«ДАЖЕ СХЕМАТОЗ НЕ МОГУТ НОРМАЛЬНО СДЕЛАТЬ»

115 views
вода

Кто стоит за предстоящей продажей восточно-казахстанских ГЭС и других суверенных энергетических активов Казахстана?


НА ПОВЕСТКЕ — ЭНЕРГЕТИКА


В последние недели было столько информационных поводов, из области энергетики, что я устал их считать. Это дефицит электроэнергии во многих регионах Казахстана. Готовящаяся сделка Казахстана с Эмиратами по приватизации энергетических активов. Бум майнинговых ферм. Капсула, которую заложил Токаев, как бы символизируя начало строительства газовой станции на алматинской ТЭЦ-2. Очередной виток темы АЭС и т.д.

Я решил закрыть все эти темы разом и обратился к энергетику Асету Наурызбаеву (Aset Nauryzbayev), бывшему президенту KEGOC (это оператор магистральных энергетических сетей Казахстана). Смотрите большое интервью с ним на ютуб-канале Гиперборей:

 Для тех, кто больше любить не смотреть, а читать, предлагаю фрагмент беседы.


ГОТОВИТСЯ ПРИВАТИЗАЦИЯ В ОДНИ РУКИ


Вадим Борейко: — Поговорим о предстоящей продаже суверенных энергетических активов Казахстана Объединённым Арабским Эмиратам. Сначала перечислите активы, которые подлежат приватизации.

Асет Наурызбаев: — В протоколе (имеется в виду Совместная декларация правительства РК и правительства ОАЭ о создании долгосрочного стратегического партнерства для развития проектов в приоритетных отраслях. – В. Б.), который пока не является договором о прямой продаже, очень много казахстанских государственных активов.

Самые важные – две ГЭС на Иртыше: Шульбинская и Усть-Каменогорская. А также большие пакеты акций госкомпаний — это «Самрук-Энерго» (49%) и KEGOC (39%). Здесь контрольный пакет остаётся у государства как бы, всё остальное отдаётся инвестору. И ещё появился актив — частная Центрально-Азиатская энергетическая корпорация (ЦАЭК). Это необычный случай, когда государство включает в протокол частную компанию. Что может говорить о том, кто мог этот протокол инициировать.

В. Б.: — И кто?

А. Н.: — Та самая частная компания ЦАЭК, которая сидит в протоколе. Но, возможно, эта сделка готовится под какую-нибудь другую сделку, и уже есть договорённость с ЦАЭК о поглощении. А может быть, она уже и поглощена, только мы об этом не знаем. Здесь мы вступаем на тонкий лед предположений, но фактом является то, что готовится очень большая приватизация в одни руки.

человек

Асет Наурызбаев


СПРАВКА


Акционерное общество ЦАЭК (Центральноазиатская электроэнергетическая корпорация). На сайте корпорации указаны два основных акционера – Александр Клебанов и Сергей Кан. Оба владеют по 47,1%. Ещё около 6% принадлежат фондам НУХ «Байтерек». ЦАЭК входит в холдинг ЦАТЭК (Центральноазиатская топливно-энергетическая компания). Здесь акционеры те же – Кан и Клебанов, по 50%.

Сергей Кан – на 25 строчке рейтинга Forbes Kazakhstan «50 самых богатых бизнесменов Казахстана 2021». Его состояние – $285 млн. В списке самых влиятельных бизнесменов он на 36 позиции.

Семья Клебановых занимает 15 место в списке Forbes Kazakhstan этого года с состоянием $530 млн. Александр Клебанов — 18-й списке самых влиятельных бизнесменов страны. Он председатель совета директоров ЦАЭК и ЦАТЭК. В первой половине 2000-х Александр Яковлевич работал директором РГП «Беркут» Управделами Президента Казахстана. Это президентская авиакомпания.


НА РАТИФИКАЦИЮ ПОНЕСУТ ПРОТОКОЛ О НАМЕРЕНИЯХ?


А. Н: — Этот протокол сейчас хотят в парламент отнести. Как можно вообще протокол, который является декларацией о намерениях, неким не обязывающим документом, лишь показывающий, куда мы идём, — ратифицировать парламентом? Это же даже не межгосударственное соглашение.

