ТАЙНА ДОГОВОРА ПОЖЕРТВОВАНИЯ

43 views
дом
Кто не в курсе этого расследования, но заинтересовался – не буду пересказывать краткое содержание предыдущих серий: читайте здесь.
Но вкратце напомню, что 2 июня 2020 года гендиректор Иле-Алатауского нацпарка Дамир Малгельдиев и руководитель ТОО «Золотой янтарь» Каракоз Бахтыбаевна Сарсенбаева заключили договор о сотрудничестве (скриншоты 1, 2).


Согласно договору, ТОО за свой счёт сносит ветхую постройку рядом с кордоном лесника и осуществляет реконструкцию ветхой временной (то есть без фундамента) постройки (снесенной, что ли? – В. Б.) и сооружения для служебных лошадей (то есть конюшни). И затем передает конюшню нацпарку в качестве пожертвования.
В этом документе не одна такая нелепость. Конюшня в итоге превратилась в коровник, что было доказано снимками, опубликованными в постах ниже.
Также жертвователь в преамбуле выступает в качестве юридического лица (ТОО) , а в пункте 2.1 – как лицо физическое. Уже одного этого достаточно, чтобы считать договор недействительным.
Отметим, что в договоре упоминается «реконструкция» и тщательно обходится слово «строительство». Ибо капитальное строительство в нацпарках запрещено.
Но хотелось и неопровержимых доказательств. Я спрашивал Кайрата, нет ли у него снимков начала строительства. Нет. Он работает с середины июня 2020 года, когда стройка уже началась.
На помощь пришли Google-карты, сделанные со спутника. (Уточню, чтобы вы не путались: в англо-американской традиции в цифровом обозначении дат сначала идёт месяц, затем день: 11 сентября 2011 года, дату атаки на башни-близнецы в Нью-Йорке, мы знаем как «9/11».)
27 июля 2018 года. В красном кружкЕ мы видим белую крышу – очевидно, это и есть та «ветхая временная постройка», о которой идёт речь в договоре. Две светлые крыши справа наискосок от неё – кордон лесника Найзабаева. Выше и ниже постройки – «зелёнка», массив деревьев.
скрин

27 июля 2018 года. В красном кружкЕ мы видим белую крышу – очевидно, это и есть та «ветхая временная постройка», о которой идёт речь в договоре. Две светлые крыши справа наискосок от неё – кордон лесника Найзабаева. Выше и ниже постройки – «зелёнка», массив деревьев.

10 августа 2018 года. Практически всё то же самое. Явных признаков «неограниченной хозяйственной деятельности» пока не видно.
скрин

10 августа 2018 года. Практически всё то же самое. Явных признаков «неограниченной хозяйственной деятельности» пока не видно.

5 сентября 2018 года. Аналогичная картина: крыша на месте, деревья вроде бы не тронуты.
скрин

5 сентября 2018 года. Аналогичная картина: крыша на месте, деревья вроде бы не тронуты.

29 ноября 2018 года. Выпал снег, и деревья выше постройки как будто поредели. Возможно, из-за того, что сбросили листву.
скрин

29 ноября 2018 года. Выпал снег, и деревья выше постройки как будто поредели. Возможно, из-за того, что сбросили листву.

10 марта 2020 года. Снова снег, но видно, что крыши у постройки больше нет, а пунктир по её периметру – это строящиеся стены. До подписания договора – то есть до начала строительства (простите, «реконструкции») – остаётся три месяца без восьми дней.
скрин

10 марта 2020 года. Снова снег, но видно, что крыши у постройки больше нет, а пунктир по её периметру – это строящиеся стены. До подписания договора – то есть до начала строительства (простите, «реконструкции») – остаётся три месяца без восьми дней.

21 июня 2020 года. Со дня подписания договора прошло 19 дней, а левая часть постройки (в которой сейчас коровник) уже под зелёной крышей. Никаких деревьев перед постройкой (на карте выше постройки) больше нет, они вырублены.
скрин

21 июня 2020 года. Со дня подписания договора прошло 19 дней, а левая часть постройки (в которой сейчас коровник) уже под зелёной крышей. Как быстро у нас строят! Никаких деревьев перед постройкой (на карте выше постройки) больше нет, они вырублены.

25 июня 2020 года. Фото сделано Кайратом Найзабаевым. Мы видим, что стены левой части постройки действительно возведены под крышу, а правая часть еще строится. Кирпичные стены под крышей – значит, под ними есть бетонный фундамент. А в договоре снесённая постройка указана как ветхая и временная. То есть у ней не было фундамента. Стало быть, это не реконструкция, а самое настоящее капитальное строительство.
люди

25 июня 2020 года. Фото сделано Кайратом Найзабаевым. Мы видим, что стены левой части постройки действительно возведены под крышу, а правая часть еще строится.

EXIF предыдущего снимка.

24 августа 2020 года. Кирпичный капитальный сарай практически готов.
дом

24 августа 2020 года. Кирпичный капитальный сарай практически готов.

скрин

EXIF предыдущего снимка.

Вывод: СТРОЙКА КОРОВНИКА НАЧАЛАСЬ ГОРАЗДО РАНЬШЕ ДАТЫ ПОДПИСАНИЯ ДОГОВОРА С НАЦПАРКОМ.
Как это называется? Пишите в комментах ваши версии.
Обращаю на этот факт особое внимание членов комиссии по расследованию фактов, изложенных в обращении лесника к президенту Казахстана. Комиссия создана Комитетом лесного хозяйства и животного мира Минэкологии РК. Её членом я являюсь со вчерашнего дня.

Другие статьи автора читайте здесь

Об этом тоже важно знать