КАЙША АТАХАНОВА: ХОТЯТ ЛИ КАЗАХСТАНЦЫ АЭС?

138 просмотров
экология

Хотят ли казахстанцы АЭС на территории своей страны, безопасна ли атомная энергия, рентабельна ли она? Этим вопросам будет посвящена серия публикаций в нашем журнале. Открывает серию беседа с Кайшой Атахановой.

Решение о том, строить атомную электростанцию в Казахстане или нет, будет зависеть от результатов референдума. Хотят ли казахстанцы АЭС на территории своего государства? Безопасна ли атомная энергия? Рентабельна ли она? Об этом серия публикаций в нашем журнале. И открываем мы ее беседой с Кайшой Атахановой, известной экоактивисткой, биологом, специалистом по генетическим исследованиям воздействия радиации и лауреатом экологической премии Голдмана 2005 года.


— Кайша, как вы относитесь к предстоящему референдуму, посвященному строительству АЭС в Казахстане?

человек— В Казахстане никогда раньше не проводились референдумы по экологическим вопросам. Это будет наш первый опыт. И это один из признаков того, что у нас слышащее государство, которому важно мнение людей. Впервые решение, принимаемое на государственном уровне, не будет зависеть только от парламента и министерств, оно будет приниматься народом. И мы, экологи, должны помочь населению, общественности сформировать свое компетентное мнение по данному вопросу. Во время референдума жителям Казахстана очень важно не быть пассивными, надо участвовать и голосовать. Мы же понимаем, что результаты референдума могут получиться разные. А если голосовать придет меньше людей, чем необходимо, то референдум может и не состояться.

люди

Найроби (Кения), Глобальный экологический форум. Лауреат Нобелевской премии Вангари Матай и Кайша Атаханова с коллегами. Фото из архива К.Атахановой

люди

Мониторинговый визит на БН-350, Актаусский атомный комбинат. Фото из архива К.Атахановой

— Как вы думаете, достаточно ли сейчас у людей информации об АЭС, чтобы принять взвешенное решение?

— Я считаю, что у населения пока достаточно однобокое представление об атомной станции. Последние несколько месяцев идет массированное атомное лобби и люди узнают из СМИ только о плюсах и выгодах атомной станции. Их убеждают, что Казахстан должен построить атомную станцию, чтобы решить проблему энергообеспечения южного региона. При этом, у жителей нашей страны практически нет информации, касающейся экологических рисков и экономической целесообразности строительства АЭС, и атомщики не показывают альтернативные пути развития энергетики региона. Но ведь население сможет принимать такое важное решение, только если у него будет ясное представление о сути вопроса, о рисках атомной станции и воздействии АЭС на окружающую среду и здоровье людей.

— Как вы считаете, возможно ли в короткие сроки до референдума донести до людей эту информацию?

— Я считаю, что мы, экологи, просто обязаны это сделать. Похожий опыт у нас был в начале этого века. В 2001 году пять депутатов выступили с инициативой внесения поправки в национальное законодательство, разрешающей коммерческий ввоз радиоактивных отходов в Казахстан. Если бы эта поправка была принята, Казахстан мог стать мировой ядерной помойкой. Ни одна страна в мире, даже бедные страны, не шли на такой риск для своих граждан. Экологи и общественники нашей страны были против данной инициативы депутатов и Казатомпрома и сразу же начали антиядерную  кампанию, чтобы предотвратить ввоз радиоактивных отходов. В течение нескольких лет мы боролись против атомного лобби.

— Да, это была грандиозная кампания. Как же удалось победить в этой неравной борьбе?

