Ненужный юридический прецедент

152 views
человек

Или история о том, как можно создать проблемы себе и соседу.


Политика белорусских властей в отношении своих экологических активистов запустила цепь событий, в результате которых в работе Cовещания Cторон Орхусской конвенции создался новый юридический прецедент. Для нас этот вопрос важен, так как вряд это событие отвечает интересам Казахстана, Кыргызстана и других стран Центральной Азии.

Республиканское общественное объединение «Экодом» работает в Беларуси уже 25 лет. Направления его деятельности охватывают такие сферы, как защита экологических прав граждан, просвещение их о том, что они могут предпринять, если рядом с их домами строятся потенциально экологически сложные или опасные предприятия, как граждане могут участвовать в общественных обсуждениях. Еще один важный аспект работы «Экодома» – антиядерная компания, в рамках которой отслеживался процесс строительства атомной электростанции в Беларуси.

В июне этого года из министерства юстиции в «Экодом» пришло извещение о том, что в отношении него начинаются разного рода проверки.

человек

Марина Дубина

– Началась проверка. Запросили очень большой объем информации. Мы все передали. Позже из официального телеграмм-канала минюста узнали, что оно подало заявление в суд о ликвидации нашей организации. Суд иск поддержал, и «Экодом» был ликвидирован 31 августа, – рассказывает директор Марина Дубина.

Однако «Экодом» представлял Беларусь в Комитете по соблюдению Орхусской конвенции, поэтому ее сотрудники решили поделиться этой историей там. Комитет запросил дополнительные документы, попросил официальные органы Беларуси представить их видение ситуации. В итоге он пришел к выводу, что решение о ликвидации организации является продолжением преследований климатических активистов в Беларуси. Почему продолжением?

Еще в 2017 году Комитет констатировал, что в Беларуси ведется преследование активистов, выступающих против строительства АЭС. Это был первый прецедент в рамках Орхусской конвенции и решение касалось именно темы преследований.

– С того момента встал вопрос о создании механизма быстрого реагирования на такие истории. Тогда, на встрече сторон Орхусской конвенции, Беларуси были даны рекомендации предпринять различные административные и правовые шаги для недопущения продолжения практики преследования. Но ликвидация «Экодома» показала, что Беларусь не только не выполнила прошлые решения встречи сторон, но и нарушила самое фундаментальное право, предусмотренное Конвенцией – свободу от преследований, – говорит Марина.

18-21 октября прошло Cовещание Cторон Орхусской конвенции, которое проводится один раз в несколько лет, где рассматривалась история «Экодома». Прозвучало предложение – приостановить специальные права и привилегии Беларуси в рамках Конвенции. Решение по этому вопросу принималось странами-участницами Орхусской конвенции. Нет, речь не шла о праве участия в голосованиях. Имелось в виду, что, например, представитель страны не сможет возглавлять бюро Конвенции, Беларусь не сможет проводить у себя Cовещания Cторон или другие встречи, председательствовать на них. И вот, когда пришло время решать, – принимать это решение или нет, возник тот самый неожиданный прецедент.

Вадим Ни

– Обычно решение в рамках Cовещания Cторон принимается на основе консенсуса, то есть, никто не возражает и голосование не проводится. В этом случае впервые проводилось голосование, что в международной практике считается как бы дурным тоном. Традиционно практикуется достижение решения путем консенсуса, так как это не конфронтационный подход к решению проблемы. Он как бы предполагает, что все «на борту», нет противостояния, просто нужно договариваться, выслушав всех участников вне зависимости от масштаба каждого участника, – говорит юрист и эксперт по международному экологическому праву Вадим Ни.

На этот раз вопрос временных ограничений, накладываемых на Беларусь за притеснения экоактивистов был поставлен на голосование, по итогам которого 34 страны поддержали предложение, четыре выступили против и одна – Молдова – воздержалась. Среди голосовавших против были Казахстан, Кыргызстан, Армения и сама Беларусь.

– Это выглядит как блоковая, по сути, конфронтационная ситуация. При чем, априори для одной из сторон проигрышная. Надо понимать, что есть 27 стран Евросоюза, которые всегда выступают с единой позиции. Обычно по таким вопросам их поддерживают страны, которые в ЕС не входят, но солидаризируются с ним – это Великобритания, Исландия, Норвегия и Швейцария. Если говорить о постсоветских странах, то их в формате Орхусской конвенции всего десять – три прибалтийские страны состоят в ЕС, а Россия и Узбекистан конвенцию не ратифицировали. И эти десять стран не смогут выступать консолидировано по всем позициям, там есть много расхождений по разным вопросам. Например, в этом случае Грузия голосовала за принятие санкций против Беларуси. Таджикистан в ходе переговоров говорил о поддержке Беларуси, но на итоговом голосовании его представитель отсутствовал, – «анатомирует» создавшуюся ситуацию Вадим.

Созданный по инициативе проигравших в ходе голосования прецедент неудобен именно для них: как раз этим странам не было выгодно нарушать сложившуюся традицию консенсуса. Консенсуса, форма которого гарантирует, что даже одна, самая маленькая страна, будет услышана и в определенной мере ее интересы будут учтены. А при голосовании – проиграли и всё!

– Получился ненужный международно-правовой прецедент. Это априори проигрышный для нас подход, который в будущем, при обсуждении других вопросов может поставить нас в изначально проигрышную позицию. Беларусь его создала, а мы поддержали, не оценив, что у стран ЕС всегда будет то, что называется «квалифицированным большинством», – считает Вадим.


Другие статьи читайте здесь

Об этом тоже важно знать