ВСЁ БУДЕТ ХОРОШО, Я ЭТО ЗНАЮ-ЗНАЮ-ЗНАЮ

712 views
Горы
Швейцарская и сингапурская компании – партнёры Александра Гужавина в проекте «развития устойчивого экологического туризма в Иле-Алатауском и трёх других нацпарках» — работали с ним и над первым проектом горнолыжного курорта «Көкжайлау»

ХОЧЕШЬ СПРЯТАТЬ – ПОЛОЖИ НА ВИДНОЕ МЕСТО


Вести журналистские расследования не так уж и трудно. Первая заповедь – обращать внимание на вещи, которые лежат на самом виду. Совет может показаться смешным, но вспомните, сколько раз вы искали очки, которые сидели у вас на носу. Не зря же говорят: хочешь хорошенько что-то спрятать – положи на видное место.
Вот и у меня часто включается позднее зажигание. Только сегодня я догадался пробить компании, которые Александр Гужавин в своей презентации называет своими партнёрами, где у него старые друзья. Это швейцарская Steiner Sarnen Sweitz AG и сингапурская ECO.id. 
Связь сингапурцев с первым проектом «Көкжайлау» была установлена через поиск. В один клик я вышел на статью в «Tengri», бортовом журнале авиакомпании Air Astana за май-июнь 2014 года. Она называлась – «Горнолыжный курорт Кок-Жайляу» (см. скриншоты 1, 2).
Вот цитата:
К разработке проекта высокогорной деревни на Кок-Жайляу привлечена одна из лучших архитектурных компаний в мире — ECO.id. Это сингапурское бюро выполнило проект с учётом местности».
С компанией Steiner мне пришлось повозиться. Но, в конце концов, я отыскал её следы в обширном архиве по проекту «Кок-Жайляу», из которого в своём 200-статейном расследовании использовал, может быть, лишь десятую часть материала.
ECO.id занималось архитектурой коттеджей и других объектов горнолыжной деревни, а Steiner – брендингом территории.
Среди найденных материалов – рекламный ролик наших гор Almaty Mountains, сделанный швейцарцами. Он забойный и приятный, если не быть занудой и не смотреть его покадрово. Можете сами убедиться, я сегодня загрузил его на свой резервный ютуб-канал.
Также я надыбал в архиве презентацию с логотипом Steiner: на ней фотографии вечеринки с чёрной икрой и шампусиком, которую, судя по пресс-стене, проводила компания Capital Partners в отеле Ritz-Carlton (см. скриншоты 3-7). В 2013-2014 гг. швейцарцы были постояльцами в этой гостинице.
Не буду задавать нищебродский вопрос: «За чей счёт этот банкет?» Во-первых, всё давно выпито, съедено и метаболировано. Во-вторых, к нашему делу не относится. И в-третьих, если отвлекаться на мелочи, так можно дорасследоваться до мышей, а на главное не выйти.
На последней фотке презентации, снятой, похоже, на Кумбеле (хотя могу и ошибаться), в толпе иностранцев я опознал Александра Олеговича: он крайний слева в оранжевой майке (см. скриншот 8).
Презентация

Скриншот 8. Презентация компании «Штайнер». Крайний слева — Александр Гужавин.

Скажу сразу: никакого криминала здесь нет. Я ни в коем случае не ставлю под сомнение репутацию обеих компаний: у них действительно высокое реноме. И в тучные годы к нам зазывали приличных специалистов.
Здесь нам важно, на каком этапе они вошли в тот старый проект.

КТО РАБОТАЛ НАД ТЭО


Он разрабатывался по правилам. Сначала была подготовка технико-экономического обоснования (ТЭО). Ею занимался консорциум в составе ТОО «ГЛК “Көкжайлау”» со 100-процентным госучастием (директор А. Гужавин) и канадская компания EcoSign (см. скриншот 9).
Документ

Скриншот 9. Консорциум по разработке ТЭО строительства ГЛК «Кокжайлау» (первый проект).

Также были привлечены (опираюсь на список из резюме ТЭО от 12 февраля 2013 года, см. скриншот 10):
Документ

Скриншот 10. Субподрядчики на разработке ТЭО строительства ГЛК «Кокжайлау» (первый проект).

