ДАРЁНОЙ КОНЮШНЕ В ДОКУМЕНТЫ НЕ СМОТРЯТ

50 views
человек

Лесник Кайрат Найзабаев vs Иле-Алатауский ГНПП: директор нацпарка Дамир Малгельдиев отрицает обвинения


Продолжает раскручиваться скандал, связанный с обращением Кайрата (фото 1) к президенту Токаеву, министру экологии Мирзагалиеву и в Антикор по поводу незаконного строительства в нацпарке Iле Алатау / Ile Alatau / Иле Алатау, рядом с его кордоном, кирпичного хлева для скота. Видео можно посмотреть здесь.

человек

Фото 1. Кайрат Найзабаев.

В фейсбуке я начал расследование этой истории и уже выложил два поста:
21 мая. «Мгновенная реакция».
22 мая. «Нацпарк Иле Алатау: коровы под седлом?»

Сегодня в моих руках оказался документ, похожий на объяснительную гендиректора нацпарка Дамира Малгельдиева (фото 2, скриншоты 3, 4).

человек

Фото 2. Дамир Малгельдиев.

Возможно, он писал её в Комитет лесного хозяйства и животного мира Минэкологии, который объявил, что начинает расследование.

Руководитель ГНПП в основном пересказывает содержание «договора о пожертвовании», который он заключил с ТОО «Золотой янтарь» (см. скриншоты 5, 6).

Согласно документу, сарай – это не построенное с нуля, а реконструированное сооружение для содержания служебных лошадей, которое приносится в дар нацпарку (фото 7). Оно находится на месте ветхой временной постройки, которая была сначала снесена, а потом… реконструирована.

дом

Фото 7. Тот самый коровник.

И таких приколов в документике предостаточно. В самом его начале заявляется, что жертвователь – юридическое лицо: ТОО «Золотой янтарь». А в пункте 2.1 оно вдруг превращается в лицо физическое, «осуществляющее пожертвование путём передачи реконструированной хозяйственной постройки Получателю».

Лесник утверждает, что сарай строился, а не реконструировался. В комментарии Цой Сергей написал:

Тут вопрос по сносу/реконструкции очень просто решается. Пару сертифицированных экспертов-аудиторов с управления строительства города надо привлечь. Эти точно скажут, была это реконструкция или новое строительство».

Также в своём письме директор тщательно избегает ответа на вопрос, почему конюшня для служебных лошадей в процессе дарения превратилась в коровник.

Наверное, потому, что дарёной конюшне в документы не смотрят. А может, он и в самом деле решил пересадить лесников на коров.

Директор пишет, что слова Найзабаева о стоке навозной жижи в горную реку ничем не подтверждены. Забывая при этом, что сам коровник находится в водоохранной зоне, в нескольких метрах от русла. Что есть вопиющее нарушение закона.

Дамир Нурбекович, я понимаю вашу спешку, но вы этот договор хотя бы юристу показали.

Судя по тому, что Малгельдиев не видит очевидных косяков в договоре, он настроен благодушно и расслабленно. Наверное, уверен, что ему ничто не угрожает. И Комитет лесного хозяйства и животного мира его объяснительную, а также сам договор примет за чистую монету.

Не исключаю такого варианта – что в отношении Малгельдиева «разведут», постройку признают законной, комплексную проверку парка проводить не будут (словно там нет никаких других коровников, бань и кафе, стоящих у самых речек), а лесника Кайрата сделают крайним.

Но в этом случае у меня будут все основания полагать, что председатель Комитета Асхат Кайнарбеков с Дамиром Малгельдиевым заодно.

А что, если на сей раз для директора всё пойдёт не так?

Вице-министр экологии Ерлан Нысанбаев, 12 лет курировавший Комитет лесного хозяйства и, соответственно, нацпарки, 20 мая ушёл в отставку.

На его место назначена Алия Шалабекова. Ей 45 лет, у неё три высших образования, среди которых Колумбийский университет. Прямо скажем, Алия Лазаревна – человек «не от сохи»: её карьера – чисто чиновничья. Но у меня нет на этот счёт какого-либо предубеждения: среди госслужащих её поколения это, скорее, правило, чем исключение. В природоохранных ведомствах она работает с 2014 года. В Министерстве экологии возглавляла Департамента экологической политики и устойчивого развития. Значит, имеет представление о ЦУРах – Целях устойчивого развития ООН, среди которых в приоритете – сохранение окружающей среды.

Думаю, для Алии Шалабековой скандал в нацпарке Иле Алатау – первый серьёзный тест на посту вице-министра, чья зона ответственности – особо охраняемые природные территории.

Именно от неё во многом зависит, по какому пути пойдёт расследование «бунта на корабле» в Иле Алатау. Будет ли это купирование инцидента или предпримут серьёзный анализ (с оргвыводами) вакханалии в нацпарке, который в последние десятилетия просто рвут на куски?

Не стану сейчас ни возлагать избыточных надежд, ни заранее впадать в отрицалово: типа они своих не сдадут.

Көреміз.


Другие статьи автора читайте здесь

Об этом тоже важно знать