Центральная Азия: влияние перепада температур на птиц

306 просмотров
Огарь

Скоро весна с ее главным признаком – птичьим многоголосьем. О них и климате мы сегодня и поговорим.

Вернутся перелетные птицы, активнее станут себя вести оседлые. Повод поговорить о них, о том, как складываются отношения человека и птиц в центральноазиатском регионе, как влияют на них глобальные климатические и антропогенные процессы.


Наш собеседник сегодня – Елена Крейцберг, кандидат биологических наук, специалист по пустынной фауне. Наших птиц она знает прекрасно, они для нее не чужие, так как Елена долгое время работала «полевиком» в странах Центральной Азии, была региональным вице-президентом Комиссии по выживанию видов Международного союза охраны природы (МСОП) для Центральной Азии, сотрудничала с Региональным экологическим центром Центральной Азии (РЭЦЦА).

человек

Елена Крейцберг

Елена, начать хочется с привычных нашему глазу и маленьких воробьях

Сразу вас перебью: если говорить о них в Центральной Азии, то они совсем не «маленькие». Птичка, действительно, невелика, но видов ее в регионе очень много. Есть домовый воробей, который, согласно названию, живет рядом с людьми – под крышами домов. Есть полевой воробей, и он тоже гнездится поблизости от человека. Есть мигрирующий индийский воробей, от которого, вероятнее всего, произошел домовый. Он, кстати, часто считается подвидом домового. Еще в регионе встречается испанский или черногрудый воробей, он может гнездиться колониями по глинистым обрывам в оврагах и балках или на деревьях. Саксаульный воробей населяет пустыни и полупустыни Средней и Центральной Азии, а пустынный воробей обитает в песчаных пустынях с зарослями саксаула на юге региона. В Алматы и рядом с ней можно встретить, думаю, не менее пяти видов.

Однако, глядя на сегодняшние улицы города кажется, что их стало заметно меньше, чем лет тридцать назад.

Это так. В городах живет в основном домовый воробей, и его количество сокращается, так как многоэтажные дома для него не комфортны. Вспомните, тридцать лет назад и раньше в наших городах был очень значительный объем частного сектора, где нередко даже держали сельскохозяйственных животных. Воробьи это очень любят, особенно лошадей. Где лошадь, там их обязательно целые стаи. Сейчас вокруг многоэтажки, небоскребы. Это не среда обитания для воробья. И это не только в Центральной Азии. В Англии этот воробей объявлен видом, который находится под охраной. По той же причине.

А еще намного меньше стало горлинок!

Вы, наверное, говорите о малой горлице? Это тоже вид, живущий около человека, но ее становится меньше по другой причине, нежели чем воробья. В нашем регионе появились два новых для него, инвазивных, вида. Первый, это кольчатая горлица, она начала распространяться в регионе в конце 70-х-начале 80-х годов ХХ века, а второй – майны или афганские скворцы. Эти переместились в регион раньше: впервые их в 1908 году зарегистрировал орнитолог Николай Зарудный в Термезе, на границе Афганистана и Узбекистана. И эти два вида составили конкуренцию малой горлице. Малые горлицы поселяются отдельными парами, а оба новых вида чаще всего селятся небольшими группами, их и увидеть чаще можно в стаях. Это борьба за пищевые ресурсы, кроме того, возможно, майна даже разрушает ее гнезда.

Получается, в этом случае динамика определяется не антропогенными факторами? Не человек причина снижения численности горлинок?

Косвенно и человек. Кольчатая горлица и майна пришли к нам благодаря развитию дорог, активному освоению территорий человеком, увеличением населения. Больше людей – больше доступных для птиц пищевых отходов. Обратите внимание, что у мусорных баков можно часто, кроме воробьев, увидеть и майн. Другой пример косвенного влияния человека на расселение птиц, в частности, в Центральной Азии – желтоспинные или даурские ласточки. Они часто строят гнезда прямо у потолка на открытых балконах многоэтажных домов. В человеческом жилье их привлекает наличие насекомых. Мух, в частности.

ласточка

Рыжепоясничная ласточка на фонарях. Елена Крейцберг

А изменение климата как-то влияет на птиц в Центральной Азии?

Не линейная, но явная зависимость есть. Я изучала вопрос, как изменились миграции и места зимовок водно-болотных птиц в Узбекистане с 60-х годов ХХ века и до начала 2000-х годов. Процесс этот связан не только с изменением температур, но и с образованием новых водоемов в зоне ирригационного земледелия. Благодаря этим факторам те птицы, которые раньше улетали из Казахстана, летели на зимовку через Узбекистан в Пакистан и Индию, стали оставаться в нашем регионе, потому, что водоемы перестали замерзать. Например, серый журавль с конца 80-х годов ХХ века начал зимовать на границе Афганистана, с одной стороны, и Узбекистана, Таджикистана и Туркменистана, с другой. Почему так? Там, вдоль Амударьи, идут сплошные сельскохозяйственные поля, на которых журавлю есть чем питаться.

