Человечеству все же придется платить по всем счетам…

167 views
платить

Платить за потепление придется всему человечеству.

Это необходимо понять и принять. К такому выводу пришли участники фестиваля «Экочашка-2021».

Многие дискуссии об изменении климата грешат тем, что в них как бы «провисает» экономический аспект этой глобальной проблемы. Организаторы фестиваля «Экочашка-2021», прошедшего недавно в онлайн режиме, учли это и предложили рассказать о том, как пересекаются экология и экономика известному эксперту Михаилу Юлкину. Он свое выступление озаглавил так: «Когда и сколько мы заплатим за потепление?»

об изменении климата

Михаил Юлкин

Часто можно услышать рассуждения о том, насколько в будущем то или иное действие, связанное с приспособлением к климатической динамике, будет дороже такого же действия, но предпринимаемого сегодня. То есть, например, не будет ли «зеленая» энергетика дороже чем нынешняя, основанная на невозобновляемых ресурсах? Такой подход неправилен в корне, считает Михаил Юлкин:

«Если мы понимаем, что климат меняется, то нет смысла сравнивать то, что будет с тем, что было вчера. А климат меняется.

С 50-х годов прошлого века каждое новое десятилетие было теплее предыдущего, и пока у этого тренда сбоев не было. Десять самых теплых лет за всю историю метеорологических наблюдений, начиная с 1880 года, приходятся на период с 2005 по 2020 годы. А самые теплые из них – с 2014 по 2020 годы. Это уже не составляет никаких сомнений, что мы имеем на планете глобальное потепление. Но никак не похолодание, как это иногда еще можно услышать. «Страшно холодная зима» 2020-21 года – не более чем миф, она на самом деле попала в десятку самых теплых зим. Хотя кое где и было неожиданно холодно, например, в Техасе», – говорит Михаил Юлкин.

потепление

фестиваль “ЭкоЧашка 2021”

Нынешнее глобальное потепление – это дело рук человеческих

Поэтому имеет смысл говорить о возможности смягчения этих процессов. Пока снижать объемы выбросов в атмосферу парниковых газов не очень получается. Хотя в 2020 году они и сократились из-за пандемии примерно на 20 процентов, но это еще никак не тенденция. Это скорее «несчастный случай». Смысл проблемы в том, что, если не суметь предпринять эффективные меры по смягчению потепления, то, в итоге, планета Земля окажется непригодной для жизни не только для большого количества биологических видов, но и такого специфического вида, как человек.

Уже сейчас глобальный экономический ущерб от изменения климата оценивается в 1,2 трлн долларов США в год. К 2025 году он вырастет до 1,7 трлн, к 2030 – до 3 трлн и будет продолжать увеличиваться. Иногда можно услышать, что потепление имеет и позитивные аспекты, например, расширятся площади под сельскохозяйственные культуры. Но это не так. Взамен мы получим расширение засухи в других регионах и областях тех же стран. Кстати, во внутриконтинентальных государствах, в частности, в России, потепление идет быстрее, и в ней нет ни одного региона, который бы что-то не терял от изменения климата. Очевидно, то же можно сказать и о Казахстане.

Что можно попытаться сделать?

Только одно: затормозить процесс потепления климата. Для этого очень важно понять, откуда и что «летит». В основном, конечно, «летит» от энергетической индустрии, основанной на сжигании минерального топлива. Из 55 млрд тонн СО2, которые дает человечество в год, порядка 35 млрд приходится на сжигание ископаемого топлива. Это общеизвестно. А вот что на втором месте по выбросам стоит сельское хозяйство, знают не все. Практически все сферы агросектора – эмитенты парниковых газов, будь то животноводство, растениеводство или землепользование. И продуктов сегодня в мире производится так много, что огромную в физическом исчислении их часть – до 6 процентов от всего производства – в итоге, просто выбрасывают в мусор.

Парижское соглашение по климату 2015 года ставит цель – удержать прирост средней глобальной температуры в пределах ниже 2 градусов относительно доиндустриального уровня. И сегодня мы еще можем сделать это более-менее плавно. Но, чем дольше мы будем тянуть, тем более болезненными потом будут эти неизбежные меры. Снижать выбросы надо быстро. Хорошей идеей стало намерение ряда стран воспользоваться пандемией, которая уже привела к снижению выбросов с тем, чтобы этот тренд закрепить. Уже более 120 стран заявили о намерении сократить выбросы до нуля. Хотя разброс по срокам очень большой. Например, Китай и Казахстан – к 2060 году. А Финляндия – к 2035 году.

И эти намерения – не единственный позитивный факт

Несмотря на КОВИД-19, в прошлом году был поставлен рекорд по инвестициям в разных направлениях «зеленого» развития – более 501 млрд долларов США. В основном речь идет о проектах для развития возобновляемой энергетики. Очень незначительный объем инвестиций пришелся на развитие водородных технологий. Но в ближайшие время, по оценкам Михаила Юлкина, примерно пять-семь лет, это даст большой эффект. Уже создано огромное количество разнообразных партнерств по развитию «зеленого» водорода как связующего звена, которое позволит интегрировать всю энергетическую систему, основанную на ВИЭ.

О ценах. Есть такой устойчивый миф, что переход на ВИЭ, якобы, обязательно приводит к росту тарифов. Поэтому не может быть систем, основанных на «зеленой» энергетике. На самом деле все наоборот: в последнее время удельные издержки в этой сфере стремительно падают, это связано с ростом инвестиций. А ископаемая энергетика дешеветь точно не будет, а скорее всего, дорожать», – говорит Михаил Юлкин.

А что же Китай?

климат

Есть мнение, что рост благосостояния китайского общества приведет к его автомобилизации и через нее к росту цен на нефтепродукты. Эксперт считает, что, если это и случится, то продлится очень недолго. Так как на автомобильном рынке быстро растет сегмент машин на электрических или гибридных двигателях. В прошлом году в том же Китае было продано более 1,2 млн таких автомобилей. И в России уже две компании объявили, что отказываются от выпуска автомобилей на ДВС и переходят на электрические.

Накапливание негативных эффектов от использования минерального топлива и неадекватного развития агросектора создает человечеству огромный пласт проблем. И, если не отходить от этой экономической традиции, они будут только нарастать. В заключение выступления Михаил Юлкин от экономических и экологических аргументов перешел к философским:

Использование невозобновляемых ресурсов это вопрос не только экономический, но и этический. В обычной жизни мы не станем делать то, что причиняет вред или наносит ущерб нашим детям и внукам. Наоборот, мы стараемся их максимально обезопасить. Но все вместе мы часто ведем себя безответственно и поступаем наоборот. То есть, порознь каждый из нас думает о детях и внуках и печется о них. Но в целом о будущих поколениях никто особо не задумывается. И это проблема.


Читайте также: «На берегах Аральского моря: есть ли жизнь после смерти»

Об этом тоже важно знать