ДИАЛОГ С МИНИСТРОМ

577 views
Горы

В четверг, 13 августа, прошла онлайн-встреча министра экологии, геологии и природных ресурсов Магзума Мирзагалиева с общественностью Алматы.


Формат современный, интересный. И я его только приветствую. Надеюсь, эта встреча не последняя. На всякий случай я записался. Участников было очень много, я решил, что до меня очередь не дойдет. И оставил вопрос в чате. Но неожиданно мне предоставили слово. Наш диалог с министром длился 8 минут.

Сейчас мы готовим спецвыпуск ютуб-канала ГиперБорей, где я покажу этот диалог весь, без купюр, и потом сделаю подробные выводы. Он был посвящен аренде земель в нацпарках. В конце весны и начале лета мы сделали об этом пять сюжетов для канала.


А вы можете посмотреть диалог уже сейчас или прочитать расшифровку.


01.33.55. Борейко: Здравствуйте всем! У меня вопрос о проекте «Туранга Групп» Александра Олеговича Гужавина. Магзум Маратович, вы прекрасно знаете, что любой экологический проект, тем более в нацпарке, должен обязательно пройти ОВОС (оценка воздействия строительства на окружающую среду. – В. Б.), экологическую экспертизу и общественные слушания. Здесь ничего этого сделано не было, хотя только в Иле-Алатауском парке будет создано 34 объекта. А сам прокт расчитан на четыре национальных парка в Алматинской области. И причем одним из главных лоббистов проекта является вице-министр экологии Ерлан Нуралиевич Нысанбаев. Тем временем глава «Туранги» Гужавин и нацпарк скрывают центральную часть договора, где указаны права и обязанности, хотя этот договор должен быть публичным, поскольку он касается земель ООПТ. [Экологическое общество] «Зеленое спасение» написало запрос в Комитет лесного хозяйства и животного мира с просьбой предоставить этот договор, поскольку он обязан быть публичным. Но получило отписку: обращайтесь в нацпарк и к Гужавину. Нацпарк присылал группе «Сохраним Кок-Жайляу» проект договора. И там написано, что эти земли могут быть сданы в субаренду. Но Земельный кодекс запрещает сдавать в субаренду. На мой взгляд, цель этого проекта – захват земли. Вот как это всё понимать – несоблюдение базового национального [экологического] законодательства? Спасибо.

01.36.40 Мирзагалиев: Вадим Николаевич, спасибо за вопрос. Вы очень активно занимаетесь этой темой, за что мы вам благодарны. Потому что тема развития правильного экотуризма она является одним из наших основных приоритетов. Я сам являюсь коренным амлматинцем, я вырос в этом городе, и мне небезразлична судьба наших нацпарков, и уж точно не меньше, чем вам. Нами двигает сегодня идея очень правильного туризма. Не секрет, что сегодня в наших нацпарках уже очень много участков в предыдущие годы было роздано под различные объекты. Но, к сожалению, качественного развития туризма мы не увидели. В этой связи мы прорабатываем вопрос, и я, забегая вперед, скажу, что концепцию развития экотуризма в нацпарках разрабатываем по каждому нацпарку. Их у нас сегодня 13… 12 нацпарков относятся к компетенции нашего министерства, Бурабайский относится не к нам.

Что касается необходимости проведения ОВОС, то у нас с вами здесь мнения отличаются друг от друга. Почему? Потому что мы считаем, что ОВОС не нужно было делать ,потому что здесь нету вреда окружающей среде. Не ставятся какие либо капитальные строения.

01.38.26 — Борейко: Это вам Гужавин так сказал.

01.38.31 – Мирзагалиев: Да, и мы готовы это тоже, в принципе, подтвердить. Я это подтверждаю. Я письмо, которое писало «Зеленое спасение», не видел. Но я это письмо сегодня подниму. И на все вопросы, изложенные там, вы получите компетентный ответ. Спасибо.

