ПОПЛЫВЁТ ЛИ АКОРДА?

29 views
человек

SOS Taldykol

Засыпка системы озёр Малый Талдыколь может привести к подтоплению Левого берега столицы. Такие риски существуют, сказал мне инженер-гидрогеолог, но насколько они высоки – узнать невозможно: мониторинг подземных вод, который проводится даже в областных центрах, в Астане отсутствует.


ВЫДАЮЩИЙСЯ ГИДРОГЕОЛОГ СОВРЕМЕННОСТИ


Но сначала приведу мнение выдающегося гидрогеолога современности Даурена Абаева, по совместительству главного идеолога Казахстана (он же — первый заместитель руководителя АП), высказанное 1 октября в телепрограмме «Открытый диалог» (цитирую по сайту zakon.kz):

Конечно, общественность будет поддерживать эко-защитников. Ведь как люди видят ситуацию: с одной стороны, энтузиасты, охранники природы, а с другой стороны – безжалостная бюрократическая махина. Но ведь не всё так просто, как кажется на первый взгляд. Защитники водоёма утверждают, что это уникальное озеро и среда обитания птиц, но факты говорят сами за себя. Так называемый Малый Талдыколь, скорее всего, исчезнет естественным путем».

По его словам, в 2013 году глубина Малого Талдыколя составляла один метр, сегодня – не превышает 30 см. Это потому, что у водоёма нет естественной подпитки.

Уже сейчас там зафиксировано превышение хлоридов, сульфатов, аммиака. При этом акимат не намерен засыпать водоём. Планируется его очистка, углубление дна, и они сделают прибрежную зону. В ответ слышим один аргумент: мол, акимат обманывает, и, как только окончательное решение будет принято, никакой очистки проводиться не будет, озеро просто возьмут и засыпят. Но подождите, есть понятие репутации и доверия. Власти города дают публичное обещание перед обществом, перед руководством страны. Нарушить его будет себе дороже» (конец цитаты).


КОРОТКИЙ КОММЕНТ


Одно озеро системы Малый Талдыколь уже засыпано полностью в прошлом году, теперь на его месте свалка строительного мусора. Засыпку второго озера замакима Астаны Нуркенов 17 сентября на площадке «Нур Отана» публично обещал приостановить. Однако 21 сентября она была возобновлена. 27 сентября команда канала Гиперборей снимала этот процесс на фото и видео. Здесь планируют оставить узкую полоску водной глади площадью 20 гектаров, куда запустят лебедей с подрезанными крыльями – чтобы не улетели.

Что касается слов о «понятии репутации и доверия» в устах Абаева, то я даже растерялся и не знаю, что на это сказать. Оставляю их вам на съедение.


ГОРОД НА ПЕСКЕ


В Астане я пообщался не с таким выдающимся, как Абаев, но всё же инженером-гидрогеологом Вячеславом Тихоновичем Петуховым, который посвятил этому делу жизнь и уже несколько десятилетий работает в ТОО «Акмола Мониторинг». Раньше фирма в основном занималась гидрогеологическим мониторингом по Акмолинской области. Сейчас — разведкой под жилой фонд на территории той же области.

человек

Инженер-гидрогеолог с огромным опытом работы Вячеслав Тихонович Петухов.

БОРЕЙКО: — Пожалуйста, расскажите о системе озёр Малый Талдыколь.

ПЕТУХОВ: – Во-первых, чтобы понять ситуацию, которая сложилась в районе озёр Талдыколь, нужно знать общую гидрогеологическую ситуацию на этом участке и междуречья Нура и Ишим.

Между рекой Нурой и рекой Ишимом заполнено аллювиальными отложениями (несцементированные отложения постоянных водных потоков. – В. Б.). Эти отложения образовались за счет речных стоков. Что они из себя представляют? До глубины 3-4 метра — суглинки. А под суглинками до глубины 10-12 метров залегают водоносные пески. Для питья непригодны эти подземные воды, но они играют очень большую гидрогеологическую роль.

БОРЕЙКО: — Какую?

ПЕТУХОВ: – Превышение Нуры над Ишимом — от 10 до 14 метров. То есть с Нуры в хороший паводок идёт переток и поверхностных, и подземных вод в реку Ишим. И за счет этого перетока образовались системы речек.

БОРЕЙКО: — Нура и Ишим – как сообщающиеся сосуды.

ПЕТУХОВ: – Да. Когда переток из одной реки в другую реку происходит, это называется бифуркация воды. И эти озёра — Большой Талдыколь и Малый Талдыколь — расположены в водотоках, которые образовались в процессе бифуркации воды из реки Нуры в реку Ишим.

Большой Талдыколь, система озёр Малый Талдыколь, река Ишим, река Нура, озеро Майбалык, канал Нура — Ишим — это всё водные объекты, которые влияют на подземные воды. Лет 10 назад поставили контррегулятор с дамбой. Когда большой сброс воды происходит по течению реки Ишим, в этот контррегулятор набираются паводковые воды (чтобы не было катастрофического сброса) и потом по этому каналу потихоньку сбрасываются в реку Ишим.

БОРЕЙКО: — И что сейчас происходит? Как засыпка озёр влияет на озёрную систему?

ПЕТУХОВ: – В 1993 году Казгипросельхозвод провёл исследование междуречья Нура и Ишим. Был построен геологический разрез: канал Нура — Ишим, Большой Талдыколь, Малый Талдыколь (см. чертёж).