  1.  Консультант по управлению проектом и финансовый консультант – KPMG, ведущая международная аудиторская и консалтинговая компания в Казахстане.
  2.  Консультант по маркетингу – Horwath HTI, ведущая международная консалтинговая компания.
  3. Консультант по экологическим аспектам – CaspiEcology, компания, специализирующаяся в области экологического проектирования.
  4. Консультант по лавинной безопасности – Engineerisk, ведущая международная компания в области лавинной безопасности.
  5. Консультант по инжинирингу – ARUP, международная компания, специализирующаяся в проектировании инженерных систем.
  6. Консультант по адаптации – ТОО «ГеоДата Плюс», местная компания, специализирующаяся в области архитектурно-градостроительного проектирования: она была генпроектировщиком в этом проекте, как, впрочем, и во втором.
  • Всё эти компании были субподрядчиками.
Стоило ТЭО порядка 350 млн тенге (на тот момент — $2,5 млн, включая НДС). Эти деньги поделили между собой участники консорциума и субподрядчики. ПредОВОС как часть ТЭО вынесли на общественные слушания; они прошли скандально, но я в то время ещё не занимался этой темой: все материалы по первому проекту добирал позже.

КТО РАБОТАЛ НАД ПСД


Над проектно-сметной документацией (ПСД) работал консорциум в другом составе: ТОО «ГЛК “Көкжайлау”», PGI Management (международная компания по управлению лыжными операциями со штаб-квартирой в Андорре) и ТОО «ГеоДата Плюс» (директор Л. Кузнецова).
Согласно письму замакима Алматы Румиля Тауфикова в Минсельхоз от 11.11.2015 г., стоимость ТЭО и ПСД обошлись в 2 млрд 650 млн тенге из городского бюджета (см. скриншот 11).
Документ

Скриншот 11. Письмо замакима Алматы Р. Тауфикова в Минсельхоз от 11.11.2015 г.

Значит, на ПСД ушло порядка 2 млрд 300 млн тенге. В доллары переводить не рискну, потому что на том проекте курс скакал от 150 до 180 тенге за $1. В общем, где-то $13-15 млн.
В качестве субподрядчиков привлекли Steiner Sarnen Sweitz AG на пару с ECO.id – на брендирование и архитектурные работы.

СКАЖИ МНЕ, КТО ТВОЙ PARTNER


Но ведь с этой же целью пригасил их Гужавин и в свой «экологический» проект. Вот что написано в его презентации:
«- Для разработки эмоционального мастер-плана проекта была привлечена компания «Steiner Sarnen Schweiz AG», чьи работы в области создания музейных объектов широко известны в Европе.
— Сингапурская компания Eco.id разработала эскизный проект визит-центра «Аюсай».
— Брендирование и навигация разработаны Динарой Гужавиной, казахстанский профессиональный графический дизайнер.
— Иллюстрации подготовлены Айгерим Туменбай, казахстанский профессиональный дизайнер-иллюстратор.
— Производство модулей для визит-центра «Аюсай» выполнено казахстанской компанией ТОО «КазЭкоМодуль» (она же указана на паспорте объекта как генподрядчик. – В. Б.)».
Больше ни одной компании в качестве партнёра Гужавин не называл. Не считая КазНУ, с которым подписаны некие меморандумы о сотрудничестве, но конкретных дел пока нет.
Это может означать, что никаких работ, кроме архитектурного проектирования и брендирования, и не проводилось вовсе.
Правда, Александр Олегович упоминал на презентации некие «маркетинговые исследования» и показывал диаграммы. Но такую инфографику можно составить на основе статданных, не прибегая ни к каким исследованиям. Будем считать, что этих исследований тоже нет.

ДАВЕЧА НЕ ТО ЧТО НОНЕЧА


А какие же тогда работы были проведены в первом проекте «Көкжайлау», которым рулил Гужавин?

Перечислим на основе списка: финансовый аудит, маркетинговое и экологическое исследования, инжиниринговый консалтинг, исследование по лавинной безопасности, адаптация к местности.

