется незнание ими международного и национального экологического законодательства и, как следствие, введение общества в заблуждение недостоверной, по мнению экологов, информацией. Поэтому «Зеленое спасение» и обжаловало в суде ответ управления туризма.

Перед судебным заседанием я спросил г-на Куратова:

– Сергей Георгиевич, можно ли сказать, что г-н Нуров своим заявлением о том, что «нулевого варианта не существует», подводит акимат под нарушение Орхусской конвенции и Экологического кодекса?

– Я бы так не сказал. Проблема немного в другом. На общественных слушаниях он делал это заявление от имени акимата и управления туризма, хотя не представляет ни акимат, ни управление, а только свое ТОО. Тем самым он бросил тень на репутацию органов государственной власти.


КТО НЕСЁТ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ?


Заседание в среду было очень странным.

Истец отметил: ответчик в отзыве на исковое заявление подтвердил, что «нулевой вариант» всё-таки существует (то есть его не придумали экологи), и тем самым фактически признал, что управление туризма предоставило недостоверную информацию, но в тоже время просить иск отклонить.

Казалось бы – всё очевидно. Признай ошибку, это всегда считалось уделом сильных людей (и организаций) – и дело с концом.

Но не тут-то было. Юрист управления туризма Досмухаммед Жантасов, как очень сдержанно охарактеризовал его стиль после суда Сергей Куратов, «постоянно выходил за рамки исковых требований, стараясь не рассматривать вопрос по существу».

Представитель ответчика регулярно стремился увлечь судебное разбирательство в лингвистические джунгли. И судья Гульшат Казымбетова, как мне показалось, даже слегка устала возвращать его на стезю здравого смысла и сути дела.

Скажем, г-н Жантасов хотел затеять дискуссию о разнице между морфемами «термин» и «слово». Сетовал на отсутствие в Инструкции по проведению общественных слушаний трактовки, что такое «термин».

Правда, и порадовал несколькими перлами. Например: «На общественных слушаниях выступал не я, а Нуров, поэтому говорить за него не могу».

Тут возникла полемика о том, кто автор прорывного открытия, будто понятие «нулевой вариант» придумали и ввели в обиход члены «Зеленого спасения»: Нуров или управление туризма?

К консенсусу не пришли. Тогда Сергей Куратов поставил перед Досмухаммедом Жантасовым вопрос ребром:

– Кто несет ответственность за выражения, приведенные в письме, подписанном заместителем руководителя управления туризма К. Акылбековым?

Ответ был изумительным:

– Это решает суд.


СУДЬЯ: КТО ТАКОЙ НУРОВ?


И тут судья Казымбетова негромко спросила:

– Кто такой Нуров?

Поначалу я опешил: мы ж с именем этим ложимся, мы с именем этим встаём. Затем мне померещилось в ее вопросе пилатовское: «Что есть истина?» Наконец я сообразил, что стороны не удосужились рассказать судье о выдающейся роли этой личности в истории проекта “Кокжайлау”. А для Гульшат Казымбетовой она, роль, оказалась несамоочевидной.

Ей объяснили. Судья поинтересовалась, почему ни истец, ни ответчик не ходатайствовали о привлечении г-на Нурова в качестве «третьего лица», чьи интересы могут быть затронуты.

На это адвокат истца ответила, что предмет искового заявления – ответ управления туризма и действия этого госоргана.

Судья перешла к исследованию доказательств и огласила список приобщенных к делу документов. В конце судебного заседания она назначила прения на понедельник, 4 февраля, в 11.30.


БАЙБЕК ДОЛЖЕН СКАЗАТЬ ЕМУ СПАСИБО


Можно бы тут закруглиться и мне. Но напомню, что во второй инкарнации проекта «Кокжайлау» это уже третий судебный процесс, имеющий к нему отношение.

И все они так или иначе связаны с именем Наиля Фаридовича Нурова.

В сентябре СМЭС рассматривал иск генпроектировщика ТОО «ГеоДата Плюс» к ТОО «AMR» и оставил его без удовлетворения. 13 февраля в горсуде состоится рассмотрение апелляционной жалобы.

В эти же дни в Медеуском суде проходит разбирательство по иску уже Н. Нурова к директору «ГеоДаты» Л. Кузнецовой о защите чести и достоинства.

И вот процесс по иску «Зеленого спасения», где Нуров не присутствует, но тень его витает. Поскольку корни иска, собственно, растут из слов Наиля Фаридовича на слушаниях.

Аким Алматы Бауыржан Байбек должен быть признателен Наилю Нурову за то, что тот честно отрабатывает свой хлеб. Благодаря ему интерес к проекту «Кокжайлау» и резонанс в обществе не спадает, а наоборот, лишь растет с каждым днем.

И ничего страшного, что это повышенное внимание обусловлено скандальными судебными тяжбами. Плохой рекламы не бывает!

На снимке: председатель экологического общества “Зеленое спасение” Сергей Куратов (Sergey Kuratov). Фото: Вадим Борейко. 


ЧИТАЙТЕ ПО ТЕМЕ ИСКА «ЗЕЛЕНОГО СПАСЕНИЯ»:

ЗЕЛЁНОЕ СПАСЕНИЕ ЗДРАВОГО СМЫСЛА

Об этом тоже важно знать