01.38.45 – Борейко: Я не удовлетворен [ответом]. Этот проект не имеет отношения к экологическому туризму вообще. Экотуризм – это ответственный туризм. А что такое ответственный туризм — это слияние человека с природой. Это минимум комфорта. А что такое глэмпинг? Это гламурный кемпинг. Что такое караванинг? Это машины. Понимаете, вам Гужавин рассказал сказки про экотуризм. Он не имеет ничего общего…

01.39.17 – Мирзагалиев: Можно я с вами поспорю, Вадим Николаевич? Не хотелось бы входить в определенную дискуссию. Но… Вот мы изучали, например, опыт Андорры. Андорра – крохотная страна между Испанией и Францией. И по своему пейзажу очень напоминает или Алмарасанское ущелье, или когда мы едем на Бутаковку или Медеу. 8 млн туристов ежегодно посещают эту крохотную страну. В 80-х годах началось развитие туризма. Он начинался как горнолыжный, но потом правительство Андорры начало задумываться как бы так сделать, чтобы туризм был круглогодичным. И было принято решение о развитии троп. Через каждые 30-40 км, размещаются небольшие глеэпинги. Что такое глэмпинг? Это фактически небольшие хостелы, в которых могут разместиться, на примере Андорры, от 4 до 10 человек в одной комнате, получить какие-то минимальные услуги, типа – душ, уборная, вай-фай, обед. Но благодаря этому, благодаря этим, как вы говорите, гламурным глэмпингам, человек может идти налегке по горам с лёгким рюкзачком. И благодаря этому человек может обойти всю страну. Зайти в соседние страны, проходя вот таким вот, иметь базовые условия на протяжении дневного пешего маршрута. Вот именно такая концепция и движет нами в развитии экотуризма.

01.41.13 Борейко: Магзум Маратович вы сказали, что решили не проводить экологическую экспертизу, потому что не наносит вреда окружающей среде. Потому что вы так решили. Только экологическая экспертиза может решить – наносит или не наносит. Оно [строительство] уже наносит. Допустим, в Аюсае был содран растительный слой для возведения визит-центра и туалета. Нам не понятно, куда пойдут сточные воды из этого туалета. Нет разрешения Балхаш-Алакольской бассейновой инспекции на установление станции биоочистки. Которая [инспекция] запретила установление такой станции и на первом проекте «Кок-Жайляу», и на втором. Даже при условии очистки 99%. Туалет придется подключать к городской канализации, и другого выхода нету. Вы так просто решили, что не наносит ущерба – это экологический проект. Потому что так вам сказал Гужавин.

01.42.09 Вмешивается Мухтар Тайжан: Я извиняюсь но у нас не есть дискуссия Борейко с министерством, если дискуссия нужна, давайте отделяйтесь, мы пойдем дальше, мы тоже хотим выступить.

01.42.21 Мирзагалиев: Вадим Николаевич, вот здесь вот участвует председатель Комитета экологического регулирования [Минэкологии], который модерирует нашу встречу. И я ему сейчас поручаю рассмотреть этот вопрос очень внимательно с точки зрения экологического законодательства.

01.42.37Борейко: Спасибо.

Спустя некоторое время к теме аренды и экотуризма вернулась экологический активист Жанна Спунер (Zhanna Spooner).

01.54.24Жанна Спунер: Я не собиралась ничего говорить в ответ, но было выступление Тайжана. [] Он говорит о том, что этот вопрос опять переходит в плоскость политики. Он лоббист, и не можем мы этот вопрос обсуждать с лоббистами. Есть профессиональные экологи, и давайте не будем спускать это все на болтовню. Лоббисты не имеют права обсуждать такие вопросы и они должны понимать это (…)

01.57.13 — Жанна Спунер: Почему Минэкологии занимается туризмом? Какое отношение оно имеет к туризму? Есть отдельное министерство (есть Комитет индустрии туризма Министерства культуры и спорта. – В. Б.). Давайте каждый будет заниматься своим делом. Минэкологии будет защищать природу, может быть, в споре с Министерством туризма, а не за голосуя за глэмпинги и кемпинги.

01.57.46 – Мухтар Тайжан: Раз уж мое имя было сказано, Жанна, я действительно лоббист…

Жанна Спунер: Ну, мы все знаем об этом…


Всё расследование по нацпаркам читайте на сайте «Ливень».

Подписывайтесь на поток экоинформации:

Об этом тоже важно знать