ОБ ИСТОЧНИКАХ КОРРУПЦИИ В НАЦПАРКЕ ИЛЕ АЛАТАУ

47 views
люди

Министерство Экологии, Геологии и Природных Ресурсов Республики КазахстанКомитет лесного хозяйства и животного мираIле Алатау / Ile Alatau / Иле Алатау

Расследование незаконного строительства в Иле-Алатауском государственном национальном природном парке


РАССЛЕДОВАНИЕ ПРОДОЛЖАЕТСЯ


На ютуб-канале ГиперБорей вышло продолжение этого расследования. Если вам больше нравится видео, сразу переходите по ссылке:

 А если предпочитаете буквы, то читайте новую главу расследования.

В мае, начиная с 20-го числа, Гиперборей 4 раза рассказывал о скандале в Иле-Алатауском нацпарке. Начался он с обращения лесника Кайрата Найзабаева к президенту, министру экологии и в Антикор по поводу незаконного строительства кирпичного сарая для скота рядом с его кордоном.

25 мая на один день из Астаны приехала комиссия Комитета лесного хозяйства Минэкологии. Перед коровником, о котором говорил Кайрат, выстроили других лесников. И они, как пионеры, на линейке, дружно осудили коллегу. Комиссия нарушений не нашла. Хотя и 27-го, и 31 мая в выпусках на канале я привёл массу доказательств, что кирпичный сарай построен по беспределу. Но их пока игнорируют.

А в первый день лета в этой истории случился крутой поворот. Вечером 31 мая я позвонил Кайрату. Он рассказал, что его маме в Шымкенте из-за переживаний по поводу его последних событий стало плохо с сердцем и она попала в больницу. И что он собирается ехать в Шымкент. А утром 1 июня ему придётся идти отпрашиваться в поездку в Шымкент в администрацию нацпарка, с которой он вступил в публичный конфликт.

1 июня Кайрат Найзабаев выложил в фейсбуке пост. Он пишет, что решил остановиться. Что выводами комиссии доволен. Больше претензий к директору парка Малгельдиеву не имеет. И что его ввели в заблуждение.

Я желаю маме Кайрата, чтобы она скорее поправлялась. А ему самому говорю спасибо. За то, что всё-таки сделал первый шаг. Несмотря на решение Кайрата Найзабаева «остановиться», сам я расследование продолжил. Потому что в моих руках были документы. А они надёжнее, чем слова. И я показал эти документы юристу Бакытжану Базарбеку (фото 1). Даю выдержки из этой беседы.

люди

Фото 1. С Бакытжаном Базарбеком в баре SELЁDKA.


КАК МОЖНО РЕКОНСТРУИРОВАТЬ ТО, ЧТО СНЕСЕНО?


Вадим Борейко: Бакытжан, у нас с вами есть копия договора пожертвования от 3 августа 2020 года (скриншоты 2, 3).

В нём ссылка на другой договор – о совместной деятельности нацпарка и ТОО «Золотой янтарь» от 2 июня 2020 года (он и стал основанием для появления рядом с кордоном кирпичного строения – то ли конюшни, то ли коровника, – которое жертвуется товариществом в пользу нацпарка. – В. Б.). Существование второго документа подтверждается выводами комиссии, которая также ссылается на договор о совместной деятельности от 2 июня 20 года (скриншот 4). Я попрошу вас охарактеризовать договор пожертвования от 3 августа.

скрин

Скриншот 4. Выводы комиссии Комитета лесного хозяйства.

Бакытжан Базарбек: Сказать, что договор не совсем грамотно составлен, значит ничего не сказать. Например, сам договор заключается между двумя юридическими лицами – ТОО «Золотой янтарь» и ГНПП Иле Алатау. При этом в пункте 2.1 жертвователем является не юридическое лицо, которое указано в преамбуле договора, а физическое.

Второй момент. Согласно договору, ТОО за счёт собственных средств сносит ветхую временную постройку и одновременно делает её реконструкцию.

Как можно делать реконструкцию сооружения, если оно снесено? Видимо, авторы этого проекта пытались обойти понятие «строительство», так как оно может вызвать интерес общественных и экологических организаций. Поэтому фактическое капитальное строительство (на особо охраняемых природных территориях. – В. Б.) они подменяют понятием «реконструкция».

Авторы договора, видимо, торопились и допустили много грубейших ошибок.

В преамбуле должна быть хоть какая-то ссылка на акт ввода в эксплуатацию на приемки в эксплуатацию. То есть что объект зарегистрирован. А здесь, похоже, объект является самовольно построенным, на что недвусмысленно намекает сам договор.


ДОГОВОР ПОДПИСАН ЗАДНИМ ЧИСЛОМ


В. Б.: Да и объект начал строиться гораздо раньше, чем был заключён договор о совместном деятельности: возможно, ещё в 2019 году. По крайней мере, весной 2020 года уже были возведены кирпичные стены. Мы неоднократно доказывали это и снимками с Гугл Планета.

