НЕ ЛЬСТИ СЕБЕ – ПОДОЙДИ ПОБЛИЖЕ

Кок-Жайляу

Сегодня, 8 апреля, исполнилось ровно два года с того дня, как президент Токаев приостановил проект строительства горного курорта «Кок-Жайляу». А 29 октября того же 2019 года вообще закрыл его.


РЕВАНШ


Помню, тогда я испытал некоторое облегчение, смешанное с опустошением. Но ликовать не спешил. Чуйка мне говорила, что спасённое КЖ было костью, брошенной экоактивистам – чтобы они угомонились. Что «элиты», жаждущие захвата национальных природных парков, обязательно попытаются взять стократный реванш. И что общество этой костью ещё подавится.

И этот реванш не заставил себя ждать. Уже 31 мая премьер Мамин подписал госпрограмму развития туризма на 2019-2025 гг., которую перед подписанием он сам и его помощники не удосужились перечитать: в ней значилось строительство курорта «Кок-Жайляу», которое к тому времени президент почти два месяца как приостановил. Прошло немало времени, прежде чем проект из программы выкинули.


ЭКОТУРИЗМ


А затем пошло-поехало. Летом того же года чиновники вновь созданного Министерства экологии отправились в Штаты. В составе делегации был и бизнесмен Гужавин. Как позже стало понятно, там они и замыслили операцию по легальной приватизации значительных участков отечественных нацпарков под прикрытием «развития экотуризма в Казахстане» и фактически бессрочной аренды (на 49 лет с правом пролонгации).

В сентябре эта идея была обсуждена на закрытом (!) заседании правительства: об этом мне говорил сам Гужавин.

Затем под пилотный гужавинский проект провели спешную, всего за две недели, корректировку генплана Иле-Алатауского ГНПП.

Первоначально Гужавин замахивался на аренду участков и строительство «экологических объектов» в четырёх нацпарках: Иле Алатау, Кольсайские озера, Алтын Эмель, Чарын. Он собирался проложить через них «Тропу номадов» длиной 600 км. Это видно из первой презентации проекта, маркированной логотипом его компании «Култау и К» (некоторые расшифровывали название как сокращённое от «КУЛибаев Тимур Аскарович»), позже переименованной в Turanga Group. Сейчас Александр Олегович делает вид, что той презентации будто и в помине не было. Но в моём архиве она сохранилась: у меня, как обычно, все ходы записаны.

В начале 2020 года был проведён тендер на аренду 34 участков Иле-Алатауского ГНПП общей площадью 38 га. В марте Гужавин выиграл конкурс сам у себя: оказалась всего одна заявка. В январе этого года он уже презентовал построенный в ущелье Аюсай визит-центр с неработающим (к тому времени недоделанным) общественным туалетом.

4 марта 2021 в один день в нацпарках Кольсайские озера, Алтын Эмель, Чарын прошли тендеры на сдачу в аренду участков под «экотуризм» на 25 лет. В Чарыне приз забрало РОО QazaqGeography. Я запросил в пресс-службе Минэкологии имена победителей двух других конкурсов, мне пообещали, но ответа до сих пор нет.


ГОРНЫЕ КУРОРТЫ


Не оставили чиновники и свои мысли о горных курортах. Летом 2019 года был объявлен тендер на разработку проектно-сметной документации (ПСД) инженерных сетей для курорта «Бутаковка», его провели и к ПСД приступили.

А в феврале 2020 на отчётной встрече с населением аким Алматы Сагинтаев на голубом глазу насвистывал, что курорт на Бутаковке – «это пока только разговоры, если будет что-то определенное, мы к вам выйдем и т. д.».

В апреле 2020 руководитель нацкомпании «КазахТуризм» Ержан Еркинбаев в интервью Арманжану Байтасову объявил о проекте горнолыжного курорта «мирового уровня» в Тургене.

4 марта 2021 в СМИ появилась информация, что этот проект будет стоить 400 млрд тенге. Неделю назад на канале Гиперборей вышло моё расследование «Афера на $1 000 000 000», где я с цифрами в руках доказал, что смета курорта завышена в 15-20 раз и что этот проект замышлен чисто для распила бюджетных средств.

