МУТНЫЕ ИГРЫ

585 views

Председатель Комитета лесного хозяйства и животного мира Минсельхоза РК ответил экологам, что тендеры по предоставлению земельных участков Иле-Алатауского нацпарка для строительства объектов туризма еще не проводились. Он сделал это через 12 дней после того, как объявление о таком тендере было опубликовано в газете


ГДЕ И ПОЧЕМУ ЗАБУКСОВАЛ ПРОЕКТ «КОКЖАЙЛАУ»


В конце 2018 и начале 2019 года проект «Кокжайлау» забуксовал.

Технико-экономическое обоснование должны были сдать на экспертизу еще 10 декабря прошлого года. Но до сих пор не сдали, хотя прошло уже почти два месяца.

Акимат это обстоятельство старается не афишировать. Не зря же, рассказывая 16 января на сессии маслихата о прошлых и будущих победах, Б. Байбек ни словом не обмолвился о курорте.

Где же и почему споткнулся скандальный проект?

Я не раз писал о том, что торможение обусловлено действиями оператора, заказчика и куратора – соответственно, ТОО «AMR», управления туризма и акимата. Точнее, их бездействием.

Еще до начала разработки ТЭО, которая стартовала в конце 2017 года, генпроектировщик должен был иметь на руках «исходные документы». В их числе – правоустанавливающие бумаги на землю, на которой будут располагаться объекты курорта.

1002 га урочища для строительства курорта перешли от Иле-Алатауского нацпарка к городу по постановлению правительства еще в декабре 2014-го. Но были еще несколько участков, связанных с курортом, которые не находились в собственности города.

И вопросы с ними начали решать по принципу «на охоту идти – собак кормить». То есть в то время, когда готовое ТЭО передавалось заказчику.

Почему земельные акты так важны? Во-первых, на чужой земле объекты нельзя не только строить, но даже проектировать. А во-вторых, без этих документов ТЭО просто-напросто не примут на комплексную вневедомственную и государственную экологическую экспертизу.

Беспечность оператора, заказчика и куратора (которые, видимо, думали, что проблема как-нибудь сама рассосется, а она не рассасывалась) даже вынудила директора «ГеоДаты Плюс» Людмилу Кузнецову в сентябре истребовать у ТОО «AMR» эти документы через суд. Но судья СМЭС А. Ашимханова отклонила ее иск в полном объеме. И, таким образом, не решила проблему, а дистанцировалась от нее.

Людмила Антоновна тогда иронизировала:

«Теперь я вместо документов на землю приложу к ТЭО судебное решение и сдам на экспертизу».


КАМНИ ПРЕТКНОВЕНИЯ


Тем не менее, акимат зашевелился.

В сентябре Б. Байбек издал постановления, которым участки плато передаются из земель запаса во временное пользование управлению туризма на 4 года 11 месяцев – это немногим меньше, чем срок строительства курорта.

Затем акимат отсудил у владельца 5 гектаров урочища, находившиеся в частной собственности, и вернул их в собственность коммунальную.

Вроде бы сдвинулся с мертвой точки вопрос по участку, на котором запланировано строительство базовой станции гондольной трассы «Медео – Кокжайлау»: он находился в залоге в Фонде проблемных кредитов.

Есть еще десять соток нацпарка, которые отведут под опоры канатки. Но там сама трасса еще не спроектирована.

Однако главный камень преткновения – это 111,5 га склонов Кокжайлау, где должны пролегать горнолыжные трассы. Они по-прежнему в собственности Иле-Алатауского ГНПП. Парк, напомню, находится в ведении Комитета лесного хозяйства и животного мира, а комитет пребывает в составе Минсельхоза.


ТЕХНИКО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ОБОСНОВАНИЕ БЛАГОРОДНОГО ПОРЫВА ДУШИ


Акимат попытался решить проблему наскоком. По принципу «баш на баш». Летом 2018-го Б. Байбек объявил о возвращении 100 га из 1002 гектаров, ранее отжатых у ГНПП, в состав нацпарка. Сервильные блогеры и СМИ раструбили об этом как о широком благотворительном жесте акима.

Очевидно, взамен скальных участков южнее горы Кумбель он надеялся получить 111,5 га склонов под трассы.

Номер не прошел. Оказалось, так дела не делаются.

