УТИЛЬСБОР ТОРМОЗИТ ОБНОВЛЕНИЕ АВТОПАРКА В КАЗАХСТАНЕ

72 views
машины

YouTube-канал Гиперборей завершает цикл из трёх фильмов о качестве воздуха в Казахстане.


Первый, «Уголь против газа», вышел в конце января и был посвящён выбросам загрязняющих веществ от ТЭЦ и частного сектора.

Второй, «Heavy metal в наших лёгких», зритель увидел в июне: он рассказывал о выбросах от металлургических заводов (на примере «ArcelorMittal Temirtau» и «Казцинк»).

Заключительная часть трилогии названа «ВЫХЛОП». Она выйдет сегодня, 29 июля, в 19.00. Речь в ней пойдёт, как вы догадались, о влиянии транспорта, частного и общественного, на воздушный бассейн.


НЕ ОТСТАЁМ ОТ ПРОГРЕССА, А УХОДИМ ВБОК


Одна из центральных тем фильма: «Почему утильсбор в Казахстане негативно влияет на обновление автопарка страны?»

В июне министр экологии Магзум Мирзагалиев сказал, что 64 % автопарка страны старше 10 лет. А независимый эксперт в области транспортной политики из Алматы Елена Ерзакович (Yelena Yerzakovich) говорит: «Если у нас в городе более 420 тысяч легковых автомобилей, то среди них более 140 тысяч, а это практически треть, старше 20 лет».

Вадим Борейко: То есть это знак не просто общего отставания Казахстана от прогресса, а того, что он идет в другую какую-то сторону?

Елена Ерзакович: Да, я считаю, что у нас сознательно создаются условия, чтобы не стимулировать обновление парка, а именно создавать препятствия.

Вадим Борейко: Например?

Елена Ерзакович: Ну вот та же ситуация с утильсбором. Казалось бы, во всех странах утильсбор собирается для того, чтобы утилизировать автотранспортное средство, которое уже не пригодно к эксплуатации. У нас этот параметр стал использоваться, чтобы вообще практически свести на нет импорт новых автомобилей.


ЧТО НЕ ТАК С УТИЛЬСБОРОМ?


Вадим Борейко: Что не так с утильсбором? Почему столько возмущения он вызывает у автомобилистов?

Евгений Мухамеджанов, основатель проекта ECO Network: На самом деле это совершенно стандартная мера по борьбе с отходами. Автомобиль сам практически является ценным сырьем для вторичной переработки. Его корпус, аккумулятор, сиденья, руль, шины – это всё, что можно сдать на переработку и деньги заработать. Вопрос только в разнице платежа. За рубежом этот платёж – примерно 200-300 долларов на машину. То есть это фактически расходы на транспортировку автомобиля до места, где его будут разбирать и утилизировать. Но не за то, чтобы её переработать. У нас же сразу внедрили стоимость от 1 500 до 10 000 долларов, соответственно увеличив стоимость машины. Любая вненалоговая нагрузка – она падает на плечи кому? Потребителю. Вот здесь как раз есть диссонанс.


СТИМУЛЯЦИЯ ОЖИВЛЕНИЯ ТРУПА


Лаура Маликова (Laura Malikova), председатель Ассоциации практикующих экологов РК: У нас, в отличие от мирового опыта внедрения механизма РОП (расширенные обязательства производителя), ещё предусмотрели в этом утильсборе стимуляцию отечественного автопрома.

Вадим Борейко: Официальные лица говорили, что это один из стимулов обновление автопарка. Может ли он быть стимулом или нет?

Лаура Маликова: Если размер утилизационного сбора был бы адекватным, то да. Он мог бы мотивировать людей избавляться от своих старых авто и покупать новые, потому что новые не будут стоить так дорого. Но компонента стимуляции вообще-то в мировом опыте нет: это казахстанский такой ноу-хау. Получается, авто теперь подорожали. Люди, даже если сдадут своё старое авто, не могут позволить себе купить новое – только менее старое. За счёт этого у нас автопарк не обновляется и, соответственно, проблему качества воздуха не решает.

Вадим Борейко: Стимуляция отечественного автопрома за счёт утильсбора мне напоминает стимуляцию оживления трупа.

Лаура Маликова: Интересное сравнение.

Елена Ерзакович: Сейчас нужно в срочном порядке снижать ставки утильсбора. Не могу сказать, что его надо отменять полностью, но приводить к каким-то разумным видам сбора – и направлять на меры поддержки секторов, которые помогают людям передвигаться более экологично, чем на автомобиле.

4 июля у памятника Шокану Валиханову в Алмате планировалось провести митинг под лозунгом «Нет утильсбору!» Инициативная группа уведомила акимат, но за три дня до акции протеста городские власти запретили ее проведение. Сославшись на неблагоприятную обстановку по ковиду. Митинг не провели, но страсти в соцсетях с разной степенью интенсивности кипеть продолжают.


ПРИ ЧЁМ ЗДЕСЬ АЛИЯ НАЗАРБАЕВА?


Утильсбор называет по-английски переводится recycling tаx, налог на переработку. То есть это фактически налог. Но ТОО «Оператор РОП», которое его собирает, – частное предприятие. Почему частник де-факто занимается сбором налога? Причём аж с 2016 года.

Лаура Маликова: Здесь, наверное, всё-таки это связано с политическим решением.