А совсем недавно грянул скандал с курортом ЦСКА. Нацпарк Иле Алатау объявил тендер на аренду 140 гектаров земли для строительства упомянутого курорта. Хотя ЦСКА исторически был чисто городской горнолыжной базой площадью 40 гектаров, которые не входили в особо охраняемые природные территории нацпарка. Комитет лесного хозяйства Минэкологии в пожарном порядке тендер отменил, но, похоже, не навсегда.


ДОКЛАД В СЕНАТЕ


И очень символично, что именно сегодня, во вторую годовщину приостановки проекта КЖ, в сенате выступила с докладом министр культуры и спорта Актоты Раимкулова. Её ведомство курирует туризм: в структуре МКС есть Комитет индустрии туризма. Она представила тезисы по проекту Закона «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам туристской деятельности».

Я получил этот документ утром, он небольшой, буду приводить его по частям и по ходу комментировать.

ЦИТАТА: «Законопроект разработан во исполнение поручения Первого Президента – Елбасы Н. А. Назарбаева, данного на открытии четвертой сессии Парламента шестого созыва от 1 сентября 2018 года и направлен на совершенствование государственного регулирования туристской отрасли в соответствии со стратегическими документами страны, а также на создание необходимой правовой базы для развития сферы туризма как одного из приоритетов экономического развития Казахстана на долгосрочный период.

Основными новеллами Законопроекта являются:

1. Введение понятия приоритетной туристской территории (ПТТ)

Приоритетная туристская территория (далее — ПТТ) – территория с особым потенциалом туристского развития, включенная в перечень объектов республиканской карты туристификации.

Приоритетная туристская территория создается в целях концентрации ресурсов в наиболее перспективных точках развития туризма».

КОММЕНТАРИЙ: Понятие ПТТ появилось ещё в маминской программе почти два года назад. Её начали выполнять, не оформив дефиницию «приоритетная туристская территория» законодательно. И вот теперь решили, наконец, легализовать задним числом через поправку в закон.

А что это конкретно – ПТТ? Их 10, и в программе туризма они перечисляются вместе с нарисованными от балды цифрами текущего туристического потока и ещё более фантастическими (читай: фейковыми) цифрами будущего потенциала:

1) озеро Алаколь — с потенциалом 2 500 000 туристов в год (текущий поток — 772 000 туристов в год);

2) горный кластер Алматинского региона — с потенциалом 2 500 000 туристов в год (текущий поток — 500 000);

3) Щучинско-Боровская курортная зона — с потенциалом 2 000 000 туристов в год (текущий поток — 750 000);

4) Баянаульская курортная зона — с потенциалом 450 000 туристов в год (текущий поток — 200 000);

5) Имантау-Шалкарская курортная зона — с потенциалом 400 000 туристов в год (текущий поток -130 000);

6) озеро Балхаш — с потенциалом 400 000 туристов в год (текущий поток — 130 000);

7) развитие историко-культурного туризма Туркестана — с потенциалом 1 500 000 туристов в год (текущий поток — 500 000);

8) развитие пляжного туризма Мангыстау — с потенциалом 750 000 туристов в год;

9) развитие MICE туризма в городе Нур-Султан — с потенциалом 1 000 000 туристов в год;

10) развитие туристской зоны «Байконур» как развлекательного туристского хаба — с потенциалом от 250 000 до 500 000 туристов в год.

По горному кластеру Алматинского региона дам пояснения. Это фактически весь нацпарк Иле Алатау и, возможно, побережье Капчагая или его часть: там задуман город-курорт Тенгри за $1 млрд (почему-то его включили в горный, а не водный кластер).

ЦИТАТА: «Также на данной территории будут особые привилегии для инвесторов и стимулирования отдыха казахстанцев внутри страны (снижение порогового значения по приоритетным инвестпроектам, более высокий порог стоимости проекта при возмещении затрат инвестора)».

