Изучаем «климатическую политику» Казахстана с экспертом

163 просмотров
флаг

Какая работа проводится в рамках «климатической политики» Казахстана на уровне местных властей? Неизвестно.

У общественности нет доступных источников информации, а местные власти еще предстоит научить делать такого рода работу. Это один из выводов исследования, проведенного недавно Вадимом Ни, председателем попечительского совета Социально-экологического фонда.

Наглядно результаты исследования показаны в нашем видео. Пожалуйста, посмотрите видео, нажав здесь


Целью работы было изучить климатическую политику Казахстана: ее прозрачность, возможности отслеживать реализацию на уровне климатических действий и оценивать их справедливость для сообществ.

человек

Очень повезло, что в начале 2023 года были приняты наконец-то два документа климатической политики. Второго февраля принята Стратегия достижения углеродной нейтральности до 2060 года, а 19 апреля – обновленный определяемый на национальном уровне вклад до 2030 года. До недавних пор наш национальный вклад по Парижскому соглашению, можно сказать, существовал только для международного сообщества. Он подавался в Секретариат Рамочной конвенции ООН об изменении климата и был доступен только на английском языке. Поэтому многочисленные конференции, семинары и прочие мероприятия по климатической политике обсуждали вопросы, которые еще даже не стали на тот момент публичными», – говорит Вадим Ни.

Проблема изменения климата в Казахстане осознается государством, и в последние годы некоторые действия для ее решения принимались. Однако, важно отметить, что фактически климатическая политика в стране только формируется. В Стратегии углеродной нейтральности заявлено, что в 2060 году выбросы составят 45,2 млн тонн в эквиваленте диоксида углерода, но они будут поглощены в секторе землепользования, изменения землепользования и лесов. До 2030 года определены две цели – условная и безусловная. Условная цель – сократить выбросы на 25 процентов к 2030 году при условии международной поддержки. Основная – это снижение выбросов парниковых газов на 15 процентов относительно уровня 1990 года, когда они, вместе с сектором землепользования и лесов, составляли 380 млн тонн в эквиваленте диоксида углерода. В последнем отчетном 2021 году – около 341 млн тонн в эквиваленте диоксида углерода. Но нельзя забывать, что в 2021 году была пандемия КОВИД, которая затормозила ряд промышленных и транспортных отраслей, что и повлекло снижение выбросов. А в 2018 году в Казахстане их объем превысил уровень 1990 года.

Была ли у общественности возможность участвовать в обсуждении документов по климатической политике на стадии их принятия? Вадим Ни отвечает так:

Проект Стратегии достижения углеродной нейтральности до 2060 года публиковался дважды, один раз как доктрина, второй – как стратегия. Основная возможность для общественного обсуждения предоставлялась через онлайн платформу Открытых нормативных правовых актов. Некоторые из представителей общественности давали комментарии к ней, и знают, что участие носит формальный характер. Открытость была, возможность комментировать тоже, в небольшой срок, десять дней, но есть большие проблемы с учетом мнения общественности. Специальная встреча для общественности по обсуждению проекта стратегии давала больше возможностей для реального участия общественности, так как участвовал непосредственный разработчик документа. А на портале даются ответы непонятно кем по принципу «надо что-то ответить». Проект обновленного национального вклада также обсуждался с общественностью дважды на портале, и ситуация была примерно той же, что и со стратегией, но вместо специальной встречи было обсуждение в общественном совете Министерства экологии».

Насколько прозрачна «климатическая политика» Казахстана? Здесь ситуация различна на разных уровнях. На национальном уровне определены долгосрочные цели, определены целевые показатели по выбросам парниковых газов, энергоемкости ВВП.

Есть уже, с чем работать», отмечает Вадим Ни.

На отраслевом уровне наиболее прозрачная и понятная ситуация с энергетикой, есть целевые показатели по возобновляемым источникам энергии. Запланированы меры адаптации в сельском, водном и лесном хозяйствах, управлении чрезвычайными ситуациями.