Закон рассматривает возврат земель как расширение особо охраняемых природных территорий. Минсельхоз не против возврата этой сотни гектаров, но нужно пройти процедуру, предусмотренную законом. Прежде всего, необходимо разработать технико-экономическое и научное обоснование такого шага. А затем эти документы должны пройти экологическую экспертизу.

25 января 2019 года «Зеленое спасение» получило письмо и. о. руководителя управления туризма Алматы Б. Бирбаева (см. скриншот 1):

«…в соответствии с протокольным поручением Заместителя Премьер-Министра – Министра сельского хозяйства Республики Казахстан (Умирзака Шукеева. – В. Б.) от 7 декабря 2018 года № 11-3/05 акимату города Алматы совместно с Министерством сельского хозяйства Республики Казахстан было поручено проработать вопрос возврата земель запаса по проекту горный курорт «Кокжайлау» (речь идет о тех 100 га. – В. Б.) в земли национального парка» (конец цитаты).

То же самое подтверждает в своем письме в экологическое общество от 22 января с. г. и председатель Комитета лесного хозяйства и животного мира МСХ РК К. Рыскельдинов (см. скриншот 2). И добавляет:

«…в настоящее время акиматом города Алматы разрабатываются естественно-научное и технико-экономическое обоснования» (конец цитаты).

Всё-таки бюрократы у нас везде сидят. Нет бы прослезиться от щедрости акима, а они заставляют его благородный порыв души обосновывать. Причем не только технико-экономически, но и естественно-научно.


«ТЕНДЕРЫ НЕ ПРОВОДИЛИСЬ»


А что же со склонами, каким образом их получит акимат? Единственный в данной ситуации выход – получить 111,5 га у нацпарка в долгосрочное (на 49 лет) пользование.

Но и здесь, к расстройству акима, всё делается не по щелчку его пальцев.

Б. Бирбаев пишет:

«Участки для осуществления туристкой и рекреационной деятельности предоставляются в соответствии с генеральном планом развития инфраструктуры государственного национального природного парка и только в зонах туристкой, рекреационной и ограниченной хозяйственной деятельности» (конец цитаты).

«Ограниченная хозяйственная деятельность» – это, например, разведение пчел, сбор грибов и ягод, выпас скота и т. д. Она не предусматривает капитальное строительство, а тем более выкорчевку 880 тяньшанских елей на склонах, как планируется в ПредОВОС строительства курорта КЖ.

А вот что сообщает К. Рыскельдинов:

«Предоставление этих участков осуществляется в соответствии с Правилами осуществления туристской и рекреационной деятельности в государственных национальных природных парках, утвержденных постановлением Правительства РК от 7 ноября 2006 года № 1063 (далее – Правила).

 

Согласно Правилам, для предоставления участка национального парка в долгосрочное пользование проводится тендер, по итогам которого заключается договор между победителем тендера и национальным парком.

 

По информации национального парка, тендера по предоставлению испрашиваемых земельных участков еще НЕ ПРОВОДИЛИСЬ (выделено мной)» (конец цитаты).

Я специально заглянул на портал госзакупок. Никакого тендера по предоставлению участков в пользование Иле-Алатауский ГНПП ни в 2018, ни в 2019 году действительно не проводил.

В нынешнем году состоялись 14 конкурсов, в основном по мелочёвке: приобретение строительных, хозяйственных, канцелярских материалов, бензина и т. д (см. скриншоты 3 и 4).

Скриншот 3. На электронном портале госзакупок тендеров Иле-Алатауского нацпарка о предоставлении земельных участков нет.

Скриншот 4. На электронном портале госзакупок тендеров Иле-Алатауского нацпарка о предоставлении земельных участков в 2019 году – нет.


НЕ ВЫРУБИШЬ ТОПОРОМ


Но тут меня ждало удивительное открытие. Товарищи по борьбе скинули на почту скриншот полосы из газеты «Комсомольская правда Казахстан» от 10.01.2019 (см. скриншот 5).

Скриншот 5. А в газете “Комсомольская правда Казахстан” опубликовано объявление, в котором на тендер выставляются аж 15 лотов – на выдачу разрешения на строительство туробъектов в Иле-Алатауском нацпарке.

И там черным по белому – о том, что Иле-Алатауский ГНПП объявляет о проведении тендера на выдачу разрешения на использование под объекты строительства участков нацпарка в долгосрочное пользование!