КОММЕНТАРИЙ: Вот что значит эта загадочная фраза — «более высокий порог стоимости проекта при возмещении затрат инвестора»? Не раздувание ли сметы в 15-20 раз, которое мы видели на проекте курорта «Тургень»?

ЦИТАТА: «2. Введение «туристского взноса» с иностранцев

С учетом мирового опыта и в целях изыскания дополнительных источников местного бюджета на продвижение регионального туристского потенциала как на внутреннем, так и на внешнем рынках предусматривается внедрение туристского сбора с иностранного туриста и определение операторов по данному сбору.

Сама ставка туристского сбора будет утверждаться маслихатом, а порядок уплаты Правительством».

КОММЕНТАРИЙ: «С учётом мирового опыта». Давно заметил: те, кто не способен жить своим умом либо в силу полного отсутствия такового, всегда ссылаются на чужой опыт. Причём обязательно на «мировой» или на худой конец «зарубежный».

Для многих иностранцев самым незабываемым впечатлением от поездки в Казахстан становится посещение доисторических, по их представлениям, и привычных для нас придорожных туалетов с дыркой в полу.

Пару лет назад стали строить и современные. Но на днях я выкладывал в ФБ фотки, доказывающие, что многие из этих туалетов всегда на замке. Логика понятная: за людьми не уследишь — не ровён час, насрут в унитазы.

Так что, боюсь, зарубежным гостям ещё долго не избежать случайной встречи с деревянным сортиром на туристской тропе.

А министр Раимкулова предлагает брать с них за это деньги. Да им доплачивать надо за такой экстрим!

Расчёты чиновников на то, что буржуи начнут охотно раскошеливаться на дополнительный туристский сбор, напоминают мне надпись над писсуаром в общественном туалете: «Не льсти себе – подойди поближе» .

ЦИТАТА: «3. Совершенствование регуляторной политики в сфере туризма и приведение ее в соответствие с предпринимательским кодексом. Это такие нормы, как дробление лицензии на туроператорскую деятельность на подвиды (в сфере выездного туризма, в сфере въездного и внутреннего туризма), а также регламентация профилактического контроля без посещения.

Справочно: Регламентация профилактического контроля в законопроекте проведена для приведения в соответствие с Предпринимательским кодексом.

4. Наделение дополнительными компетенциями уполномоченного и иных государственных органов в связи с внедрением новых мер господдержки туристского сектора, таких как:

— возмещение части затрат субъектов предпринимательства при строительстве объектов туристской деятельности и объектов придорожного сервиса,

— возмещение части затрат при приобретении автотранспортных средств в туристских целях и оборудования для развития горнолыжных курортов;

— субсидирование туроператоров за каждого ввезенного иностранного туриста в составе турпакета;

— субсидирования части затрат субъектов предпринимательства на содержание санитарно-гигиенических узлов;

— возмещение провозной платы за билет на самолет детям в составе турпакета.

По нашим расчетам, внедрение данных мер позволит привлечь в экономику 135 млрд тенге в виде дополнительных доходов бюджета, создать более 170 тыс. рабочих мест и реализовать не менее 1000 проектов.

Все указанные нормы дадут положительный эффект в развитии отрасли и станут действующим механизмом активизации инвестиций, а также достижению основной задачи по доведению доли отрасли в ВВП до 8 процентов.

КОММЕНТАРИЙ: Поговорим о деньгах. Согласно маминской программе развития туристской отрасли, общие расходы на неё (из республиканского и местного бюджетов, а также частных инвестиций) составят 1 трлн 385 млрд 695 млн 800 тыс. тенге. Или примерно $3,6 млрд по курсу мая 2019-го.

А доходы, как видим, предусмотрены в размере 135 млрд тенге. То есть менее 10% от расходов.

Да и откуда взяться доходам, если к тем 1,385 трлн тенге образовались ещё и дополнительные расходы? Посмотрите, сколько заложено субсидий. А субсидиями будут ведать уполномоченный и иные госорганы. Ни дать ни взять новая гигантская коррупционная кормушка.