Кроме того, в резюме ТЭО строительства горнолыжного курорта перечислены эксперты, участвовавшие в разработке технико-экономического обоснования: социолог, ботаник, зоолог, климатолог, специалисты по природоохранному законодательству, охране окружающей среды, оценке социального воздействия проекта, картированию, транспорту, инфраструктуре и т.д.

Почему Гужавин привлёк их тогда?
Потому что он опытный менеджер и знает, как должно быть по закону и по правилам. А за всё это удовольствие платило государство.
Почему он не привлёк всех их сейчас?
Да потому, что дорого, блин: каждому же надо платить. А он утверждает, что за ним никто не стоит и раскошеливаться приходится из своего кармана. А если даже кто-то и стоит, то этот «кто-то», возможно, сказал ему: ты давай подешевле, без этих тэо-мэо, экспертиз-шмекспертиз. Ведь государственных денег пока в проекте не видно, и шиковать (то есть тратиться на обязательную процедуру), видно, не на что.

В СУХОМ ОСТАТКЕ – СЕРДЮЧКИНЫ ОБЕЩАНИЯ


Что мы имеем в сухом остатке в этом кейсе?
  1.  Архитектурный проект, который, как я слышал, находится на утверждении в акимате Алматы, хотя публично мэрия насчёт гужавинской затеи поймала тишину.
  2. Презентацию, которую Гужавин демонстрирует перед группами поддержки и на разных общественных советах.
  3. Его «сердючкины» обещания: «Хорошо! Всё будет хорошо! Всё будет хорошо, я это знаю-знаю-знаю».
  4. Начавшиеся неизвестно с чьего разрешения работы в ущелье Аюсай по возведению визит-центра. Спасибо, хоть паспорт объекта поставили, а то в начале июня и его не было.
  5. Мощное покровительство проекта «сверху», особенно со стороны Министерства экологии. У вице-министра Ерлана Нысанбаева и пресс-секретаря Самал Ибраевой в этом месяце словно других дел нет, кроме гужавинского. Также в четверг подключился Уркен Бисакаев, вице-министр культуры и спорта, курирующий туризм.

ЧЕГО НИ ХВАТИШЬСЯ – НИЧЕГО НЕТ


А чего в экологическом проекте Гужавина нет? Всего того, что было в проекте «Көкжайлау»: ЕНО (естественно-научного обоснования), ТЭО, ПредОВОС, государственной вневедомственной экспертизы, включающей экологическую.
Нет даже ОВОС (оценки воздействия на окружающую среду). Потому что нет общей ПСД для всего проекта. По договору с нацпарком, ПСД должна быть для каждого из 34 объектов. А они «малые», поэтому ОВОС для них не требуется.
И, конечно же, общественные слушания проектом Гужавина не предусмотрены.
Тот одобрямс, что был на общесоветах при акимате и нацпарке, не в счёт.
Я имею в виду обязательную для экологических проектов процедуру, которая предусмотрена законом. И которая, например, для второго проекта «Көкжайлау» состоялась 4 ноября 2018 года в гостинице «Казахстан», где собралось 600 человек. Она продолжалась шесть часов и, по моему мнению, стала началом конца курорта КЖ.
А сейчас, значит, чего ни хватишься – ничего нет. Но нам показывают какие-то слайды и фантики и на полном серьёзе утверждают, что масштабный экологический проект в национальном парке продвигается в полном соответствии с законом.
И вы заметьте: как автор проекта, так и его лоббисты старательно избегают слов «экологическая экспертиза» и «общественные слушания» — будто они табуированы. Я понимаю, что трудно играть роль, в которую сам не веришь. Но мне их всех не жалко. Это был их выбор – подчиниться воле неведомого пока режиссёра.
Здесь пока постановлюсь. А в воскресенье ещё кое-что, не менее интересное, расскажу.

Подписывайте петицию в защиту национальных парков.
Полностью расследование этого проекта читайте на сайте «Ливень».

Фото: Наталья Ли

Читайте другие статьи автора ЗДЕСЬ

Подписывайтесь на поток экоинформации:

Instagram @livingasia.online

Facebook @livingasiaonline

Об этом тоже важно знать