Зверев Максим: друг детей и природы

544 просмотров
дом

За долгие годы жизни в Казахстане Максим Дмитриевич Зверев проделал огромную научно-исследовательскую работу и воспитал достойных учеников.

Несколько лет назад, будучи в гостях у друзей в Минске, увидел у их сына-школьника книгу – трехтомник рассказов Максима Дмитриевича Зверева. Оказалось, что казахстанского писателя в минской школе рекомендовали детям для внеклассного чтения! По рассказам мальчика, его книги дети действительно читали, обменивались ими, а сам школьник, прочитав рассказы Зверева, стал мечтать побывать в Казахстане и увидеть барса


Для того, чтобы представить природу Казахстана за его пределами, Максим Зверев проделал колоссальную работу. Сравниться с ним может, наверное, только Павел Мариковский. У обоих этих замечательных ученых и писателей в этом году юбилеи, хотя и разные: Мариковскому исполняется 110 лет со дня рождения, а Зверев ровно 85 лет назад приехал в Казахстан, где проработал почти шесть десятилетий.

человек

Максим Зверев. Фото Глухотанова А.

Оказался в Алматы Максим Дмитриевич не по своей воле. Жил и работал он в Новосибирске, и однажды узнал, что его, как бывшего офицера царской армии, хотя и не воевавшего, советские карательные органы (НКВД) намерены арестовать. На дворе был 1937 год, и чем арест чреват, рассказывать не было нужды, тем более что Зверев уже был ранее судим по «политической» статье. Известный зоолог Петр Мантейфель спас его, направив в тогдашнюю Алма-Ату. Направление было временное – помочь открыть зоопарк. В докомпьютерную эпоху общей базы данных неблагонадежных у НКВД не было, и Максим Дмитриевич затерялся для этой, недоброй ей памяти, организации.

Несмотря на то, что оказался он в Казахстане при таких неприятных условиях, Зверев реализовался в полную силу. Временное пребывание обратилось в долгую жизнь до самой его кончины в 1996 году, за несколько месяцев до столетия. За эти годы Максим Дмитриевич проделал огромную научно-исследовательскую работу, воспитал учеников, из которых вышли известные ученые, был у истоков создания Алматинского зоопарка, и, самое главное, написал сотни статей и десятки книг, посвященных природе Казахстана.

Не раз слышал, что люди, ничего не знавшие о нем раньше, впервые читая рассказы Зверева, думали, что это псевдоним писателя. Действительно трудно удержаться от того, чтобы не высказать мысль, что фамилия предопределила его профессию и творчество.

Организаторские способности у Зверева были неординарные и проявлялись очень убедительно, за что бы он ни брался. В первую мировую войну, будучи чуть старше 20 лет, он заведовал Барнаульской железнодорожной станцией, участвовал в открытии филиалов Сибирского института защиты растений, был инициатором создания первого в Сибири зоопарка в Новосибирске, заместителем директора Алматинского зоопарка (даже жил на его территории), очень активно боролся против вырубки тянь-шаньских елей.

Интересное переплетение судеб: среди его учеников еще на станции юннатов в Новосибирске был Евгений Гвоздев, впоследствии ставший академиком Академии наук Республики Казахстан, ее вице-президентом.

Всегда и очень много Зверев работал с детьми, знакомя их с природой. Уже будучи очень пожилым человеком, приглашал к себе домой на улице Грушевой, которую потом назвали его именем, школьников – показывал им разных живших у него на участке животных и рассказывал, как они живут в дикой природе. Но ярче всего таланты и уникальная трудоспособность Максима Дмитриевича проявились в его литературном творчестве.

человек

Максим Зверев. Фото Сорокоумова М.

Казахстанским школьникам в 60-80-х годах ХХ века невозможно было не столкнуться на книжных полках с книгами Зверева. Их обсуждали на уроках, посвященных охране природы (были такие!), использовали при различных постановках для детей в домах пионеров и дворовых спектаклях. И просто очень любили его читать. С ходу вспоминаются его «Таинственный похититель», «Следы на снегу», «За кулисами зоопарка». А такие названия, как Аксу-Джабаглы, Барса-Кельмес, Илийская долина, я впервые узнал из его книги «По родному краю». Наверное, не только я. Выскажу предположение, что среди тех, кто сегодня борется за сохранение уникальных уголков казахстанской природы, многие в детстве зачитывались книгами Максима Дмитриевича. Как показывает история с сыном моих минских друзей, эти книги и сейчас продолжают рассказывать о Казахстане за его пределами.

Писал он очень хорошо: получалось показать природу и животных ярко, рассказать об угрозах и проблемах и в то же время сделать это без очень тяжелых, драматических моментов даже там, где сюжет невеселый. Например, у Максима Дмитриевича есть небольшой рассказ о том, как при перевозке по железной дороге умер цирковой слон. В тексте нет надрыва, но написан рассказ так, что слона этого очень жаль…

Общий тираж его книг при СССР был огромным, рискну предположить, что более миллиона экземпляров. Как-то в Национальной библиотеке я работал с бумажной версией каталога изданий Зверева, так карточек с данными набралась толстая пачка. И у меня есть ощущение, что немало его рассказов, будучи однажды изданы еще в 50-60-е годы ХХ века, больше не попадали в сборники, оказавшись, фактически, забытыми.

Знают ли Зверева читатели сегодня? Старшие поколения помнят, в своих семьях знакомят с его творчеством детей и внуков. Но мой сын, учась в пятом классе, не слышал о нем, пока не нашел книгу «Заимка в бору» в нашей домашней библиотеке.

Думаю, это просто непростительно не использовать такое большое наследие для воспитания человеческого отношения к природе у будущих поколений казахстанцев. И просто по-человечески, важно помнить таких уникальных людей и их созидательные дела.


От редакции: выражаем огромную благодарность Михаилу Сорокоумову и Александру Дубынину за предоставленные снимки и материалы.  

Об этом тоже важно знать