ЦИТАТА: «Законопроект получил одобрение всех комитетов Сената. Прошу поддержать».

КОММЕНТАРИЙ: Поддержали сенаторы как миленькие, никуда не делись.

Почему я не сомневаюсь, что программа развития туризма провалится, как сотни ей подобных? Не только потому, что провёл десятки расследований и убедился, куда в таких случаях уходят деньги. А ещё и по простой причине: потому, что этим занимается государство.

Нормальный туризм, как любой другой бизнес, развивается не сверху вниз, а снизу вверх. Говоря образно, снизу вверх растёт пшеница, а сверху вниз спускаются лианы, которые душат всё живое.

Говоря не образно, а житейски, частный предприниматель тратит деньги экономно и разумно: он сам их зарабатывает, знает цену трудовой копейки и стремится взять максимум прибыли на вложенный тенге, рубль или доллар. Он несёт личную ответственность и риски всё потерять.

А чиновник деньги сам не зарабатывает: у него инвестиции уже готовы – это бездонный (до поры) бюджет. И в прибыли от проекта он заинтересован постольку-постольку: есть она – хорошо, нет – «эту неприятность мы переживём». Скорее, ему интересен раздутый бюджет.

Ведь главное для него – собственная рента: сколько он персонально получит с того или иного проекта? А когда «получателей ренты» становится слишком много, собственно на завершение проекта денег порой уже не остаётся. За примером далеко ходить не надо: LRT в Астане. Бетонные опоры стали хрестоматийным памятником не просто коррупции, а шире — государственному менеджменту в крупных проектах, где коррупция неизбежна по определению.

И главное – чиновник вообще ничем не рискует. Ни своими деньгами, ни креслом. Разве что не по чину возьмёт или его назначат виновным.

Кто-то может сказать, что мои рассуждения умозрительны. А я вот что отвечу.

Неумолкающий трындёж с высоких трибун о развитии туризма в Казахстане – главным образом, конечно, международного – продолжается, как минимум, 10 лет. С первого проекта «Кок-Жайляу».

И за это время хотя бы один крупный туристический проект реализован? Сплошная болтовня, презентации, кулуарные тендеры, расхищение бабла на дальних подступах и неизменные скандалы, когда тайное становится явным.


КЖ: ТОЧКА ИЛИ МНОГОТОЧИЕ?


Вернусь к тому, с чего начал, — к Кок-Жайляу. Вчера на пресс-еконференции в СЦК корреспондент «Информбюро» Серикжан Маулетбай (Axel Zhan) задал вопрос о расследовании дела по хищениям при строительстве курорта «Көкжайлау»: «Говорилось о том, что прекратили уголовное дело. Потом прокуратура возобновила. Сейчас что с этим уголовным делом происходит?»

И сегодня получил письменный ответ из Антикора: «10 ноября 2020 года прокуратурой г. Алматы действительно отменено решение о прекращении уголовного дела касательно «Көкжайлау», для обеспечения полноты расследования в порядке статьи 24 Уголовно-процессуального кодекса Республики Казахстан.

21 декабря 2020 года после проведения дополнительного расследования уголовное дело вновь прекращено по не реабилитирующим основаниям.

С принятым решением прокуратура г. Алматы согласилась».

Я и не сомневался, что ничего не найдут. Популяция стрелков в собственную ногу ещё не получила в Казахстане широкого распространения.

Да бог с ними. Лишь бы это была действительно точка в длинной истории тухлого проекта, а не многоточие.


Другие статьи из раздела Кокжайляу читайте тут


Подписывайтесь на поток экоинформации:

Похожие записи

КАК ХРЕНОВЫЕ МАСТЕРА НА ВСЕ РУКИ ОЗЁРА ПРИГОВОРИЛИ

ЧТО СОЗДАЛ БОГ, ЧЕЛОВЕК НЕ ДОЛЖЕН НАРУШАТЬ

МИНИСТР ЭКОЛОГИИ КАПИТУЛИРОВАЛ ПЕРЕД АКИМОМ АСТАНЫ КУЛЬГИНОВЫМ