Появление новых мест, где можно перезимовать, хорошо или плохо для птиц? Ведь меняется привычный им маршрут, режим перелетов

Для них это хорошо: меньше расстояния, которые им нужно пролететь до района гнездования, меньше энергетические затраты. И в итоге больше выживаемость. Серый журавль в 60-70-е годы ХХ века считался довольно редким видом, а сейчас его численность увеличивается. Кое-где даже говорят, что его слишком много. Хотя другой вид – журавль-красавка, степной вид, как улетал далеко на зимовку, так и улетает. То есть, все определяет в итоге экология конкретного вида.

А явно негативные последствия изменения климата для птиц в Центральной Азии можно назвать?

Конечно. Это вполне очевидное расширение опустынивания, что ведет к сокращению мест обитания многих видов, которые раньше были широко распространены. Например, сокращается численность кречетки, которая гнездится в Казахстане. Хотя, в ее случае, свою роль сыграло и имевшее место несколько лет назад сокращение поголовья сайги, так как она живет в симбиозе с этим копытным. Думаю, что из-за климатической динамики могут сокращаться и некоторые горные виды.

 

Еще, в контексте беседы о динамике климата и птицах нельзя не затронуть тему распространения инфекций. Птицы могут при перелетах из более южных широт в более умеренные переносить их на своих перьях, лапках или в желудках. Это становится тем более возможным, что потепление климата может сдвигать на север традиционные границы распространения ряда инфекций. Речь может идти и об известных инфекциях, и о новых. И тех, что поражают других птиц или животных, в том числе, и домашних, и о зоонозах, то есть инфекциях, передающихся от них человеку. Когда мы работали в Приаралье, наблюдали массовую гибель красноносых нырков на водоемах. Они погибали без видимых причин. Кстати, яркий пример – малярия. В советские времена в Центральной Азии добились больших успехов в борьбе с ней, а сейчас она снова фиксируется в Таджикистане, Узбекистане и, возможно, что именно перелетные птицы могут заново занести инфицированных беспозвоночных животных на наши водоемы. Существует также возможность воздействия на птицеводство, так как мигрирующие птицы могут занести некоторые вирусные инфекции, которые могут полностью уничтожить поголовье домашней птицы на птицефабриках. Так, в 2020 году от птичьего гриппа в Казахстане погибло около двух миллионов голов домашней птицы. Вспышки птичьего гриппа наблюдаются в мире каждые 5-6 лет. Поэтому мониторинг пролетных птиц и их состояния просто жизненно необходим для предотвращения неприятных последствий.

гнездо

Майны: гнездо в разбитом фонаре. Елена Крейцберг

А могут появиться в регионе новые виды птиц, которые наносят урон сельскому хозяйству? Есть виды, которые однозначно можно определять, как вредные для человека?

Влияние каждого вида на человеческую деятельность необходимо изучать системно. Например, каждую весну в наш регион прилетают большие скопления розовых скворцов. Их появление обычно связано с началом созревания шелковицы и черешни. Стаи розовых скворцов, остановившиеся в фруктовом саду с вишнями или черешней, легко могут собрать урожай до людей. Однако этот вид гнездится колониями и поселяется он не в садах, а в пустынных и полупустынных районах. Обычно время гнездования розовых скворцов совпадает с массовым появлением прямокрылых насекомых – кузнечиков, кобылок и саранчи, которые составляют основной рацион питания этого вида. В 90-х годах ХХ века мне довелось наблюдать, как розовые скворцы уничтожают саранчу в Приаралье. Поэтому несомненно, что польза в регулировании численности вредных насекомых розовым скворцом гораздо выше от вреда, который они могут нанести во время перелета, навещая фруктовые сады. Те же воробьи, конечно, собирают зерно на полях, но не думаю, что они этим могут нанести непоправимый урон урожаю. А насекомых они уничтожают много. Кроме того, они собирают семена многих сорных растений, предотвращая их распространение. Я вообще считаю, что птицы, в принципе, приносят нам больше пользы, чем вреда.

Если один вид птиц начинает вытеснять другой, стоит ли человеку вмешиваться в такие процессы или лучше «не мешать эволюции»?

Я считаю, что не нужно вмешательства. Тем более, что такие процессы не столь уж фатальны, как кажутся нам. Например, считалось, что майны полностью вытеснили обыкновенных скворцов, но, если вы проедете по региону, то увидите, что иногда на одном и том же месте гнездятся оба вида – и майна, и обыкновенный скворец. И численность скворцов меньше не стала. Под Бухарой в Узбекистане я наблюдала их стаю длиной в семь километров. Любой вид пернатых приносит человеку больше пользы, чем вреда.


Фотографии предоставлены Еленой Крейцберг.

Другие статьи читайте здесь

Об этом тоже важно знать