«Древесный бизнес»: жестокий и непонятный

1467 views
деревья, вырубка деревьев, tree, deforestatation, derevya

Вырубка зеленых насаждений стала основным экологическим вопросом для жителей многих населенных пунктов Центральной Азии. Вырубаются деревья там, где люди привыкли наслаждаться их зеленью и прохладой. Очень часто выросшие деревья – это плод усилий самих горожан, их родителей. В условиях довольно стихийного строительства в населенных пунктах остается непонятным, когда, почему, где и сколько деревьев вырубят. В столь же туманном неведении остаются жители и в отношении того,  где и сколько деревьев посадили, и сколько их в результате прижилось. Сегодня мы расскажем об этой проблеме на примере двух центрально-азиатских городов: Алматы и Бишкека. 


Казалось бы, территории Бишкека и Алматы относятся к тем благодатным местам на Земле, где, как говорится, «можно воткнуть палку в землю и, если поливать, то из нее вырастет дерево». Но на практике все оказывается не так просто, и, самое главное, по непонятным причинам еще и дорого, ведь саженцы зачастую приобретаются из других стран. Общественный фонд «Наше Право» из Бишкека провел небольшое расследование в отношении того, откуда берется посадочный материал в их городе, в то время как ЛИВЕНЬ. Living Asia попытался выяснить ситуацию с вырубкой и посадкой деревьев в г. Алматы.

По данным мэрии Бишкека, в 2017 году в столице Кыргызстана было вырублено около 3000 деревьев под предлогом расширения дорог под проект китайского гранта. Эти действия незамедлительно вызвали массовые протесты горожан. Но еще большее недовольство бишкекчан было вызвано тем, что материал для компенсации массовой вырубки мэрией был закуплен за рубежом.

Подробнее об этой проблеме вы сможете узнать в видео-расследовании, проведенном ОФ “Наше Право” 

В ответ на вопрос, почему мэрия Бишкека закупает импортные, а не отечественные саженцы, Эркинбек Исаков, Вице-мэр города Бишкек, сказал, что в местных питомниках нет хорошего посадочного материала.

Сотрудники Общественного фонда «Наше Право»  решили проверить ситуацию и побывали  в нескольких питомниках Иссык-Кульской области и возле г.Бишкек. Выяснилось, что продукция питомников не только разнообразна и хорошо адаптирована под местные условия, но и в десятки раз дешевле закупленных мэрией саженцев.

Каждый саженец, завезенный из-за рубежа, обходится столичному бюджету в среднем от 4 до 9 тысяч сомов, хотя местные можно купить гораздо дешевле.

Илья Домашев, эколог:

Деревья, которые у нас растут в питомниках,  уже адаптацию дали. Они могут в Кыргызстане в любой области расти. Хоть в Бишкеке, хоть в Баткене, хоть в Оше.  А на европейские я гарантию не дал бы.

Дело в том, что для озеленения территории нужно использовать местные виды. Это – принцип естественного озеленения территории. Местные виды произрастали на нашей территории тысячелетиями. Веками они адаптировались к нашим условиям.

Калича Умуралиева, Руководитель Общественного фонда «Наше Право»:

То, что происходит с озеленением в нашем городе, меня лично не устраивает. Потому что здесь необходимо кардинально всё менять. Почему мы не поддерживаем отечественных производителей, наши отечественные питомники? Почему не заключаем с ними долгосрочные контракты на поставку посадочного материала? Почему не планируем ничего? Почему никто не знает, сколько нужно посадочного материала в этом году, а сколько – на следующий год? Только при системном подходе мы можем сделать наш город таким, каким он был раньше».

А, может, и вправду стоит так попробовать? Чем сейчас покупать один импортный саженец за 10 000 сомов, лучше подождать 2-3 года и получить отечественный саженец в сотни раз дешевле. А это в свою очередь даст возможность посадить в сотни раз больше деревьев. И, может быть, тогда Бишкек станет таким же зеленым, как когда-то был Фрунзе.


О том, как обстоит ситуация с деревьями в городе Алматы, наш корреспондент – Оксана Тарнецкая – поговорила с известным эко-активистом Абаем Ерекеновым.

деревья, вырубка деревьев, derevya, trees

– Абай, какая сейчас ситуация с деревьями в Алматы?

– Деревья полностью уничтожаются. В Алматы когда-то было 85 квадратных метров зеленых насаждений на человека. На сегодняшний день в планах акимата довести эту цифру до 700 000 деревьев на весь город!!! (см. диаграмму). Довести путем вырубки деревьев. Видите на слайде? Такие-то деревья отмечены, как больные, такие-то – под снос… Придумали такой термин – «старовозрастные деревья». В нашем городе – не такие уж старые по возрасту деревья. Дубы, например, живут по 1000 лет. Самому старому дубу, который есть в нашем городе, всего 300 лет! Это значит, как 30-летний молодой человек.

