Изменение климата? Сокращаем потребление!

Решение проблемы изменения климата невозможно без глобального просвещения человечества, убеждены специалисты.

Проведенный недавно в Казахстане опрос экспертов, занимающихся вопросами изменения климата, дал неожиданный результат: часть респондентов заявили, что немало наших сограждан убеждены, что проблема изменения климата – это «мировой заговор», «торговля воздухом» или «проклятый Запад хочет всех обмануть».

Именно с этого вопроса мы начали беседу с известным ученым, старшим научным сотрудником лаборатории теории климата Института физики атмосферы им. А. М. Обухова Российской Академии наук (РАН), ученым секретарем научного совета РАН по проблемам климата Земли Александром Чернокульским.


Александр, реально ли потепление климата? И какова роль человечества в этом? Пришло ли научное сообщество сегодня к консенсусу?

Видите ли, тут не стоит говорить о консенсусе «по вопросу». Для всех ученых во всех странах, кто занимается климатом, ответ на вопрос о том, что происходит с климатом, получен давно. Серьезные ученые уже не обсуждают, есть потепление или нет, как и то, является ли причиной этого потепления сжигание ископаемого топлива. На оба эти вопроса давно есть ответ – многочисленные результаты многолетних наблюдений и исследований. И ответ в обоих случаях – да. Климат меняется. Это связано с антропогенным СО2. Если бы не человеческая деятельность, мир бы так и шел по пути к новому ледниковому периоду, но человечество развернуло тенденцию.

В последнее время едва ли не про каждый прошедший год говорят, что он был тепловым рекордсменом в истории наблюдений. Прошлый 2022 год продолжил эту традицию?

Нет, в научном контексте так не говорят. Нельзя сказать, что каждый прошедший год теплее предыдущего. Но вот недавно опубликованы данные, которые еще раз подтверждает стабильность тенденции – потепления. В последние годы происходит очень редкое событие – третий год подряд наблюдается явление Ла-Нинья («девочка» – испанский язык), когда происходит охлаждение поверхности океана в центре и на востоке экваториальной части Тихого океана. Это противофаза Эль-Ниньо, «Мальчика», когда поверхностная вода, наоборот, аномально теплая. В целом, года, когда наблюдается Ла-Нинья, могут быть чуть прохладнее, чем обычно. Но холодная фаза рано или поздно закончится, придет теплая. Расчеты показывают высокую вероятность того, что в один из годов в ближайшие пять лет произойдет превышение той самой отметки в 1,5 градуса (относительно средней температуры за 1850-1900 годы, в так называемую доиндустриальную эпоху), которая озвучена в Парижском соглашении.

Почему на фоне глобального потепления происходят такие эксцессы, как, например, снегопад в Техасе в 2021 году или очень холодный январь в Ташкенте этой зимой? Это не дискредитирует идею потепления?

Нет, это все результат давно известных и научно объяснимых явлений. Существует так называемое полярное усиление глобального потепления. То есть, на полюсе, в Арктике теплеет быстрее, чем на планете в целом. Сила перепада температуры между экватором и полюсом определяет интенсивность западного переноса воздушных масс. Чем слабее температурный перепад «экватор-полюс», тем слабее этот перенос. Учащаются и интенсифицируются так называемые блокирующие события, стационарные антициклоны, в которых, вместо переноса воздушных масс с запада на восток начинают в одном месте преобладать перенос с севера на юг, а по соседству — с юга на север. Отсюда и случаются зимой такие события, как холодные периоды в Техасе или Ташкенте. А летом это, наоборот, приводит к волнам жары как в Москве в 2010 году или в Западной Европе прошлым летом. Это так называемое усиление меридиональных потоков, которое «работает» в умеренных широтах – на экваторе же снег при этом не выпадает. Тут противоречия с глобальным потеплением нет.

Негативный эффект потепления для Канады, России, США на Аляске приводит к таянию вечной мерзлоты, выделению метана, ухудшению условий для строительства и инфраструктуры. Для островных и прибрежных государств – к опасному подъему уровня моря или даже затоплению. А мы можем наблюдать в странах вроде Казахстана или у наших соседей по региону, во внутренней части Китая, где нет выхода к океану, но много полупустынных, пустынных пространств и мало лесов, что-то кроме засухи?

А засухи из-за потепления климата происходят далеко не везде. В Казахстане и Монголии – да, а в более северных широтах наоборот увеличивается количество осадков. И, если смотреть на глобальное количество осадков — сумму по всей планете, то видна интенсификация гидрологического цикла: теплый воздух несет больше влаги. Китай, кстати, в этом вопросе сталкивается с увеличением тропических циклонов – тайфунов 3-5-й категории, самых сильных. Общее количество тайфунов растет статистически незначимо, а количество мощных сильно увеличивается.

Но сухие районы становятся еще более сухими. Как потепление отражается на вашем регионе… Во-первых, для создания серьезных проблем для жизнедеятельности одних засух уже более чем достаточно. В том числе и в экономическом аспекте – одно только увеличение неизбежных расходов на кондиционирование будет уже очень ощутим. Во-вторых, очень чувствительным будет таяние ледников, возможны существенные перебои с водными ресурсами. Это будет важной историей для Центральной Азии, Афганистана и ряда других стран.

Вы не раз говорили в своих интервью о необходимости планомерного просвещения общества в области климата и экологии, нацеленного на решение проблемы потепления. Эта точка зрения постепенно обретает все больше сторонников, но население планеты увеличивается быстрее, чем успехи экологического просвещения. Вы говорили и о необходимости ограничения потребления, призывали, образно говоря, «не покупать каждый год новый айфон». Но как это может сосуществовать с современной экономической и социальной организацией практически всего человеческого общества?

У меня нет готового ответа на этот вопрос. Но, на мой взгляд, человечество медленно, но верно будет переходить в парадигму сокращения потребления. Это важная история для снижения углеродного следа, но это, конечно, должно идти от самих людей, а не командным путем «сверху».

А если «сверху» будет внедряться неомальтузианский подход, т. е. политика ограничения рождаемости?

Нет-нет, при росте общего уровня образования само общество приходит к пониманию, что не нужно иметь 5-7 детей, достаточно для воспроизводства и 2-3. Почему-то нередко людей, которые говорят о необходимости снижать углеродный след, обвиняют в том, что они, якобы, призывают к каким-то мерам по сокращению населения. Нет, исследования показывают, что распространение образования приведет человечество к постепенному снижению рождаемости. Конечно, от этого усилятся другие проблемы, как, например, пенсионное обеспечение. Вот поэтому все вопросы, связанные с устойчивым развитием, надо решать сообща. Простого ответа на них нет.

Вы говорили пару лет назад, что майнинг криптовалют подпадет под запрет или, по крайней мере, столкнется с серьезным экологически и климатически мотивированным давлением. Продолжаете в это верить?

 Конечно, тем более, что есть уже свершившийся факт – история с «Эфириумом», который в 2022 году перешел на другой принцип апробирования транзакций. Это резко снизило энергозатраты. И это произошло не под давлением государства, а по решению самих людей, управляющих этим процессом. На мой взгляд, это начало тенденции, которая будет нарастать.


Фото: Юлия Дмитриева

Фото обложки

Похожие записи

США: запрет на поставки урана из России

Экофестиваль в Джамбае

Атомная энергия – это очень дорого