Вадим Борейко: Первым учредителем ТОО «Оператор РОП» в 2015 году была Алия Нурсултановна Назарбаева. Может, это политическое решение Вы имеете в виду?

Лаура Маликова: Ну возможно. Всё-таки конъюнктура тоже влияет на многие процессы у нас в стране.

Евгений Мухамеджанов: Изначально это был Алия Назарбаева, потом поменяли через несколько лет. Да не суть важно, кто на самом деле. Какая разница – кто.

Вадим Борейко: У нас это важно.

Евгений Мухамеджанов: Для меня не важно. Для меня важно, что это одно физическое лицо. Что это товарищество с ограниченной ответственностью. Вы откройте любой закон: там написано, на что оно несёт ответственность только своим уставным капиталом. А я уверен, что у него нет этого уставного капитала. То есть все деньги, которые они собирали, – они за них ответственности не несут никакой. Вообще ни перед кем – ни перед государством, ни перед акционерами. А это же деньги людей. И вопрос возникает: почему выбрана такая форма? Почему товарищество с ограниченной ответственностью? Ведь это сразу риск огромный. Второе «почему» – монопольное положение. В законе так и написано: они монополисты. Почему антимонопольный комитет их не контролирует? Это же оператор денег. И в-третьих, раз они сами говорили, что они финансовый оператор…

Вадим Борейко: Вы всё какие-то риторические вопросы задаете: «почему?» да «отчего?»

Евгений Мухамеджанов: Потому что я только и могу, что риторические вопросы задавать. Я же не Счётный комитет, не Антикор. И почему их тогда не контролирует Национальный банк, если они оператор денег.

Ерлан Нурпеисов, бизнесмен, член экспертной группы «Чистый воздух Алматы»: Компания частная, непонятно откуда взявшаяся. Поэтому, на мой взгляд, там, где не прозрачно, непонятно…

Вадим Борейко: Вы имеете в виду «Оператор РОП»?

Ерлан Нурпеисов: Да, который этим занимается. Это всегда взывает вопросы. Если ты хочешь что-то сделать исключительно без последующей критики – делай это максимально открыто. Вот это, мне кажется, должен быть главный критерий в работе. Если не хочешь, что бы тебя подозревали в коррупции, делай максимально все открыто и прозрачно.


НА КОНУ – МИЛЛИАРДЫ ДОЛЛАРОВ


Вадим Борейко: Суммами, каких порядков оперирует этот «РОП»?

Евгений Мухамеджанов: Вот никто не знает. Потому что они скрывают свою отчётность, хотя полтора года назад Медет Кумаргалиев, руководитель «Оператора РОП», клятвенно пообещал в эфире, что они будут публичной компанией. До сих пор ничего не было сделано. Есть подозрение, что от полумиллиарда до миллиарда долларов.

Вадим Борейко: Руководитель экологического альянса «Байтақ – Болашақ» Азаматхан Амиртай на встрече с Токаевым говорил, что за первые три года этот «РОП» собрал миллиард долларов. И в один из годов было $400 млн.

Евгений Мухамеджанов: Мне называли и больше цифры. Всё, что выше 100 млн тенге, это уже много для ТООшки маленькой, которая ничего не производит, а пересылкой денег занимается. А когда это уже в миллиардах долларах исчисляется. Мне кажется, это вообще странно.


КТО ПОКУШАЕТСЯ НА ДЕНЬГИ СЕМЬИ?


Вадим Борейко: Евгений, отдаёте себе отчёт в том, что движение «Нет утильсбору!» покушается на деньги Семьи?

Евгений Мухамеджанов: Я не смотрю с такой точки зрения. Мне кажется, что движению ребят (я туда не вхожу, но я их морально поддерживаю) просто хочется довести какой-то логики. Чтобы если что-то создается, то оно работала во благо людей и не мешало производственным процессом.


ПОЧЕМУ ВСЁ ТАК КРИВО?


Вадим Борейко: Ерлан, почему у нас все так криво?

Ерлан Нурпеисов: Я раньше думал, что нам просто не повезло с нашим руководством. Вот так честно думал, что просто не те люди…

Вадим Борейко: С руководством страны?

Ерлан Нурпеисов: Да. Что кто-то не захотел быть национальным героем. Кто-то не захотел быть Ататюрком. Кто-то не захотел быть прославленным мировым лидером.

Вадим Борейко: Сейчас руководство на любой вкус: выбирай одного из двух!

Ерлан Нурпеисов: Если есть востребованность, если есть спрос на рынке на политическую волю – она рано или поздно появится. Понимаете? Потому что это новый инструмент кому-то стать президентом. Новый лозунг, новый принцип, новая парадигма…


ЧТО ПРО УТИЛЬСБОР СКАЗАЛ ТОКАЕВ?


10 июля 2021. Касым-Жомарт Токаев: Сегодня увеличиваются жалобы бизнеса на необходимость пересмотра утилизационного сбора на автомобили, в первую очередь, на седельные тягачи. Утилизационный сбор за один тягач в среднем составляет 1,6 миллиона тенге. Для грузоперевозчиков утилизационный сбор представляет существенную нагрузку, которая негативно влияет на обновление автопарка. Поэтому Правительству следует подготовить предложения по совершенствованию государственной политики в данной сфере, в том числе по вопросам утилизационного сбора.


Фото: Roman Egorov

Статьи автора читайте здесь

Об этом тоже важно знать