Гражданин «Айфон» против строительства на Бозжыре?

422 views
Бозжыре

Интересный факт: как только в Казахстане речь заходит об «освоении» рекреационных ресурсов уникальных природных мест, госорганы демонстрируют свою низкую эффективность.

Не раз такое случалось во время эпопеи с застройкой уникального по красоте урочища Кок-Жайлау под Алматы. Теперь повторяется с другим проектом на Бозжыре.


Год назад казахстанское общество взбудоражили планы строительства гостиничного комплекса в этом урочище, что находится на западе страны, в Мангистауской области. Горных красот на Бозжыре, таких альпийских пейзажей, как под Алматы, не найти. Знаменита она своими уникальными, словно инопланетными пейзажами. Но этот неземной вид не повышает их устойчивость к антропогенному воздействию. Наоборот. Бозжыра уникальна даже своей уязвимостью. Из-за крайней сухости воздуха, почвы здесь после механического воздействия восстанавливаются крайне медленно, следы от колес машин держатся годами. Строительные работы и постоянный приток автотранспорта могут легко разрушить уникальный пейзаж.


Стоило экологам Мангистау поднять эту тему в соцсетях, как по всему Казахстану пошли «круги»: общественность требует защитить Бозжыру

Большой информационный резонанс можно объяснить и известностью урочища, и эффектом от кампании по защите Кок-Жайлау. На ее примере казахстанцы увидели, что, если проявлять настойчивость и солидарность, можно успешно отстаивать общественные интересы в экологических вопросах. Видимо, свои выводы сделали и власти, решив проявить креативность в вопросах организации общественных слушаний. Министерство экологии, геологии и природных ресурсов Казахстана обратилось в Комитет по соблюдению Орхусской конвенции с вопросом, будет ли проведение общественных слушаний в онлайн формате соответствовать ее требованиям (как известно, Орхусская конвенция, участником которой является Казахстан, кроме других вопросов, регулирует участие общественности в обсуждении оценки воздействия на окружающую среду, а Комитет – ее орган, который рассматривает вопросы, связанные с соблюдением Конвенции).

Обращение к комитету, направленное весной 2020 года, выглядело вполне обоснованно. Казахстан в тот момент готовился к введению второго этапа жестких карантинных мер из-за пандемии COVID-19 и было ясно, что придется использовать новые механизмы для организации слушаний. Такой шаг министерства можно было бы только приветствовать. К 1 июля из Женевы был получен детальный ответ с советами и разъяснениями, как организовывать и проводить виртуальные слушания. Казалось, эта информационная база и деловой настрой министерства гарантируют, что слушания пройдут как положено такой важной дискуссии по острой проблеме – с учетом всех мнений и фиксированием позиций. Что же получилось на деле? По оценке Вадима Ни, руководителя ОФ «Социально-Экологический Фонд», слушания, организованные в райцентре Курык, к которому административно относится регион Бозжыра, превратились в «полный хаос».

Бозжыре

Скриншот записи с общественных слушаний

В самом Курыке слушания шли в офлайн режиме и казахстанцы из других регионов могли присоединиться через «зум» (Zoom – сервис для проведения видеоконференций, онлайн-встреч и дистанционного обучения школьников – заметка ред.). Но это в теории. Практически сразу проявилась проблема, о которой давно говорили казахстанская общественность, например, при организации слушаний о застройке Алматы. Речь идет о том, что платформа «зум» ограничена ста участниками. Но желающих обсудить строительство на Бозжире было намного больше. Но по какой-то неясной причине реально смогли подключиться к дискуссии даже менее сотни участников. Это из всех частей Казахстана…


И те, кто физически присутствовал на слушаниях, и онлайн-участники наделали много ошибок

Не было понятно, кто есть кто из сидевших за столом участников – не было табличек с фамилиями и должностями. Это мог бы исправить модератор слушаний. Комитет в своих рекомендациях писал о необходимости такой фигуры, но и модератора, увы, не было. Как не было и специалиста, который помогал бы решать технические вопросы, например, с подключением к интернету. Удивительно, но не велось и видео записи дискуссии! Фактически доказательств слушаний никаких нет.

– Я проанализировал ситуацию, когда увидел множество критики в соцсетях того, как были проведены слушания. Начал собирать материалы. Некоторые участники прислали скриншоты, а видеозапись от организаторов я так и не получил. Мне ее позднее предоставила Светлана Могилюк, председатель ОО «ЭКОМ» – говорит Вадим Ни.  

Участники дискуссии, присоединившиеся к ней онлайн, также совершили немало ошибок. Например, даже не представлялись. Если брали слово, регистрировались не под реальными именами, а под цифровыми никами, или незамысловато назывались «Айфон». Отдельная тема – культура дискуссии, с которой было совсем плохо. Порой участники попросту галдели: говорили едва ли не все сразу, не слушая никого и друг друга, в первую очередь. Избыток эмоций – это обычное дело, когда в Казахстане обсуждают экологические вопросы.

– Вся эта анархия дискредитировала слушания. В такой ситуации невозможно вести протокол, фиксировать предложения участников. Как потом, если права гражданина будут нарушены в ходе реализации проекта, подтвердить, что тот или иной вопрос поднимался во время дискуссии? От имени кого обращаться в суд, от имени гражданина «Айфон»? В рекомендациях Комитета Орхусской конвенции все было прописано, но министерство почему-то не довело это до организаторов. Тогда зачем было их запрашивать совета? Теперь у меня есть сомнения, что эти материалы вообще выходили за стены министерских кабинетов. И, если так проходят дискуссии по таким резонансным темам, то что твориться по менее острым? – задается вопросом Вадим Ни.

Конечно, можно говорить, что со временем навыки культурного и продуктивного ведения дискуссии будут наработаны. А рекомендации Комитета по соблюдению Орхусской конвенции Минэкологии, наверное, доведет до организаторов таких дискуссий. Но это требует времени, которое в экологических вопросах чрезвычайно ценно, а рекомендации давались только на период пандемии.


Рисунок «Участники слушаний идут в суд» Сабира Есламгали.

Об этом тоже важно знать