Наступление на гринвошинг в Казахстане

367 views
климата

Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР) и Агентство Республики Казахстан по регулированию и развитию финансового рынка (АРРФР) недавно объявили об объединении усилий для продвижения экологических, социальных и управленческих стандартов (ESG) и корпоративного климатического управления (CCG) среди финансовых учреждений Казахстана.

В рамках этой инициативы будут разработаны и внедрены методические рекомендации и положения, способствующие переходу Казахстана к низкоуглеродной и устойчивой к изменению климата экономике. Наш журнал решил разобраться в этом вопросе, и обратился к специалистам за разъяснениями.


человек

Для начала, коротко о том, что такое ESG? – сразу же заявил Сергей Цой, специалист по вопросам устойчивой модели развития консалтинговой компании «EICON.GREEN».

Оказывается, в это понятие входят три ключевых параметра, по которым корпоративные игроки, вне зависимости от форм собственности, обеспечивают управление устойчивым развитием и ответственным инвестированием: Environmental (окружающая среда – перевод с англ. яз.), Social (социальная сфера – перевод с англ. яз.), Governance (корпоративное управление – перевод с англ. яз.). Получается вот такая интересная аббревиатура – ESG, или по-русски «эколого-социальное корпоративное управление».

ESG тесно связаны с целями в области устойчивого развития (ЦУР), принятыми Организацией Объединенных Наций в 2015 году. С началом перехода всего мира на ЦУР, для развития бизнеса на средне- и долгосрочную перспективу стало недостаточно ориентироваться исключительно на интересы акционеров, говорит Сергей, теперь необходимо учитывать интересы всех заинтересованных сторон – инвесторов, кредиторов, сотрудников компаний, государства, местного населения и многих-многих других. И не просто учитывать, а особенным образом отчитываться и охватывать самые важные критерии – экологические и социальные. А также демонстрировать прозрачность и открытость в управлении бизнесом.

ESG – это не только риски, связанные с экологией и социальной сферой, но и возможности с точки зрения создания долгосрочной стоимости. Интеграция ESG-принципов делает бизнес более предсказуемым и устойчивым в глазах регуляторов и инвесторов в силу дополнительных требований и фильтров оценки информации. Если ранее тематика ESG носила сугубо имиджевый, нишевый интерес, то сейчас ситуация изменилась кардинально. В мире растет тренд на ответственное инвестирование, прозрачность бизнеса и спрос на нефинансовую отчетность. По оценкам Bloomberg Intelligence, глобальные активы, соответствующие критериям ESG, уже составляют около 38 трлн долларов США, а к 2025 году увеличатся до 53 трлн долларов США. Именно они получат основное внимание инвесторов и финансирование, – говорит Сергей.

То есть, если брать экологический и климатический аспекты, то сотрудничество в этой сфере ЕБРР и АРРФР должно в итоге привести к тому, что в финансовой сфере Казахстана будут использоваться современные принципы и практики «зеленого» финансирования: проекты, не руководствующиеся ими, просто не смогут получить кредитование. Например, останутся без него проекты новых угольных электростанций, разработки угольных разрезов или добычи нефти в непроработанной схемой предотвращения ее разливов. И многое другое, не дружественное природе.

Среди приоритетных глобальных тенденций в сфере ESG Сергей называет переход от узкой концепции климатической нейтральности к значительно более широкому спектру обязательств и давление на бизнес со стороны стейкхолдеров: инвесторов, правительства, международных институтов, активистов и клиентов.

Инвесторы рассматривают слабое внимание того или иного бизнеса к ESG как подтверждение несбалансированности корпоративного управления, высокой подверженности нефинансовыми рискам и неспособности адаптироваться к быстро изменяющимся экологически, экономическим и социальным тенденциям. Повестка ESG в мире уже давно перестала быть главной темой – это теперь обязательное условие для ведения бизнеса в развитых странах. К сожалению, в Казахстане все только начинается, и мы отстаем от стремительной уходящей вперед международного бизнес сообщества, – говорит Сергей.

Его коллега, главный аналитик консалтинговой компании «EICON.GREEN» Артем Устименко продолжает раскрывать тему, поясняя, что банки Казахстана сегодня в большинстве своем очень отстают от банков ведущих стран с точки зрения внедрения принципов устойчивого развития и ESG-трансформации своего бизнеса. Особенно с точки зрения климатических обязательств и сокращения финансируемых эмиссий парниковых газов. А глобальное внимание к климатической повестке и декарбонизации в мире, между тем, резко усилилось в 2020-21 годах.

человек

Множество вопросов к качеству, в ряде случаев вообще к наличию у отечественных банков полноценной, соответствующей международным стандартам нефинансовой отчетности. Отсутствует заинтересованность в получении международных ESG-рейтингов. При этом игнорируется то обстоятельство, что ESG уже непосредственно влияет на корпоративные кредитные рейтинги, доступность внешнего фондирования и возможности листинга на ведущие фондовые биржи. А конъюнктура и внешние требования в сфере ESG будет только ужесточаться. К примеру, банкам следует учитывать активность Базельского комитета по отражению климатических рисков в стандартах Базеля III и разработку Фондом МСФО стандартов раскрытия информации об устойчивости при поддержке стран «Большой семерки» (G7). Так как внедрение ESG является продолжительным процессом, банки Казахстана будут ограничены в возможностях адекватного реагирования на ужесточение международных требований в сфере устойчивого и низкоуглеродного развития. Но ESG – это не только риски, но и новые долгосрочные возможности развития бизнеса, о чем наглядно свидетельствует примеры ведущих западных банков, которые через ESG сумели существенно усилить свои рыночные позиции. В частности, декарбонизация экономики Казахстана потребует сотен миллиардов долларов, и именно банки, ориентированные на ESG, будут выступать важным источником фондирования, в том числе через рынок облигаций устойчивого характера и предоставление соответствующих таких ESG кредитов, как «кредиты, связанные с устойчивым развитием», – говорит Артем.

А затем подчеркивает, что воспринимать ESG как «временную тенденцию» никак не получится. Это реальное требование международных институтов. Возможности для гринвошинга в последнее время в мире вообще и в Казахстане в частности резко сокращаются.


Фото: Анастасия Синицина

Другие статьи автора читайте здесь

Об этом тоже важно знать