УРОКИ КОКЖАЙЛАУ

333 views

«Война» за сохранение урочища между общественниками и акиматом не окончена. Но экологические активисты одержали серьёзную тактическую победу. И её значение я не стал бы принижать


НОВЫЙ СЦЕНАРИЙ

Как я и предполагал в первом сегодняшнем посте по Кокжайлау, расслабляться по поводу отложения строительства курорта в урочище – рано.

Всплыл сценарий развития событий, который я в своих версиях не предусмотрел.

Недавно мне скинули второй вариант пресс-релиза акимата по поводу сегодняшнего заявления Байбека. В нём опять нет ни слова о том, что отложить проект акиму порекомендовал президент Касым-Жомарт Токаев.

Зато, в сравнении с первым вариантом, появились два новых абзаца:

«По итогам общественных слушаний (по проекту «Кокжайлау», они прошли 4 ноября 2018 года. – В. Б.) составлен протокол на 293 страниц, размещенный в открытом доступе. В прошедшие 5 месяцев был проведен его анализ. Поскольку в коммунальную собственность с баланса Министерства обороны будет передана горнолыжная база ЦСКА, консультантами компании «Master Concept» предложено соединить курорт «Кок Жайлау» с ЦСКА, что приведет к изменению локации базовой станции. В целом в рамках Мастер-плана определены перспективы роста для курортов «Тау Парк» и Бутаковского ущелья. Новые локации вместе с Кок-Жайлау нужно увязать в единый кластер. Учитывая, что горожане будут составлять 70% посетителей курорта, гостиница на территории плато также не будет строиться.

«Согласно опыту стран с развитой горнолыжной индустрией, принцип финансирования курортов следующий: дорожная и инженерная инфраструктура строится полностью за счет государства, коммерческая – за счет частных инвесторов, а горнолыжная – частично субсидируется государством. В настоящее время возможность такого механизма субсидирования обсуждается с Правительством. В этой связи курорт «Кок-Жайлау», как и другие горные курорты, должны финансироваться по такому же принципу, а не только за счет госбюджета. То есть львиная доля проекта может быть реализована за счет частных инвестиций с минимизацией затрат из бюджета. Средства, которые планировалось направить в проект, надо распределить на другие приоритетные городские программы», – подчеркнул Бауыржан Байбек» (конец цитаты).


НА КОЛУ МОЧАЛО – НАЧИНАЙ СНАЧАЛА

В этом фрагменте не только попытка акима сохранить лицо в сложившейся ситуации (дадим ему такую возможность и воздержимся от троллинга), но и масса интереснейшей информации.

Проект курорта КЖ меняется полностью.

Он будет объединён с горнолыжной базой «Енбек-ЦСКА».

Гондольную трассу на плато предполагают строить не с Медео, а из города, с площадки выше аль-Фараби, что предполагалось первоначально авторами проекта как вариант, но он был отвергнут.

Гостиницу из курорта убирают.

Всё это означает, что предполагается совершенно новый проект. А прежний (уже второй по счёту после проекта 2014-2015 гг.) можно сдать в утиль. Потраченные на него деньги считать сейчас не будем, потому что перфекционизм в желании угробить урочище цены не имеет.

А раз это другой проект, то надо начинать всё по новой: разрабатывать ТЭО, проводить общественные слушания, государственную экспертизу и т. д.

Точнее, по уму, по закону и по Орхусской конвенции последовательность должна быть иной: сначала, до старта проектных работ, акимат проводит общественные слушания по концепции развития территории. Включая рассмотрение альтернативных проектов и «нулевого варианта» – отказа от любого строительства.

И только после этого разрабатывается ТЭО по выбранному проекту.


КОМУ НА РУКУ ВЫИГРЫШ ВО ВРЕМЕНИ

Эти неизбежные процедуры отодвинут сроки начала строительства (если от него всё-таки не откажутся), как минимум на год-два, а то и на несколько лет.

Выигрыш во времени, конечно, на руку защитникам урочища. Но, думаю, и лоббисты проекта не будут терять его понапрасну.

Если на плато что-то всё-таки будут строить, дорогу туда с улицы Дулати по-любому придётся прокладывать – через рощи краснокнижных яблонь Сиверса и дикого урюка (абрикоса обыкновенного).

