История климата: учить нельзя забыть?

Вопрос изменения климата, увы, не нов. Он сопровождает человечество, вероятно, с момента его зарождения.

Однако недостаточное внимание к климатической динамике сегодня, по мнению нашего автора, отчасти связано с неважным знанием истории человечества. Или отсутствием знаний о том, как на наше развитие влиял и влияет климат. Если бы в странах, где еще не спешат принимать решительные меры против выбросов парниковых газов, поднималась тема взаимосвязи истории человечества и климата, то и задача бы решалась активнее. При условии, конечно, что исторической опыт принимался бы во внимание на всех «уровнях принятия решений».


На первый взгляд, о роли климата в жизни человечества в исторической литературе сегодня говорится много. Один из популярных авторов в Казахстане – Лев Гумилев, в работах которого есть множество примеров, посвященных этой теме. Но многие ли читают исторические труды?

Справедливости ради отметим, что среди историков есть разные взгляды на эту тему. Во времена «древних людей», осваивавших пространства вслед за отступавшими ледниками, определяющая роль климата очевидна, но если «подниматься по историческому древу выше», ближе к современности, то есть и противоположная позиция. Критики «климатоцентризма» говорят, что в исторической ретроспективе существенных колебаний климата не зафиксировано, что с естественными изменениями в природе можно увязать лишь отдельные исторические события, да и в тех случаях, если разобраться, природа оказывается лишь одной из множества причин этих событий.[1] И с этим невозможно не согласиться. Но ведь и критики не отбрасывают влияние природных факторов, а только спорят об их степени.

Наглядным является пример многолетней политической нестабильности в Московском государстве в начале 17-го века, известной под названием Смута. Непосредственное начало ее связано с неожиданным наступлением ряда неурожайных лет: три года подряд, с 1601-го, летом шли проливные дожди, а уже в сентябре выпадал снег. Неурожай вызвал голод, с которым власти справиться не смогли. Началась социальная дестабилизация, упал престиж власти, чем воспользовались ее внутренние и внешние враги. Пала правящая династия, началась долгая гражданская война. Критики доминирующей роли климата говорят, что большую роль сыграло то, что существовавшая к началу периода неурожаев царская власть Бориса Годунова, сменившего угасшую династию Рюриковичей, не была достаточно легитимной в глазах большого количества населения, потому так легко и пала. Очевидно, это так, но ведь был «спусковой крючок» политического кризиса, и им стали природные явления. И не логично ли представить, что высокая степень ожесточенности в обществе имела первопричиной голодные эксцессы? Точной формулы – какой фактор за какую долю сложного исторического события отвечает – составить невозможно, но и выбросить ни политический, ни климатический факторы из анализа важных причин этих событий невозможно. Климатические изменения, есть ли они причина, или только катализатор политических процессов, в любом случае их усиливают и ужесточают.

Впрочем, имеют ли отношения научные дискуссии историков к тому, что значительная часть общества и власти недооценивают влияние климата на нашу жизнь?

Универсальность этих процессов можно показать на другом примере, из совершенно иной эпохи и территории. В III-м тысячелетии до н.э. в Месопотамии существовало государство, называемое историками царством третьей династии Ура. Даже для той эпохи оно отличалось сверхжестким управлением и эксплуатацией подданных, но смогло продержаться почти век без больших проблем. Пока они не пришли, как часто бывает, вдруг. «Конец был неожиданным. Пастушеские племена западных семитов, так называемых амореев, гонимые засухами… стали переходить Евфрат, угрожая оседлым поселениям Месопотамии. Они гнали свой скот на шумеро-аккадские хлебные поля…».[2] Сверхмощное государство династии Ура рассыпалось удивительно быстро.

Главные инструменты, которыми климатические изменения ломали сложившийся ранее ход истории народов и больших территорий, были голод, непривычно экстремальные температуры, стихийные бедствия, вызванные ими массовые миграции. В результате возникали политические кризисы, войны, научно-технологические откаты, убыль населения. После Великого голода в начале 14-го века население Европы сократилось, по разным оценкам, на 10-25 процентов.

Климатические «качели», конечно, раскачивались и в удобную для развития человечества сторону. Был, например, так называемый Средневековый тёплый период 950-1250 годов, когда ощутимо увеличились урожаи и, соответственно, население ряда стран. Даже в Шотландии тогда рос виноград!

Но, к сожалению, сегодня впору обратить внимание на экстремальные и негативные историко-климатические примеры. Они стали тяжелыми для их современников и из-за климатической динамики, и из нежелания людей вовремя осознать, что природа вокруг них меняется и, значит, важно успеть измениться самим: снизить потребление и давление на окружающую среду, скорректировать технологическую деятельность, начать создавать резервы для среднесрочного реагирования на перемены, учить всему этому молодое поколение. В итоге, формировать новую философию жизни в окружающей среде. Вроде бы, все это сегодня у нас в обществе как-то присутствует, но явно этого присутствия недостаточно, и оно малоэффективно. А нежелание обратиться к историческому опыту чревато недооценкой быстрых климатических изменений.


1. Всемирная история в 6 т. / Ин-т всеобщей истории РАН., М., Наука, 2012. Том 2, с. 36.

  1. История Востока в 6 т. / Ин-т востоковедения РАН., М., Вост. лит., 1995. Том 1, с. 65.

Другие статьи читайте здесь

Источник фото

Похожие записи

Как найти средства на спасение природы?

Национальные парки: нет отходам!

По следам огня