текст

Вячеслав Петухов: «В 1993 году Казгипросельхозвод провёл исследование междуречья Нура и Ишим. Был построен геологический разрез: канал Нура — Ишим, Большой Талдыколь, Малый Талдыколь (см. чертёж). ОТ канала (справа) в сторону Малого Талдыколя (слева) на глубине 3-4 метра залегает водоносный горизонт. Если мы тут вскроем его скважинами, уровень подземных вод поднимется на 2-3 метра выше».

БОРЕЙКО: — То есть озёра Малый Талдыколь подпитываются подземными водами? И, в принципе, они не могут обмелеть окончательно, если их не трогать? Даже в самую засушливую погоду они не будут сухими?

ПЕТУХОВ: – Всё правильно. Да, озёра в основном существуют за счёт питания подземными водами. За много лет донья озёр заилились сильно. И, конечно, вот эта заиленность мешает перетоку подземных вод из водоносного горизонта в озеро. Если бы дно от ила освободить, тогда восстановится естественная циркуляция из подземных вод в озеро Талдыколь. И там будет всегда свежая вода.

карта

На советской ещё карте Целинограда в овале слева виден крупный водоём — это Большой Талдыколь. Справа от него — узкие голубые полоски: это озёра Малый Талдыколь.

БОРЕЙКО: — А как это сделать? Озеро спустить или ил откачать?

ПЕТУХОВ: – Сейчас же есть технические средства: драги всякие. Можно почистить…

БОРЕЙКО: — …без спуска воды?

ПЕТУХОВ: – Без спуска воды, да.

БОРЕЙКО: — Чем чревата засыпка озёр?

ПЕТУХОВ: – Вот это очень интересный вопрос. Я на эту тему уже писал в акимат города. С поверхности озера ежегодно испаряется 60-80 см слоя воды. Если его засыпать, конечно, уже испарения не будет, и уровень грунтовых вод на всём побережье города Астана будет повышаться.

БОРЕЙКО: — То есть подземные воды никуда не денутся? И они будут распределяться по территории Астаны, под уже существующими объектами?

ПЕТУХОВ: – Да. Эти озёра сейчас играют роль клапана: вода поступает, они её испаряют. А теперь, если эта испаряемость исчезнет, клапан будет закрыт, и уровень грунтовых вод на всём побережье будет подниматься.

БОРЕЙКО: — То есть в один прекрасный день здания, расположенные на Левом берегу, включая Акорду, Библиотеку и другие крупные государственные учреждения, могут просто поплыть – так, что ли?

ПЕТУХОВ: – Могут поплыть. Когда строят эти здания, наверное, рассчитывают на какой-то подъём уровня подземных вод. Поэтому нельзя сказать, что они 100% начнут рушиться. Но риски есть.

БОРЕЙКО: — Они же должны изучить эти риски. Что для этого должно быть сделано?

ПЕТУХОВ: – Мы уже лет двадцать бьёмся над тем, чтобы на территории города Астаны ввести мониторинг подземных вод.

БОРЕЙКО: — А что, в столице его нет?

ПЕТУХОВ: – Нет.

БОРЕЙКО: — А в других городах?

ПЕТУХОВ: – Я знаю, в Алмате есть, в Петропавловске, в Павлодаре вроде есть.

БОРЕЙКО: — Даже в областных центрах есть, а в столице нет?

ПЕТУХОВ: – Да, в столице мониторинга подземных вод нет. И когда мне звонят и спрашивают, на какую глубину закладывать дренажные трубы, я не знаю. Я говорю: если бы была система мониторинга подземных вод, мы бы наблюдали за процессом подъёма и падения их уровня. Мы же видим, что на уровни подземных вод влияют очень много факторов: озёра Большой Талдыколь, Малый Талдыколь, Майбалык, реки Ишим, Нура, контррегулятор, канал Нура-Ишим. Что тут происходит — очень интересно бы знать.

БОРЕЙКО: — Резюмирую. Значит, кроме того, что будет разрушена естественная экологическая система этих озёр, ещё и фактически закладывается водная бомба под Левый берег.

ПЕТУХОВ: – Фактически да.

БОРЕЙКО: — То есть, засыпая озёра, тем самым запирают, запаивают этот «котёл», где находятся подземные воды. И они будут себя вести так, как им вздумается. Мы уже этот процесс не сможем контролировать никак.

ПЕТУХОВ: – Верно.

БОРЕЙКО: – А под уже существующие жилые комплексы тоже пойдут подземные воды?

ПЕТУХОВ: – Они под ними и есть, эти подземные воды.

БОРЕЙКО: – Их уровень будет подниматься?

ПЕТУХОВ: – Будет, конечно, будет подниматься. Вот этот клапан мы закроем, и уровень грунтовых подземных вод везде поднимется.

БОРЕЙКО: – Высокие риски подтопления?

ПЕТУХОВ: – Да. Но для того, чтобы конкретно сказать, насколько высокие, нужно вести мониторинг подземных вод в городе. Которого нет. Город стоит на песке. Построен на песке водоносном. На неустойчивом песке. А мониторинга нет.

БОРЕЙКО: — Это же азбука вообще градостроения — чтобы был такой мониторинг.

ПЕТУХОВ: – Да. Конечно, мы должны знать, что происходит с уровнями грунтовых вод.

БОРЕЙКО: — Вообще, это хороший образ: Астана — город на песке.


Фото: Роман Егоров (Roman Egorov).

Читайте: МАЛЫЙ ТАЛДЫКОЛЬ: ЛЕБЕДИНАЯ ПЕСНЯ

Другие статьи автора читайте здесь

Об этом тоже важно знать