Изменение климата: нужны новые решения

259 просмотров

В ближайшие пять лет средняя температура на Земле грозит повыситься на 1,5 градуса Цельсия выше доиндустриальной эпохи.

В странах юго-восточной Азии установилась жара. Где-то ее уровень беспрецедентный, где-то повторяет очень редкие примеры. Во Вьетнаме и Таиланде говорят о 44 градусах по Цельсию, в Бирме чуть меньше – всего 43,8 градуса по Цельсию. Экономисты предупреждают об угрозах для урожая стратегической для этого региона культуры, риса. А эксперты по энергетическому рынку, что эта история повысит востребованность в этих странах угля и газа для охлаждения в городах.


Недавно Всемирная метеорологическая организация ООН обнародовала прогноз: в один из годов в ближайшие пять лет средняя температура с 66-процентной вероятностью будет на 1,5 градуса Цельсия выше, чем показатель уровней доиндустриальной эпохи.

Значит ли это, что человечество проиграло борьбу с повышением температуры? Мы спросили об этом известного специалиста по вопросам декарбонизации и изменения климата Михаила Юлкина.

человек

Михаил Юлкин

Действительно, прогнозы на этот год неутешительны. Но стоит помнить, что средняя температура в предыдущие три года была ниже ожидавшегося уровня. Это редкая история, и связана она с циклическими колебаниями таких явлений, как Эль-Ниньо и Ла- Нинья. Это процессы колебания температуры поверхностного слоя воды в Тихом океане, которые заметно влияют на климат. Поэтому прогнозы о повышении в ближайшие пять температуры до уровня выше доиндустриальной эпохи, это, все-таки, не о выходе на постоянную «полку». Может быть, будет единственный такой год. Это не станет критическим событием, но тревожным. Показывающим, что те меры, что записаны в Парижском соглашении, либо не были сделаны, либо оказались недостаточными. И любой из этих вариантов не может никого утешать», – заметил эксперт.

Когда началась пандемия и уровни выбросов парниковых газов пошли вниз, все расслабились. Казалось, что после ее окончания начнется восстановление экономики уже через «зеленые ворота». Увы, этого не случилось. Уже в 2022 году уровни выбросов были выше, чем до пандемии, в 2019 году. Ситуация не меняется, а тут еще и энергетический кризис 2022-23 годов. По-видимому, считает Михаил, следует признать, что международные усилия были недостаточны и распылены. Пока что организовать такую работу, которая бы соответствовала задачам, поставленным Парижским соглашением, не удается. По объективным и субъективным причинам – не все страны действуют в этом направлении.

Но, с другой стороны, нельзя не признать, что в разных странах мира много чего делается хорошего. Например, впечатляющие шаги в США для поддержки мер, направленных на декарбонизацию, с очень большими объемами финансирования. В Европе принят дополнительный закон о поддержке и ускорении создания сети зарядных станций, энергетической реновации зданий путем софинансирования из бюджета. И Китай активно продвигает такую повестку: там заработала система квотирования выбросов в энергетике. Недавно было принято решение о том, чтобы судебные власти страны поддержали тематику климатического права. В Индии приняты дополнительные программы по снижению уровней выбросов.

Сказать, что никто ничего не делает, нельзя. Но все-таки нужно больше. С другой стороны, есть такая вещь, как инерция экономического развития, основанного на использовании ископаемого топлива. Этого «коня» остановить-то трудно, а уж развернуть на скаку…  Но времени у нас осталось немного. Тот бюджет выбросов, что еще оставался у человечества, уже в большой мере использован, тянуть дальше нельзя. И я думаю, что ближайшие 5-7 лет пройдут под знаком активной декарбонизации везде, где это возможно», – отмечает Михаил.

Но вот другой пример: власти Зимбабве приняли решение об изъятии в бюджет половины средств от продажи углеродных единиц от климатических проектов. Отрицательный прецедент. Но там не слишком много было таких проектов, и углеродные единицы там не так много и стоят. При этом не ясно, будет ли это систематической политикой или же разовой акцией.

Необходимо больше уделять внимание большим инициативам как «Углеродный траст», с их целью  оживить углеродный рынок, превратить его из подобия придорожной торговли «из ящиков» в один из крупнейших мировых рынков, по типу фондового, где все стандартизировано и поэтому очень быстро развивается. Сейчас перед меняющим формат углеродным рынком ставится задача создать дополнительный спрос на инновации, волну нового креатива, чтобы появились новые проекты. Это как венчурный фонд, только очень большой и климатически ориентированный. Это даст возможность снизить нагрузку на национальные бюджеты, так как позволит «зеленые» инициативы финансировать за счет частного капитала в обмен на углеродные единицы. Потому что единицы – это актив. И скажу еще одну вещь, которая по нынешним временам, наверное, прозвучит смело, решение проблемы декарбонизации, создания энергетического рынка, основанного на возобновляемых источниках, все-таки, предполагает глобальную кооперацию. Хотя сейчас и распространено мнение, что, начиная с ковида, с глобализацией покончено, все опять замыкается в государственных границах. Но в основе формирующегося сейчас будущего энергетического сектора лежат такие переменные источники энергии, как солнце и ветер, поэтому нет иного варианта, как создание большой и единой сети», – считает Михаил.


Источник фото 

Об этом тоже важно знать