В. Б.: — Разве так делается?

А. Н.: — Так не делается. Но сейчас подали в парламент с просьбой ратифицировать. Я думаю, что парламент на такую липу не согласится. Он, конечно, послушный, но тут совершенно юридически некорректная техника.

В. Б.: — Это же юридическая импровизация?

А. Н.: — Всё это говорит о качестве текущего управления. Даже схематоз не могут нормально сделать. А пригласили бы специалистов — они бы нормально всё бы сделали. Нет, даже это они делают как попало. И потом начинаются проблемы.


ЗАЧЕМ ПРОДАВАТЬ ТАКИЕ АКТИВЫ?


А. Н.: — Тем более две ГЭС — это лучшие активы в казахстанской энергетике. Ещё есть Бухтарминская ГЭС, которая связана долгосрочным договором с «Казцинком», и Капчагайская ГЭС. Вот это наши золотые активы. Мы бы могли вообще их не продавать, а хранить у себя и получать доходы.

Там есть ещё одна история. Когда продаются ГЭС, обычно плотины не продаются, потому что это сооружения на тысячу лет, у них срок ароматизации бесконечный. Такие сооружения должны находиться в собственности у государства. Сама же электростанция, поскольку оборудование изнашивается, у него конечный срок амортизации, — может быть частной. А тут мы продаём плотину, которая как актив значительно дороже стоит, чем электростанция. Это странно и противоестественно.

В. Б.: — Зачем продавать энергетические активы? Какая в этом экономическая мотивация?

А. Н.: — Единственная идея, которая здесь содержится, — это привлечь инвестора для строительства возобновляющих источников энергии (ВИЭ) мощностью 5000 МВт. Это обязательство тоже есть. Но есть и условия, которые записаны в протоколе: обеспечить инвестору доходность по валютным инвестициям 13% годовых. На таких условиях, поверьте мне, прибежит огромная толпа инвесторов и без всяких ГЭС и пакетов KEGOC с «Самрук-Энерго». Для этого не нужно продавать активы. Но если уж активы продавать, то, во-первых, нужно отделить плотины и, во-вторых устроить международный конкурс среди больших игроков.

В. Б.: — Если будет большая конкуренция, цену же задерут.

А. Н.: — Конечно. Когда будет большая конкуренция, мы, как граждане Казахстана, получим в виде выплат огромные деньги, гораздо больше, чем сейчас. Я уже сделал предложение правительству — заплатить на $100 млн больше, чем заплатят арабы. Это совершено очевидная история: когда один участник, конкуренции не будет, и цена будет сильно занижена.


ПОЧЕМУ АДРЕСНАЯ ПРОДАЖА?


В. Б.: — Почему предусматривается адресная продажа, без конкурса?

человек

Вадим Борейко

А. Н.: — Это, как мы называем, схематоз чей-то. Можем только догадываться – чей. Судя по тому, что целый премьер ездил договариваться, мы можем догадаться, кто может давать указания премьеру.

В. Б.: — Вы так говорите, будто всем всё понятно по умолчанию. Мне непонятно: кто имеется в виду?

А. Н.: — Ну кто может премьер-министру давать указания? В нашей стране это два человека: либо первый, либо второй президент. Я не думаю, что второй президент был в состоянии такую бизнес-сделку организовать. С точки зрения бизнес-навыков, первый в этом смысле в сто раз сильнее.


ПАРКОВКА ДЕНЕГ


В. Б.: — Почему именно aрабам?

А. Н.: — Эмираты — это известная фронтирующая юрисдикция. «Фронтирующая» означает, что они выступают в качестве иностранного инвестора, притом что инвесторы на самом деле наши. «Припарковаться» — это тоже такой термин бизнесовый: то есть настоящий бенефициар может разместить свою номинальную компанию в любой юрисдикции мира. Арабские Эмираты — известный офшор, где удобно «парковать» свои деньги.

В. Б.: — То есть за победой арабов выступают наши же родные казахстанцы?

