Экосистемный или видовой?

Природа Земли в критическом состоянии.

Примерно одному миллиону видов грозит полное исчезновение. При этом специалисты на разных уровнях не устают спорить о различных путях восстановления и сохранения биоразнообразия.

На днях закончила свою работу 27-ая Конференция ООН по вопросам изменения климата (КС 27), где также много внимания было посвящено проблеме сохранения биоразнообразия нашей планеты.


Эта тема – одна из главных в экологической информационной повестке как на национальных, так и международном уровнях. Много делается для сохранения биоразнообразия по всему миру, однако острота проблемы не уменьшается. Почему? Сегодня мы беседуем об этом и многом другом с известным экологом, научным сотрудником лаборатории геоботаники Института ботаники и фитоинтродукции Республики Казахстан Александром Дубыниным.

Александр, какие проблемы существуют в работе по сохранению биоразнообразия?

Прежде всего, нужно сказать, что проблема очень далеко зашла. Как показал шведский эколог Йохан Рокстрём и его коллеги, «биоразнообразие переживает общепланетарный кризис, приблизившись к критическому барьеру». И это действительно так. Причины этого известны, они разноуровневые, разного масштаба, в одной статье обо всех не поговоришь.

Я бы хотел остановиться на том, какие существуют подходы к изменению природопользования и организации территориальной охраны. В Казахстане, странах Центральной Азии и в России работа ведется, преимущественно, на основе данных о распространении и численности видов, включенных в национальные и региональные Красные книги. Это определяет интерес к данным о видах и игнорирование информации о растительных сообществах и экосистемах.

То есть, среда обитания или ландшафт, где традиционно живет то или иное растение или животное, не учитывается? Работы ведутся по видам вне их родного «дома»?

 Примерно так. Таких исследований действительно много. В них часто природоохранный смысл и перспективы практического использования теряются. В то же время в практику охраны природы входит очевидное в общем-то представление о том, что жизнеспособность вида и его перспективы участия в эволюции нельзя представить без естественных местообитаний и вне «породившей» его экосистемы. Поэтому и необходимо думать об экосистеме в целом. Этот подход и называется экосистемным, и он подразумевает выделение и сохранение ценных природных территорий в их естественных границах с учетом ключевых экологических факторов для защиты всего разнообразия видов и сообществ.

Этот подход как-то институализирован?

Да, и довольно давно. Европейские страны, подписавшие Бернскую конвенцию об охране дикой фауны, флоры и природных сред обитания, которая вступила в силу еще в 1982 году, в дополнение к видовым критериям используют систему местообитаний EUNIS. Важный момент — участие в Конвенции стимулирует страны к действиям по научному сопровождению практических действий по охране природы. Страна адаптирует предложенную классификацию местообитаний, дополняя ее с учетом имеющегося в ее границах ландшафтного и экосистемного   разнообразия. На основе оценки редкости, уникальности и степени угрозы для экосистем экспертными группами выделяются «красные» списки экосистем (Ecosystem Red Lists). Основой для развития системы местообитаний EUNIS служит классификация растительности.

 

Для выделения ценных с ботанической точки зрения территорий используется экспертный подход выделения ключевых ботанических территорий (КБТ) (Important Plant Areas). Он учитывает не только информацию о редких и эндемичных видах, но и разнообразие и степень угрозы для местообитаний. Изначально для выделения КБТ использовалась как раз EUNIS, что, правда, ограничивало использование подхода Европой и сопредельными территориями.

Получается, чтобы использовать мировой опыт и методику ключевых ботанических территорий необходимо, чтобы страна присоединилась к Бернской конвенции?

 Нет, не обязательно. Во-первых, неучастие в конвенции не запрещает использование той же EUNIS для инициативных природоохранных проектов. В 2007-2011 годах представительством Международного союза охраны природы (IUCN) в России и Сибирским экологическим центром совместно с ведущими сибирскими ботаниками был реализован проект по выделению ключевых ботанических территорий Алтае-Саянского экорегиона. В рамках проекта европейская система местообитаний была дополнена типами местообитания, характерными для Сибири. Всего в экорегионе было выделено более 80 КБТ, удовлетворяющих международным критериям. На базе адаптированной сибиряками системы местообитаний в Республике Казахстан в 2012 году Институт ботаники и фитоинтродукции выделил одиннадцать КБТ на примере Присеверотяншанской ботанико-географической подпровинции. К сожалению, работы по выделению КБТ в Казахстане и в Сибири в дальнейшем не были продолжены за, пожалуй, единственным исключением — выделенным нами в 2021 году КБТ «Заповедник орхидей» в правобережной части Новосибирской области.

 

Во-вторых, в 2017 году была проведена ревизия методологии КБТ. Британским ботаником Яном Дарбиширом и его коллегами была предложена более гибкая система, позволяющая выделять КБТ по всему миру. К примеру, коллеги-ботаники из Республики Узбекистан своей работой в Ферганской долине подготовили уже на основе новых критериев очень хорошую почву для масштабирования подхода КБТ во всей Центральной Азии.

Как быть, если угрожаемый вид произрастает на особо охраняемой природной территории (ООПТ), а угроза ему исходит из соседнего региона, не входящего в ООПТ и активно используемого людьми для хозяйственной деятельности

 Конечно, необходимо добиваться снижения риска за счет буферных зон и других мер, которые позволили бы снизить эту угрозу. Всемирный фонд дикой природы (WWF), например, при выделении приоритетных для сохранения природных территорий в центральноазиатском, Алтае-Саянском и других экорегионах использовал концепцию экологической сети — эконета. Эконет в понимании WWF — это система, которая объединяет охраняемые природные территории различного статуса и территории с различными режимами природопользования, интегрированная в контекст социально-экономического развития. Он состоит из трех основных элементов: ключевых участков, представленных обычно ООПТ; связующих их экологических коридоров — территорий с устойчивым природопользованием; переходных участков — изолированных территорий с регламентированным природопользованием, например, отдельные водно-болотные угодья. Есть и другие способы выделения эконета.

Фото: Эльмира Алейникова

То есть, используя аналогии с человеческим здоровьем, экосистемный подход позволяет лечить не орган, а организм?

Скорее, не лечить, а не допускать заболевания. И да, это конечно же более осмысленная охрана дикой природы. В 1993 году Конвенция о биологическом разнообразии (КБР) определила приоритеты для человечества — сохранение всего биологического разнообразия, поддержка устойчивости и генетического многообразия видов. В ноябре 1995 года Конференция сторон КБР была посвящена разработке стратегии в условиях быстро меняющихся экосистем. За экосистемным подходом было закреплено преимущество при решении природоохранных задач. Однако пока видовой и популяционный подход все еще преобладает в мировой практике. Будущее, уверен, за комплексными действиями, в которых учитываются и биология видов, и специфика местообитания.


Другие статьи автора читайте здесь

Похожие записи

Владимир Сливяк: «Атомная энергетика контрпродуктивна»

ВАДИМ НИ: «С АЭС мы можем попасть в геополитический замес»

Дети умирают от загрязнения воздуха