Чем дышит Восточный Казахстан?

293 views
город

Когда говорят о проблемах воздушного бассейна в казахстанских городах, вспоминают, прежде всего, Алматы и регион Экибастуза. Но в советские времена понятие «загрязнённый воздух» в Казахстане, в первую очередь, ассоциировалось с Усть-Каменогорском. Сейчас об этой проблеме в Восточном Казахстане почти не слышно. Значит ли это, что ситуация там улучшилась?


Мы поговорили об этом с Даулетом Асановым, старшим научным сотрудником Восточно-Казахстанского технического университета и экологическим активистом.

Даулет, ваш регион остается одним из самых индустриально развитых в стране, но о проблеме загрязнения атмосферы не слышно. Она ушла в историю?

человек

Даулет Асанов

— Нет, конечно. Надо сказать, что, действительно, начиная с «нулевых» годов на Усть-Каменогорском металлургическом комплексе, который эмитировал больше всего выбросов, многое было сделано в части наладки газоочистки. Люди, которые помнят последние десятилетия советской поры, говорят, что нынешняя ситуация качественно лучше. Но, тем не менее, воздух в регионе остается очень грязным. Здесь важно напомнить, что в Казахстане нормы качества воздуха, еще с советских времен выше, чем рекомендуемые ВОЗ (Всемирная организация здравоохранения – зам. ред.). Но у нас есть своя острая проблема в этом контексте – это диоксид серы. В среднем, на протяжении года его содержание в воздушном бассейне превышает казахстанские нормы среднесуточных ПДК (Предельно допустимая концентрация – зам. ред.) в два с половиной раза. В советские времена превышало в пять-шесть раз, но и сегодняшний уровень очень высок.

С повышенным содержанием в окружающей среде этого вещества связывают рост онкологических заболеваний. В регионе ведется статистика?

— Если смотреть официальную статистику онкологических заболеваний в разрезе казахстанских городов, то у нас показатели ниже, чем во многих крупных городах, например, в Алматы. Но во время приватных бесед со специалистами выясняется иное – ситуация с онкологией аховая. Исходя из моих личных наблюдений, я больше склонен разделять эту точку зрения.

Действия металлургов по установке очистительного оборудования – это были разовые акции или длительная политика?

— В свое время была политика. Но примерно до 2011 года. В 2004-05 годах поставили одно устройство газоочистки, в 2011 году – вторую. Но после этого для решения проблемы выбросов диоксида серы ничего серьезного уже не делалось.

Другой крупнейший загрязнитель в городе – ТЭЦ. Она сильно увеличила свою мощность и, соответственно, объемы потребления угля – с миллиона до полутора миллионов тонн в год. И сейчас поднимает вопрос о запуске еще одного котла, вернее, идет речь о строительстве еще одной угольной ТЭЦ на левобережье.

На ваш взгляд, она необходима?

— Здесь сложно разобраться. Городские власти и энергоснабжающие организации в один голос говорят, что не хватает тепла и электроэнергии. Но лично мне не ясно, почему нужно строить ТЭЦ, почему не решить вопрос строительством районной котельной?

В Алматы три источника загрязнения – автопарк, ТЭЦ и частный сектор. У вас структура загрязнителей схожа с Алматы?

— В целом, источники те же, но со своей спецификой. Про промышленное загрязнение и энергетику я сказал. Транспортный сектор, как показал карантин во время пандемии, у нас большой роли не играет: его остановка в тот период на качество воздуха не повлияла. Частный сектор, конечно, зимой вносит большой вклад в загрязнение атмосферы, он потребляет угля столько же, сколько небольшая Согринская ТЭЦ, примерно 250 тысяч тонн в год.

Власти признают нынешнюю ситуацию как проблемную?

— Нет. Вот яркий тому пример: в действующем Экологическом кодексе прописано, что сто процентов средств, которые собираются с предприятий за загрязнение окружающей среды, должны быть направлены только на природоохранные мероприятия. Причем, в приложении номер 4 к Кодексу прописан примерный перечень таких мероприятий. И «воткнуть» туда «левые» проекты, например, ремонт улиц или мероприятия в рамках ЖКХ, как это делалось раньше, теперь, в принципе, невозможно. Однако прошлой осенью было обсуждение, на которое областное управление природных ресурсов выносило план природоохранных мероприятий на ближайшие три года с бюджетом в 24 млрд тенге. И в нем не оказалось ни одного мероприятия по защите атмосферного воздуха! Вообще, можно сказать, что на уровне местных исполнительных органов за последние тридцать лет за счет бюджетных средств реальных природоохранных мероприятий в этой сфере не проводилось.

А газификация городского энергосектора возможна?

— Пресловутая газификация… До 2011 года об этом много говорили. Вопрос серьезно прорабатывался. Считали, сколько понадобится газа. Дело уже шло к ТЭО (Технико-экономическое обоснование – зам. ред.). Но после того, как произошла смена областного руководства, вопрос исчез из информационного поля.

Вы начали с вопроса, почему проблема загрязнения воздуха у нас редко звучит в информационном пространстве. Одну проблему я назвал. Есть вторая – у нас люди стали инертными. В Алматы о проблемах громко говорят, обсуждают, требуют их решать, а у нас такого нет. Люди зажаты. Могут возмущаться на кухне или иногда высказаться в соцсетях. И все.


Другие статьи читайте здесь

Об этом тоже важно знать