А. Н.: — Да! Которые могут давать команды премьер министру.


МЫ ПОПАДАЕМ НА ВАЛЮТНЫЙ ТАРИФ


В. Б.: — Но там же речь идет об арабских инвестициях в $6 млрд.

А. Н.: — Ну да, чтобы построить 5 000 МВт ВИЭ, $6 млрд больше чем достаточно. Это они взяли с запасом, на самом деле денег потребуется меньше, скорее всего. Ещё раз говорю: на этих условиях прибежит очень много желающих сделать то же самое. И чтобы эти самые $6 млрд вложить в экономику Казахстана, нет необходимости продавать электростанции.

Скажу больше, эти 5 000 мегаватт ещё непонятно когда нам понадобятся: всё-таки большой объём производства электроэнергии. А поскольку мы гарантию ставим, что мы будем платить за это в валюте и ещё 13% годовых, это означает, что мы все попадаем условия валютного тарифа. То есть любой скачок тенге, как сейчас, приведёт к повышению тарифа для нас. И мы, как потребители, должны это чётко понимать. Как только это решение будет принято Казахстаном — мы попали на тарифы, они сразу начнут расти.


ПРИ ЧЁМ ЗДЕСЬ МАШКЕВИЧ?


В. Б.: Поговорим о возможном участии «Евразийской группы» в приватизации ГЭС Восточно-Казахстанской области. В декларации пишется о консорциуме, в котором участвуют фонд благосостояния ОАЭ и неназванные казахстанские инвесторы.

В начале февраля этого года на сайте «Евразийской группы» erg.kz появилась удивительная перепечатка с малоизвестного сайта 16news.kz. Процитирую последнее предложение: «Неофициальные источники сообщили, что фонд благосостояния ОАЭ совместно с Евразийской группой, принадлежащей Машкевичу, Шодиеву, Ибрагимову (царствие ему небесное), намерены купить ГЭС в восточном Казахстане».

Я задаю себе вопрос: зачем «Евразийской группе» на собственном сайте публиковать ничем не подтверждённый инсайд? И сам себе отвечаю: чтобы этот инсайд легализовать. У меня такая версия. Уже конец года, но до сих пор официально не названы участники консорциума с казахстанской стороны. Что вы скажете по этому поводу?

А. Н.: — Упоминание ЦАЭК в протоколе говорит о том, что в этой сделке, как минимум, ЦАЭК будет участвовать. А то, что вы говорите о «Евразийской группе»… В конечном счёте, всё может быть консолидировано на балансе «Евразийской группы». То есть ЦАЭК может быть частью сделки, может войти в состав «Евразийской группы». И в рамках этой большой сделки может появиться суперкомпания – больше, чем «Самрук-Энерго». И эта компания будет, в том числе, строить возобновляемые источники энергии. А мы за всё это счастье будем платить тарифами, выраженными в долларах, к сожалению.

В. Б.: — Для «Евразийской группы» покупка ГЭС — это же выгодно? В соседней Павлодарской области есть заводы, принадлежащие ERG: Павлодарский алюминиевый и Аксуский завод ферросплавов, — которые сейчас используют энергию от сжигания экибастузского грязного угля. А так они бы чистую энергию воды использовали.

А. Н.: — Да, совершенно верно, именно они являются чувствительными производителями, которые очень быстро попадут под «зелёное» регулирование. С начала следующего года Евросоюз вводит трансграничные платежи, хотя не на все товары. Но будут их всё больше и больше вводить. Они («евразийцы») до сих пор получали электроэнергию от своих угольных источников — Аксуской, Рудненской станций. Исключительно грязную электроэнергию. Теперь они могут продавать эту энергию из угля в городские и региональные сети, то есть населению. А себе будут поставлять электроэнергию с электростанций на Иртыше — Шульбинской и Усть-Каменогорской ГЭС. И они, таким образом, «озеленят» свою продукцию и не будут платить трансграничные платежи при её экспорте в Европу. Это, конечно, супероснования, чтобы участвовать в сделке.


Фото: Роман Егоров (Roman Egorov).

Другие статьи автора читайте здесь

Об этом тоже важно знать