Ошибок достаточно, но понятно, с чем можно и нужно работать общественности», продолжает эксперт.

На уровне областей и городов республиканского значения, в некоторых программах развития территорий есть целевые показатели по возобновляемым источникам энергии, адаптации к изменению климата. Но «Все довольно хаотично, надо добиваться понимания того, что хотим делать». А вот на уровне районов и большинства городских и населенных пунктов, как уже было сказано в начале статьи, для обсуждения «климатической политики» сейчас нет никакой основы. А ведь это не менее важный уровень, чем большие города или промышленные объекты. Если завод снизит выбросы, но город, в котором он расположен, не будет решать проблемы свалок, озеленения, транспорта, то можно ли ожидать, что итоговой КПД климатической политики в регионе будет высоким? 

Что мы сделали в Казахстане, чтобы снизить выбросы парниковых газов, обеспечить поглощение или хотя бы где эти планы выглядят более-менее осязаемо? Есть национальная система торговли выбросами парниковых газов, она покрывает наиболее крупные их источники, на которые приходится примерно 50 процентов национальных выбросов парниковых газов. Сокращения выбросов она пока не дает, это легко считается с помощью калькулятора, но инструмент для работы с крупными предприятиями по сокращению выбросов парниковых газов есть. В секторе энергетики есть поддержка по объектам возобновляемой энергетики. Есть меры по энергоэффективности в бюджетной сфере и ЖКХ, хотя нужно сказать, что сокращение выбросов там не такое уж большое. Есть планы посадки 1,5 миллиардов деревьев до 2025 года и 2 миллиардов до 2030 года в секторе лесов. По сектору промышленных процессов система квотирования и торговли выбросами покрывает крупные предприятия. По секторам управления отходами и сельскому хозяйству видение мер по сокращению выбросов парниковых газов в Казахстане очень общее, ничего не посчитаешь. Если говорить не о самих документах климатической политики, а об отчетах, то там есть и очень грубые ошибки», – говорит Вадим.

Оценивать эффективность «климатической политики» можно с помощью нескольких инструментов: ежегодной национальной инвентаризации парниковых газов, периодических национальных сообщений и двухгодичных докладов, которые доступны на русском языке на сайте Рамочной конвенции ООН об изменении климата. Но они, по оценке экспертов, очень объемные и сложные по содержанию, «общественности нужно учиться ее читать». Есть также ежегодные национальные доклады о состоянии окружающей среды и природных ресурсов. Они публикуются на портале Государственного фонда экологической информации, там есть также раздел о проблеме изменения климата. Но все это только о национальном уровне, на региональном существующая отчетность практически неинформативна. Хотя, отмечает эксперт, государственные органы могут делать это в рамках действующих отчетов, надо только научиться это делать.

Исследование, проведенное Вадимом Ни, содержит большой блок рекомендаций. Это, в частности, необходимость установить целевые показатели по секторам, в особенности по промышленным процессам, сельскому хозяйству, отходам. Разрабатывать «климатические политики» на региональном и местном уровнях, которые более понятны и востребованы среди местных сообществ. Активно вовлекать в климатические действия местные власти. Обеспечить регулярные информационные потоки о местных климатических действиях, чтобы люди понимали, что делается или не делается под эгидой изменения климата. Менять подход к скринингу проектов о «зеленой» экономике, в том числе по возобновляемой энергетике, когда все проекты ВИЭ, кроме гидроэнергетики, освобождаются от процедуры оценки воздействия на окружающую среду (ОВОС). И, наконец, со следующего года требовать от Министерства экологии РК и местных властей применения стратегической экологической оценки.

В рамках этой процедуры общественность может участвовать в принятии решений по климатическим планам и программам, а также другим программам и планам, касающимся экологических аспектов», – говорит Вадим Ни.

Наглядно результаты исследования показаны в нашем видео. Пожалуйста, посмотрите видео, нажав здесь


Презентацию анализа исследования Вадима Ни можно посмотреть здесь.

Фото обложки.

Об этом тоже важно знать