Закон «Обо особо охраняемых природных территориях» в его нынешнем виде не позволяет изымать из природы растения из Красной книги для строительства дорог. Даже по постановлению правительства.

Хороший закон, ничего не скажешь. Но его жёсткие запреты могут «ослабить» через поправки: зомби-парламент нотариально заверит любые дополнения и изменения. Опять же, это потребует времени. Теперь оно появится, и лоббисты используют его, чтобы подстроить закон под курорт.

Ну и, естественно, проработают вопросы финансирования. Потому что в одиночку город такой проект не потянет, пуп надорвёт.


ВЫВОДЫ

1. «Война» за сохранение урочища между общественниками и акиматом не окончена. Но экологические активисты одержали серьёзную тактическую победу. И её значение я не стал бы принижать.

2. Недавно президент Токаев сказал, что отчётные встречи акимов с населением раз в год – это обман. Мне почему-то показалось, что эти слова были адресованы, в первую очередь, Байбеку.

Акимат под его руководством предъявил клиническую неспособность коммуницировать не с подставными спикерами с написанными для них вопросами и уже готовыми ответами (что мы наблюдали на отчёте акима), проплаченными блогерами и зависимыми волонтёрами, а с настоящими активистами.

С ними-то как раз не шли на контакт, преследовали (как борца со смогом Альнура Ильяшева и его единомышленников), пытались дискредитировать (как защитников Кокжайлау, которых Нуров регулярно обвинял в том, что они хотят превратить урочище в «закрытый клуб»).

Вместо честного диалога мы видели липовый сбор подписей в поддержку курорта, бравурные рапорты (как на сессии маслихата 16 января, где Байбек не назвал НИ ОДНОЙ городской проблемы) и стремление выдать желаемое за действительное.

В то же время сейчас немало примеров, когда даже центральные силовые органы идут навстречу общественности. Только в этом году в Алматы прилетали глава Агентства по делам госслужбы и противодействию коррупции Алик Шпекбаев и замминистра внутренних дел Алексей Калайчиди – специально, чтобы встретиться и обсудить текущие дела с активистами.

Я не включаю губораскаточную машинку, поскольку являюсь реалистом.

Но всё-таки есть признаки того, что игнорировать мнение неравнодушных граждан в высших эшелонах власти становится не модным. Пусть это игра, желание не будить лихо, пока оно тихо, и только слова. Но слова имеют обыкновение намагничивать реальность.

Сколько я наслушался от «премудрых пескарей» по поводу курорта: да у вас ничего не получится, да там всё давно решено, дай займитесь делом, чем зря силы тратить.

Вот эти демотиваторы, оправдывающие собственное бессилие и никчёмность цинизмом и неверием, – главные враги любых изменений к лучшему, похлеще чиновников.

В общем, я надеюсь, что городские власти Алматы убедились: больше не стоит держать жителей за идиотов и скармливать им всякую туфту за чистую монету.

3. Нынешний состав акимата, по моему мнению, доказал свою несостоятельность по части реализации сложных проектов и решения насущных городских проблем.

В качестве пруфа тут выступает не только злополучный проект КЖ, где слушали не независимых экспертов, а сервильных учёных, которые говорили то, что от них ждали. И где во имя достижения цели ломали закон через колено как хотели.

Свидетельство «хозяйского» отношения местных властей к вверенному им мегаполису – ежегодные потопы после сильных дождей в наклонном (!) городе, где ливневая канализация не ремонтировалась, а уничтожалась замуровкой арыков и имитацией очистки от грунта рек вроде Весновки.

Ну и вишенка на торте. Что существенного предпринял акимат за последние три с половиной года для борьбы со смогом? Больше всего мне врезалась в память кармическая обречённость акима: типа смог и в 1980-х был. Он хотел сказать, что так будет всегда?

В общем, короткую эйфорическую передышку после утреннего заявления акима я для себя считаю оконченной. Пора снова за работу по расчистке авгиевых конюшен.

На снимке: урочище Кокжайлау. Фото Павел Михеев (Pavel Mikheyev).

Об этом тоже важно знать