Аридизация климата и человек – двойная угроза животному миру

324 просмотров
лиса

Беспрецедентная жара в странах Юго-Восточной Азии заставляет вспомнить лето 2021 года на западе Казахстана, с засухой и высокими температурами. Тогда погибло много домашних и диких животных.

Насколько сильно влияют климатические процессы на животный мир Казахстана? Мы побеседовали об этом с Романом Васильевичем Ященко, генеральным директором Института зоологии Комитета науки Министерства науки и высшего образования Казахстана, доктором биологических наук, председателем Казахстанского национального комитета программы ЮНЕСКО «Человек и биосфера».


Роман Васильевич, как будет реагировать животный мир Казахстана на усугубление процессов изменения климата?

человек

Актуальный вопрос. К сожалению, действительно, эти процессы будут углубляться. Ледники в горах Центральной Азии тают и, согласно прогнозам, это продолжится и во второй половине текущего столетия, что неизбежно приведет к аридизации – уменьшению степени увлажнения – климата. Соответственно, воды станет меньше. Животный мир будет приспосабливаться к этим процессам. Какие-то виды могут исчезнуть, другие будут уходить на север, вслед за привычными им условиями. Но какие-то могут сохраниться в так называемых рефугиумах. Это своеобразные ниши, участки территории, где в определенном масштабе, но локально сохраняются приемлемые для того или иного вида или группы видов, условия существования. Зоологическая история знает такие примеры.

Смена фауны будет продолжаться, но, в целом, животный мир приспособится. Вопрос в том, как это будет влиять на человека.

А какие виды животных могут больше других пострадать от этих процессов?

В первую очередь, конечно, пострадают те, что больше всего связаны с водой, особенно с пресной. Ведь пресноводных водоемов будет все меньше и меньше. Это в основном представители ихтиофауны, многие птицы. Если говорить о крупных позвоночных, то надо заметить, что среди них разные виды будут реагировать по-разному: одни пострадают, но будут и те, кому аридизация пойдет на пользу. Это комплекс пустынных видов, которые будет процветать. Это же их стихия.

Как насчет таких представителей казахстанской фауны, которых можно назвать в числе ее символов, как сайгаки и джейраны?

Джейраны и так живут в пустынных областях и, если какие-то водные ресурсы в ареале их обитания сохранятся, то и у них будет будущее. Сайгаки, которые живут в полупустынях и степях, возможно, будут перемещаться на север, вслед за привычными им условиями. Но это не быстрый процесс, он растянется на длительный период.

Как проблема меняющегося климата отражается на крупных водоемах? У всех на глазах пример едва не высохшего Арала. Такая история может повториться?

В данном случае винить надо не климат. Согласно климатическим циклам, Арал сейчас должен был бы быть полноводным, но его убила гонка вооружений времен противостояния СССР и США. Для армии, в первую очередь, для производства пороха, нужно было много хлопка, и к концу советского периода практически весь сток Амударьи стал уходить на полив его плантаций. В результате, южный Арал, практически, высох. Что касается Казахстана, то у нас ситуация лучше, так как изначально была принята ориентация на сохранение экосистем северного Приаралья. Удалось построить плотину, которая сначала действовала в «нулевые» годы, и сток Сырдарьи уходит в Малый Арал. Сейчас там есть пресноводные экосистемы и благодаря притоку пресной воды удалось возродить рыболовство даже в промышленных масштабах. Что будет с Аралом дальше, сейчас сказать сложно. Вероятно, в ближайшие несколько десятков лет положение окажется таким же, а дальше, надеемся, с изменением структуры экономики, появится поступление воды из Амударьи.

Однако климатическая динамика влияет на животный мир крупных водоемов?

Конечно, но она, в основном, накладывается на антропогенное давление. Вот, яркий пример – озеро Балхаш. Есть угроза, что с ним может повториться та же история, что произошла с Аралом. В бассейне реки Или идет развитие рисоводства, это требует большого количества водных ресурсов. Но еще больше проблем создает трансграничный характер ее водотока, забор воды в верховьях Или. Сейчас там не менее 20 процентов ее стока. При таких тенденциях Балхаш будет мелеть. На недавней конференции в нашем институте были доклады по этой теме, и звучал такой факт: при изъятии воды в размере 25-40 процентов от среднемноголетнего стока реки Или гидрологический режим Балхаш-Илийского бассейна будет ухудшаться катастрофическими темпами, резко повысится минерализация воды, что, конечно, окажет негативное влияние на существующую фауну.

А Каспийское море? Оно, как известно, «дышит» – уровень воды меняется в течение нескольких десятилетий. Сейчас период понижения, да еще и рост температуры воздуха. Это сочетание не может нанести тяжелого удара традиционному для моря животному миру?

Нет, колебание уровня Каспия – это естественные циклы, к которым живая природа умеет приспосабливаться. Проблемы, опять же, порождаются антропогенным фактором – это добыча углеводородов, загрязнение акватории, браконьерство. Самая известная в этом контексте тема – это гибель тюленей, по которым наносят удар, в частности, варварские приемы рыбной ловли, когда они получают ранения от сетей или крючков. Но и климатические процессы имеют свое влияние: в зимние периоды в местах традиционной концентрации тюленей может не хватать льда, что заставляет их мигрировать в поисках привычных условий. Однако еще раз хочу подчеркнуть, что негативное воздействие аридизации климата на все уязвимые виды усугубляется и ускоряется многочисленными антропогенными факторами.


Фото: Роман Ященко (предоставлено пресс-службой Института зоологии)

Фото: «Пить хочется!»

Другие статьи читайте здесь.

Об этом тоже важно знать