Комиссию не заинтересовал и факт гибели узбекского рабочего Анвара Мадгозиева на строительстве этого объекта 7 июня 2019 года. Хотя этот факт зафиксирован в ЕРДР под номером 197514031003248 от 08.06.2019.

27 июня 2020 года мимо этого сарая проходил редактор нашего канала Антон Кузнецов и снял его на видео. Если договор от 2 июня 2020 г. не фиктивный – значит, стены и фундамент – в горах, с нуля! – построили всего за три с небольшим недели. В течение одного месяца – июня.

Еще одно доказательство того, что стройка началась самовольно, а договор подписан задним числом, прислал мне подписчик по имени Валерий. Он запустил дрон в ущелье Алмаарасан 14 мая 2020 года и снял фото и видео, на которых видны возведённые на бетонном фундаменте кирпичные стены сарая (фото 5). Хотя, если верить договору, здесь должно стоять ветхая постройка.

горы

Фото 5. Снимок с дрона от 14 мая 2020 года, подтверждающий, что конюшня-коровник начал строиться задолго до подписания договора.

Я не знаю, какие еще нужны доказательства, что директор нацпарка Малгельдиев подписал договор задним числом.


ПОРОЧНАЯ ПРАКТИКА


Б. Б.: Мне не совсем понятно, что, собственно, Комитет лесного хозяйства и животного мира проверял, если они не смогли проверить, когда и на основе каких правоустанавливающих документов возникло это строение.

В ГНПП Иле Алатау эта ситуация не новая: она несколько раз повторялась с другими объектами. Вы помните случай с гостевым домом ТОО «РосИмпортЦемент», который мы с вами расследовали прошлой осенью. Там тоже вроде бы был заключён договор, но потом снимки с Google Earth подтвердили, что объекты появились до заключения этого договора. Здесь – аналогичная ситуация.

В. Б.: То есть вы хотите сказать, что в нацпарке – это система, когда сначала начинаются строительные работы и только потом заключается договор.

Б. Б.: Да, я склоняюсь к тому, что в нацпарке Иле Алатау эффективно используется такая скрытая технология – узаконение прав на определенные участки внутри ГНПП. Когда арендаторы могут сами просто начать строительно-монтажные работы без получения архитектурно-планировочного задания. Каким бы документом между парком и арендатором договорные отношения не регулировались, но строительство регулируется законодательством об архитектурно-строительной деятельности. И здесь заявитель [арендатор] должен был подать письменное обращение в уполномоченный орган для получения АПЗ (архитектурно-планировочного задания). Я склоняюсь к мысли, что в нацпарке Иле Алатау апробируется такая практика – самовольно строить объекты, а потом задним числом заключать договоры.

И я сторонник того, чтобы Агентство по противодействию коррупции тщательно проверило деятельность ГНПП Иле Алатау: сделала ревизию каждого договора – когда он был заключен, когда началась застройка, на каких условиях. Потому что договора застройки предусматривает также комплекс экологических мероприятий: предварительная и окончательная оценка воздействия на окружающую среду, общественные слушания, проведены, экологическая экспертиза – всё это должно быть.

У меня убеждённые сомнения в истинных намерениях администрации ГНПП – что она законно ведёт свою деятельность.


КОРОВНЮШНЯ ГЕНПЛАНОМ НЕ ПРЕДУСМОТРЕНА


В. Б.: Нацпарк не мог же просто так с арендатором договориться и начать стройку. Все объекты должны быть зафиксированы в генплане развития ГНПП. Я смотрел корректировку генплана за 2019 год (скриншот 6): там в конце есть и за 2020-й (скриншот 7), но в ней перечислены только 34 объекта проекта развития экотуризма, который ведёт господин Гужавин.

скрин

Скриншот 6. Корретикровка генплана ГНПП за 2019.

cкрин

Скриншот 7. Корретикровка генплана ГНПП за 2020.

Так вот, на странице 27 указано, какие объекты в Больше-Алматинском лесничестве существовали на момент корректировки 2019 года. Директор нацпарка Малгельдиев пишет, что участок, о котором мы говорим, находится в квартале 10, выдел 1, рядом с кордоном №4 Кайрата Найзабаева: урочище Проходное, каркасно-камышитовый дом – это дом лесника (скриншот .

скрин

Скриншот 8. Существующие объекты в квадрате 10, выдел 1 – только старый предаварийный кордон.

Смотрим другую таблицу на странице 36: здесь показано, строительство каких объектов запланировано. И мы видим, что запланирован новый типовой кордон лесника вместо старого, который действительно находится по соседству рядом с кирпичным сараем. Кордон типовой должен быть построен вместо старой камышитовый постройки (скриншот 9). Однако новый кордон там не построили, естественно.

скрин


Скриншот 9. Планируемые объекты в квадрате 10, выдел 1 – новый кордон вместо старого.

