СОЗДАНИЕ ПРОБЛЕМЫ КАК ИСТОЧНИК ОБОГАЩЕНИЯ

Кок-Жайляу. Фото: Наталья Ли

Во вторник, 12 января, на портале Информбюро вышел материал Серикжана Маулетбая (Axel Zhan) под заголовком «Начата процедура возврата урочища Кок-Жайляу в состав Иле-Алатауского нацпарка».


Из неё стало известно, что акимат Алматы принял постановление № 4/407-869 «О прекращении права временного безвозмездного землепользования Управления туризма города Алматы на земельные участки, расположенные в урочище Кок-Жайляу».

Отмечу, что пресс-служба акимата не сама об этом сообщила. Информация была обнародована благодаря настойчивости журналиста, добившегося ответа на свой запрос в управление земельных отношений Алматы. А само постановление тихо принято больше трёх недель назад: оно датировано 20 декабря 2020 года.

Напомню, что постановление правительства за подписью Карима Масимова «О переводе 1002 гектаров земель Иле-Алатауского нацпарка из категории земель особо охраняемых природных территорий в категорию земель запаса Медеуского района города Алматы для строительства и функционирования горнолыжного курорта «Кокжайлау»» увидело свет 2 декабря 2014 года.

Между этими двумя документами лежит шесть лет. Миллионы сказанных и написанных слов, тысячи статей (только моих – порядка двухсот), десятки тысяч постов. Тонны вранья и хейта. Километры сорванных нервов. Трещины в дружбах и семьях. Долгие годы борьбы без надежды не только на успех, но даже на просвет.

И это ради того, чтобы всё вернулось на круги своя. К исходной точке. Кок-Жайляу вновь — особо охраняемая природная территория в составе нацпарка.

Вадим Борейко. Кок-Жайляу

Я всё больше крепну в убеждении, что некоторые проекты затеваются не только для строительства туробъектов, но и просто чтобы специально создать проблему. Совсем свежий пример – урочище Бозжыра в Мангистауской области, где фантастический пейзаж собирались украсить отелем.

А зачем создавать проблему? Чтобы, в конце концов, её преодолеть, конечно. И возникает такая цепочка событий: проект – медленное осознание, что проект ошибочный – признание, что это не проект, а проблема – преодоление проблемы.

До реализации проекта, как мы убедились, иногда дело не доходит. Но стройка, в общем-то, особо и не нужна. Ведь и без неё сколько народа при деле.

А главное – каждый этап цепочки требует финансирования, и немалого. Да не просто требует – он рассчитан на финансирование. Ведь разработка ТЭО, ПредОВОСов, ОВОСов, ПСД, проведение различных экспертиз – всё это огромные деньги. И тут совершенно не важно, будет проект воплощён в жизнь или нет. Это самодостаточный бизнес.

И такая ситуация совершенно органична для нашей страны, где экономику развития заменила экономика освоения бюджета.

Причём, заметьте, я ещё до сих пор ни разу слово «коррупция» не произнёс.

Попробуйте в комментах поразмышлять на тему «Создание проблемы как специфический бизнес» на примере, допустим, кейса «Строительство ЛРТ в Астане».


Фото обложки: Наталья Ли


Другие статьи из раздела Кокжайляу читайте тут


Подписывайтесь на поток экоинформации:
Instagram @livingasia.online

Похожие записи

КАК ХРЕНОВЫЕ МАСТЕРА НА ВСЕ РУКИ ОЗЁРА ПРИГОВОРИЛИ

ЧТО СОЗДАЛ БОГ, ЧЕЛОВЕК НЕ ДОЛЖЕН НАРУШАТЬ

МИНИСТР ЭКОЛОГИИ КАПИТУЛИРОВАЛ ПЕРЕД АКИМОМ АСТАНЫ КУЛЬГИНОВЫМ