— Наша сила была в единстве. Объединились все – экологи, общественность, женское движение, независимые эксперты, молодёжные, правозащитные организации. Мы постоянно мониторили ситуацию с принятием законопроекта, ездили в регионы, проводили общественные слушания с жителями. Мы поднимали острые вопросы и пытались понять мнение людей: готовы ли они к тому, чтобы радиоактивные отходы других стран захоронили на территории Казахстана? И мы видели, что население было категорически против. И тогда мы постарались донести мнение населения до лиц, принимающих решения. Писали обращения президенту, в парламент, в соответствующие министерства, включая Министерство энергетики и Казатомпром, пересылали протоколы слушаний в регионах, фотографии, видео. Публиковались чаще в местных СМИ, участвовали на телевидении в передачах, ток-шоу. Многие ТВ-дебаты были проплачены атомным лобби и шли по заранее написанному сценарию. И даже если нас приглашали, мы всегда оказывались в малом количестве и нам часто не давали микрофон. Силы были не равными, но мы в итоге победили!

Люди становятся сильнее, когда чувствуют, что за ними стоит правда. А лица, принимающие решения, всё-таки понимали, что несут личную ответственность за такое судьбоносное решение. Мы тогда написали новогоднее поздравление каждому депутату, просили их не голосовать за этот законопроект. Мы предупреждали, что будем отслеживать, как проголосует каждый депутат, а потом обязательно обнародуем списки тех, кто голосовал «за» ввоз радиоактивных отходов в нашу страну. В итоге законопроект был снят с рассмотрения правительством, он даже не дошёл до парламента. Это была большая победа экологических активистов и общественных движений страны.

люди

человек

Источник фото

— За активную позицию в том антиядерном движении вы получили престижную экологическую премию Голдмана, экологического малого Нобеля/Оскара. Расскажите, пожалуйста, как все произошло.

— Да, на эту премию номинируются экологические активисты со всего мира, но в итоге выбирают всего шесть человек – по одному с каждого континента. В 2005 году я была номинирована и стала лауреатом этой премии. Посольство Казахстана в США присутствовало на торжественной церемонии награждения. Позже мировые СМИ писали, что в нашей антиядерной кампании они увидели реальное развитие демократии в Казахстане. Значит, гражданское общество в Казахстане стало достаточно сильным, чтобы отстаивать свои интересы. Люди имеют свою позицию, свое мнение и правительство прислушивается к нему.

Ведь то, что в итоге люди, принимающие решение, сняли с рассмотрения этот вопрос, было верным и справедливым решением. Тогда правительство проявило мудрость, отказавшись стать добровольной ядерной свалкой и навлечь на страну множество рисков, связанных с радиационной безопасностью. В тот момент наша страна брала путь на устойчивое развитие, и это решение противоречило бы такому курсу. И бессмысленно говорить о наших экономических выгодах от ввоза РАО из богатых стран, когда речь идет об экологических рисках и имидже динамично развивающейся демократической страны, публично взявшей курс перехода на возобновляемую «зеленую» энергетику. Решение о коммерческом ввозе радиоактивных отходов просто убило бы будущее нашей страны, отнесло бы нас в разряд слаборазвитых стран.

На видео: вручение премии Голдмана в 2005 году Кайше Атахановой

— Перекликаются ли нынешняя ситуация со строительством АЭС в Казахстане с ситуацией, связанной с ввозом отходов?

— Тогда наша работа состояла из трех этапов. Сначала надо было дать информацию казахстанцам: в парламенте планируется внести законопроект, разрешающий ввоз в нашу страну радиоактивных отходов для захоронения. Ведь многие люди просто не знали о том, что такой законопроект собираются принимать. Второе, нужно было объяснить людям все риски, связанные с принятием этого законопроекта. И третье, донести до правительства мнение граждан по данному вопросу.

Сейчас достаточно будет рассказать людям правду об атомных станциях, рисках, с ними связанных, и показать альтернативные пути развития энергетики Казахстана. А правительство узнает о мнении народа через голоса на референдуме.

озеро

Озеро Балхаш. Фото: Николай Юшников

(ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ)


В следующей статье мы продолжим нашу беседу с Кайшой Атахановой. Она поделится своим мнением профессионального эколога о строительстве атомной электростанции на озере Балхаш.

Об этом тоже важно знать