Затем смотрим, какие участки арендует ТОО «Золотой янтарь» в Больше-Алматинском лесничестве. Выясняем, что у него два участка: в квартале 4.1 (30 соток под туристический комплекс и кафе: скриншот 10) и в квартале 11 (80 соток – тоже туркомплекс и кафе: скриншот 11).

скрин

Скриншот 10. Смотрим, какие участки арендует ТОО «Золотой янтарь» в Больше-Алматинском лесничестве. Выясняем, что у него два участка: в квартале 4.1 (30 соток под туристический комплекс и кафе)… см. следующую страницу.

скрин

Скриншот 11. И второй участок – в квартале 11 (80 соток – тоже туркомплекс и кафе).

То есть в квартале 10, выдел 1 ТОО «Золотой янтарь» никаких участков не арендует. Более того, в информации директора Малгельдиева говорится, что участок под кирпичный сарай находится на балансе нацпарка (скриншот 12).

skrin

Скриншот 12. Информация директора нацпарка Малгельдиева: участок под коровнюшню – на балансе ГНПП.

Какие же капитальные объекты, аналогичные нашей конюшне, запланированы в лесничестве? На странице 57 написано – туристический комплекс с конюшней. Но он находится в квартале 24 (скриншот 13). О чём это всё говорит?

скрин

Скриншот 13. Единственная конюшня, которую собирались строить в Больше-Алматинском лесничестве, находится не в квартале 10, а в квартале 24.

Б. Б.: Это всё-таки официальная информация. Не могли же так небрежно отнестись, как попало заключить договор, официальную информацию, наверное, сто раз перепроверяют. Но в квартале 10, выдел 1 мы видим, что никаких строений под конюшню не предусмотрено. Как минимум, в генплане должно быть указано: здесь находится конюшня в аварийном состоянии. Но об этом ничего не говорится. Говорится только о кордоне.

В. Б.: Лесник жаловался, что у него даже нет никакой пристройки для содержания лошади.

Б. Б.: Если в генплан старую конюшню не включили, значит, новая конюшня является самовольной постройкой.

В. Б.: Тем более что эта «коровнюшня». Там был построен коровник, что доказывают снимки от 22 мая (фото 14).

коровы

Фото 14. Это не конюшня, а коровник. Коровнюшня, короче. Снимок от 22 мая 2021 года.


ПРОВЕРКА ПРОШЛА ОДНОБОКО – В ИНТЕРЕСАХ НАЦПАРКА


Б. Б.: Заключение внутренних договоров арендаторов с ГНПП – это и есть источники коррупции. Здесь есть признаки коррупционных рисков. Поэтому я считаю, что Агентство по противодействию коррупции должно начать проверку деятельности ГНПП Иле Алатау на предмет заключение внутренних договоров совместной деятельности. И тщательно проверить законность заключения этих договоров.

В. Б.: Как вы оцениваете выводы комиссии Комитета лесного хозяйства?

Б. Б.: Я не считаю это проверкой. Потому что, во-первых, комитет лесного хозяйства животного мира не проверил главное – происхождение этого коровника. То есть он как появился? Они не разъясняют.

Если это проверка, они должны поднять лесоустроительный, землеустроительный проекты, поднять генплан нацпарка и его корректировки, планы земельных участков. На основе этого можно было бы восстановить предысторию сооружения: как оно возникло?

Тут вообще речь идёт о том, что проверка прошла однобоко – в интересах ГНПП Иле Алатау. А интересы ГНПП – сохранения этого договора пожертвования.

Вадим, я не совсем не совсем серьёзно отношусь к результатам таких проверок. Поэтому считаю: нужно назначать независимую проверку правоохранительных органов, а именно – Агентства по противодействию коррупции и Генеральной прокуратуры.


ЕСЛИ БОРЕШЬСЯ ЗА ПРАВДУ – ДОЛЖЕН ИДТИ ДО КОНЦА


В. Б.: Вы же являетесь членом специальной мониторинговой группы (СМГ) при Антикоре. Может, инициируете такую проверку?

Б. Б.: В ближайшее время я подготовлю письменное обращение к руководству Агентства по противодействию коррупции с приложением всех этих материалов – о проведении проверки на предмет законности всех договоров, заключаемым ГНПП Иле Алатау.

В. Б.: И последний вопрос. Инспектор Кайрат Найзабаев отказался от своих первоначальных слов в связи с болезнью матери, «решил остановиться» и сказал, что ему сообщили неверные сведения. Может ли его отказ как-то повлиять на существо дела?

Б. Б.: Я не удивляюсь, что инспектор отказался: думаю, на него оказали сильное давление. И не только со стороны ГНПП. Я не исключаю давление и со стороны госорганов.

Но в том-то и заключается борьба за правду и справедливость, что человек должен идти до конца.


Другие статьи автора читайте здесь

Об этом тоже важно знать