Источник данных: ТОО “ПИ Алматыгипрогор-1”. Общее количество деревьев и кустарников: 1 319 373 шт.

На самом деле, это – не старовозрастные деревья, это – ДЕЛОВАЯ ДРЕВЕСИНА. Охота идет именно за твердыми стволами деревьев. Ценятся дуб, береза. Их, попросту говоря, воруют, спиливая.

Еще одна дикость – это тейпирование (обрезка) деревьев. Деревья обрезают, обрезают, обрезают до тех пор, пока остается только пенек. На самом деле, стричь и обрезать надо не так много пород деревьев. Далеко не всем деревьям это полезно.

– А есть ли данные,  сколько деревьев в Алматы уничтожается и сколько потом вместо них высаживается?

– Сколько уничтожается в Алматы деревьев,  установить практически невозможно. Нет детальной инвентаризации. Сколько мы с чиновниками бились-бились, все – бесполезно! Что такое – инвентаризация деревьев? Каждое дерево получает несъемную пломбу, на ней – штрих-код и номер. Здоровые деревья – пломба одного цвета, под снос – другого. И есть такие геоинформационные системы, на них с точностью до 50 сантиметров можно найти местоположение каждого дерева. И все это выкладывается в открытый доступ. Если какая-то рубка идет, любой человек может зайти и проверить, что за дерево рубят.

– Даже так? А я слышала, что алматинцы хотели сделать карту деревьев  всего города.

– Да, «Посадидерево» хотели сделать, но чиновники  всячески саботируют. Ведь это – достаточно дорогостоящая работа. Может, вы видели, ходят парни с штангой за спиной, а на штанге – как будто кастрюлька такая висит. Это – gps-приемник.  Он позволяет очень точно определить место, где это дерево. Таким образом земельные участки отбивают. Может, Вы пользовались СТРИТ-ВЬЮ? Делается панорамный снимок, и, если Вы куда-то попадаете и надо сориентироваться, смотрите этот панорамный снимок. Так вот на этом снимке прекрасно видно, какие деревья на этом участке находятся, какие кустарники. Это – геоинформационные системы.

– А в каких странах эта система есть?

– На Западе – много где. Да и в Советском Союзе была инвентаризация. Были карточки на каждое дерево в «Зеленстрое». Все учитывалось – возраст, порода дерева.

– И куда это все делось?

– Во время развала Союза все это пропало.

– А вы могли бы сказать точно, когда в Алматы стали высаживать саженцы не из местных питомников, а привезенные из других стран?

– С прошлого года. Хоть «Зеленстрой» и уничтожили, но вокруг города есть питомники, и еще с Северного Казахстана поставляют, и с Кыргызстана. Причем, достаточно хороший материал.

Когда акимат бросил клич, что будет проводить реконструкцию и новое озеленение, в питомниках посадили очень много материала, он успел за это время вырасти. Сотрудники питомников рассчитывали, что его купят, а все купили за рубежом, то теперь непонятно, что с этим материалом делать – или на дрова его растить, или куда? Деревья вымахали уже под 2 метра, даже выше. У некоторых это уже – совсем крупные деревья.

– И что – для озеленения Алматы в рамках этой программы – вообще ничего не купили?

– У тех, с кем я разговаривал, ни у кого ничего не купили. Тендерных закупок не было. Хотя материал – местный, адаптированный под местные условия. Просто так взять какой-то саженец и рассчитывать, что он тут приживется – это крайне сомнительно. Если дерево живет в сверхзагрязненных условиях, как в Алматы, то в его экосистеме вырабатываются определенные грибы и бактерии, способные жить в этих условиях.

А если вы привезете в Алматы из экологически чистых мест саженцы, то они могут начать загибаться.  Здесь наши деревья как-то приспособились жить. А если вы привезете неадаптированные, они долго не проживут. Начнут постепенно выходить за рамки того комля, с которым его привезли, попадать в местную почву, отравленную всем, чем не попадя.

Как-то кафедра микробиологии КазГУ оплатили исследования (дали грант) на изучение почвенных условий в Алматы. Почва оказалась такой грязной, что в поверхностном слое вообще никаких бактерий не было. Она была мертвая. Соли тяжелых металлов, канцерогены… Я думаю, что с тех пор там ничего не изменилось.

– Скажите, на ваш взгляд, может ли общественность как-то влиять на то, чтобы деревья перестали вырубать бесконтрольно и закупать саженцы в питомниках?

– Если каждый человек скажет себе «Я могу», и люди объединятся, то ситуация развернется на 180 градусов.



ЛИВЕНЬ. Living Asia остается пока в недоумении. Почему саженцы в случае Бишкека и Алматы приобретаются за многие сотни километров от тех мест, где они необходимы и не выращиваются в местных питомниках? Их приобретение из других регионов и даже стран обходится не только дорого, но и связано со значительным «углеродным следом» и загрязнением воздуха транспортом при перевозке.


Заглавное фото: ресурс Pixabay

Об этом тоже важно знать