Под описание Кокжайлау – Медеуский филиал парка, Мало-Алматинское лесничество – подходят четыре лота: два участка площадью 1 гектар и еще два – 6,7 га и 75,8 га. Причем самый большой лот – три четверти квадратного километра! – называется «туристский горнолыжный комплекс». А что это, как не курорт «Кокжайлау»?

Окончание приема конкурсных заявок – 11 февраля. Тендер по «нашим» лотам состоится 15 февраля.

Как такое может быть, чтобы тендер был объявлен в газете с не самым большим тиражом и НЕ объявлен на портале госзакупок? Его хотят провести втихаря, чтобы узнало как можно меньше народа?

И что тогда означают слова председателя Комитета лесного хозяйства о том, что «тендера по предоставлению испрашиваемых земельных участков еще не проводились»? Да, формально они еще не проводились, но уже ОБЪЯВЛЕНЫ – за 12 дней до письма К. Рыскельдинова экологам.

Может быть, он сам не в курсе, что администрация парка проводит тендеры на выдачу разрешений строить на особо охраняемых территориях, находящихся в республиканской собственности?

Вразумительное объяснение здесь может быть только одно: эти 4 участка НЕ имеют отношения к курорту «Кокжайлау». Тогда какому еще «туристскому горнолыжному комплексу» в Мало-Алматинском лесничестве поднадобились 75 гектаров? Может быть, Чимбулак надумал расширяться? Вы что-нибудь об этом слышали?

Но даже если найдется фантастическое объяснение этим непоняткам, оно не снимет вопрос: почему объявление о тендере появилось лишь в скромной газете (откуда, впрочем, не вырубишь топором) и не было продублировано на электронном портале госзакупок?

Завершаю очередную главу своего расследования в сильном недоумении. И в твердой уверенности, что мутные игры вокруг проекта «Кокжайлау» продолжаются. Хотя их уже и без того набралось на авантюрно-плутовской роман.


UPD.


Когда я разместил этот пост, мне прислали один документ. Называется – «Постановление Правительства Республики Казахстан от 31 декабря 2015 года № 1200 «Об утверждении Правил осуществления государственных закупок с применением особого порядка». Оно подписано Каримом Масимовым.

В нем статья 4 – «Организация и проведение государственных закупок товаров, работ, услуг, осуществляемых способом конкурса».

А в ней – пункт 10:

«Государственные закупки способом конкурса осуществляются БЕЗ РАЗМЕЩЕНИЯ (выделено мной. – В. Б.) на веб-портале государственных закупок и интернет-ресурсе заказчиков извещения об осуществлении государственных закупок способом конкурса, текстов конкурсной документации, подписанных протоколов вскрытия конвертов с заявками на участие в конкурсе, протоколов о предварительном допуске к участию в конкурсе, допуске и итогах государственных закупок способом конкурса».

То есть объявления о таких закупках НЕ публикуются на портале госзакупок.

Однако смотрим, какие бывают способы закупок, на портале goszakup.gov.kz:

1. Запрос ценовых предложений.
2. Открытый конкурс.
3. Аукцион.
4. По несостоявшимся закупкам.
5. Закупка жилища.
6. Закупка по государственному социальному заказу.
7. Конкурс с применением двухэтапных процедур.
8. Запрос ценовых предложений (не ГЗ).
9. Тендер (не ГЗ).

Согласно постановлению правительства, без размещения информации на портале goszakup.gov.kz осуществляются госзакупки способом КОНКУРСА.

А в газете объявлено о ТЕНДЕРЕ.

Два эти слова близки по смыслу. Но в нормативно-правовых актах одни понятия не подменяются другими. Каждая дефиниция имеет строго определенное значение.

Это значит, что объявление и другие материалы о тендере – как не упомянутом в постановлении, потому что это иной способ закупок, нежели конкурс, – ПОДЛЕЖАТ размещению на портале goszakup.gov.kz.



ПРИМЕЧАНИЕ

Все главы моего расследования можно найти на сайтах «Ливень», в разделе «Кок-Жайляу».

Все новости узнавайте на странице «Сохраним Кок-Жайляу» в фейсбуке.

Присоединяйтесь. Сохраним Кокжайлау вместе!

Об этом тоже важно знать