Как «ЭкоМангистау» восполняет экологические пробелы региона

104 views
Актау

Экологические события в Мангистауской области, помимо противостояния активистов с властями за урочище Бозжыра.

Город Актау и весь регион Мангистау славится своими природными достопримечательностями и богатым биоразнообразием. Это и является основным катализатором для осуществления общественной деятельности, без которой все живое в регионе может погибнуть в два счета. О реализованных успешных проектах и еще нерешенных экологических проблемах читайте в беседе нашего корреспондента Анастасии Синициной с членом НПО «Экомангистау», экоактивистом и неравнодушным жителем Актау Кириллом Осиным.

Кирилл Осин. Фото из Инстаграм @ekomangystau

После остановки энергетического реактора на быстрых нейтронах в 1999 году вся энергетика края перешла на использование газа. В отопительный сезон использование чистого топлива заметно сразу, особенно когда приезжаешь сюда из такого закопченого города как Алматы. Актауцы не знают о зловредном и опасном смоге, характерном для большей части городов Казахстана. Однако проблемы с загрязненным воздухом в регионе все равно есть. Благодаря инициативе Кирилла Осина, Актау появился на карте мониторинга воздуха Павла Александрова.


Воздух?

– Вопрос воздуха у нас не стоит критически, как в Алматы или Темиртау, но жалобы от населения мы получаем. Люди связывают состояние своего здоровья с состоянием окружающей среды вообще и с воздухом, в частности. Жалобы поступали из поселков Жетыбай (там находятся нефтяные месторождения) и Шетпе (там находятся каменные карьеры, где производят щебень). Последний поселок очень часто накрывает пылью из-за этого производства. Люди отправляют фото и видео с мест загрязнения. Но пока лаборатория доезжает до места, которое в 180 км от Актау, то от пыльного облака не остается и следа. Датчики показывают загрязнение в пределах нормы. Поэтому возникла идея установки стационарных датчиков для обеспечения людей данными о реальном состоянии воздуха. Плюс здесь информационно-просветительский момент. Так как важно знать о качестве воздуха, чтобы население само побеспокоилось об этой проблеме.


Застройка береговой линии?

– Если посмотреть на карту города, то дома были так спроектированы изначально, чтобы морской бриз продувал весь город. Дома строили очень необычно. А сейчас береговая и точечная застройки перекрывают потоки воздуха. У нас жара бывает +45-+50 градусов по Цельсию. В микрорайонах около моря ее переносить можно. Но в микрорайонах дальше от моря уже невозможно, хотя и расстояние не очень большое. У нас городской отдел архитектуры поступает очень хитро. Они обязывают всех, кто хочет что-то построить в городе, нужен ли или не нужен ОВОС в данном случае (оценка воздействия на окружающую среду – прим. ред.), выносить проект на суд общественности и проводить слушания. Если общественность одобряет, тогда они рассматривают проект. Тем самым они снимают с себя ответственность за то, что будет построено в городе, согласовывая это с общественностью. 


Озеленение, но это не точно?

У нас дефицит кислорода в регионе. Это и из-за климатических особенностей, и, конечно, у нас очень мало деревьев. Кроме того, набережная сейчас застраивается высотными домами. Раньше был хороший зеленой фонд, но за последние пять лет он деградировал совсем. Хотя суммы оплат на полив и озеленение растут с каждым годом и доходят до 1 млрд тенге в год.

Казалось бы, за пять лет у нас уже должен быть город-сад, но город только высыхает.

экологические

Ракушки в городе Актау. Фото Анастасия Синицина

Проблема в том, что сфера обустройства, озеленения и санитарной очистки была передана в конкурентную среду. Если раньше этой работой занималась госкомпания, и садовники работали круглый год, то сейчас приоритет отдают общественным организациям, защищающим интересы людей с ограниченными возможностями. При этом такие организации могут не иметь спецтехники и рабочих. Это привело к тому, что приходят неквалифицированные работники без техники. Сами сроки проведения тендера затянуты и в лучшем случае работа начинается в апреле. А это уже начало сезона для многих растений и деревьев.

Первая проблема – система подвергает социальному риску нанятых людей, поскольку они не отрабатывают положенных 11 месяцев, чтобы претендовать на официальный отпуск. Вторая – начинаются проблемы с водовозами. Поскольку у водовозов нет проблем с загруженностью, они всегда возят пресную воду в поселки, то они завышают цену. Это срывает графики полива и деревья сохнут. Но в этом году местные власти организовали ватсап-чат, куда можно было отправлять фото нарушений в сфере озеленения. Этот чат просто завалили сообщениями местные жители. Мы не раз писали, что такая система конкурентной среды не работает и ее необходимо менять. Мы предлагали свое видение решения этой проблемы властям. 


Центр реабилитации тюленей?

– Вопрос защиты домашних животных не совсем к нашей организации. Этим занимаются фонды зоозащиты. Мы помогаем диким животным, поскольку для них нет центра. Но недавно открылся фонд по защите и реабилитации тюленей, благодаря инициативе фонда Кенеса Ракишева «Саби». В прошлом году было открытие, на которое приглашали вице-министра экологии, геологии и природных ресурсов, общественников. Но за всю историю существования центра там было три тюленя, жизнь которых закончилась печально. Их не смогли спасти. Там были разные степени истощения и травм, почти не совместимые с жизнью. Многие ругают этот центр, спрашивают, почему он расположен не на берегу моря, а в центре города, где высокая загазованность и прочие городские факторы. Но многие рады его открытию. Были и грандиозные планы исследовать воду в Каспие на наличие нефтепродуктов и проводить прочие химанализы, анализы на вирусы, но пока они не развивают это направление. 


Как повлияло внесение тюленя в Красную книгу Казахстана?

– Существенно для тюленя ничего не изменится. Мы последняя страна из прикаспийских стран, кто включил тюленей в Красную книгу. Сам статус не защищает животных, но произошло ужесточение наказания за причинение им вреда. Если раньше в одном из районов камнями закидали тюленя, в другом – палками забили, то в полиции заводили дела, но за отсутствием состава преступления дела эти закрывали. Однако благодаря этим делам, новости дошли и до президента страны. Он заговорил о важности экологического образования, и на этом фоне тюленя включили в Красную книгу. Но наши коллеги из Института гидробиологии и экологии Алматы выступали против такого решения. Они выступают как практики. Ведь теперь нет правил обращения с тюленями или исключений для таких научных организаций, как их институт. Теперь появился вопрос «Спасать или не спасать?». Нет правил, регулирующих, что попадает под «дозволенное отношение», как можно помогать животному, особенно таким центрам. Но в любом случае, обязательна нужна видеофиксация всей процедуры оказания помощи. Такая помощь может выйти потом боком самим спасателям в случае гибели животного, пока не регламентированы и не утверждены правила. 


Успешный проект, который воодушевляет вас продолжать свою деятельность?

– В 2012 году мы проводили общественную кампанию. Тогда мы смогли преломить ситуацию и остановить строительство АЭС в Актау. Строительство тогда активно продвигалось; это была российская разработка, не опробованная еще нигде, по сути, эксперимент. Я разбил все аргументы, которые предлагали в качестве лоббирования строительства и написал им свои. В своих комментариях мне пришлось объяснять людям, почему я против. Как меня только не обзывали и какие только проклятия не сыпались на меня. Но разногласия были и у самих инициаторов. Казахстан просил авторские права у России, но Россия не могла этого предоставить. Иначе бы мы смогли продавать эту технологию в другие страны. Это была маломощная ВБР-300 для небольших стран, удобная, чтобы покрывать внутренний дефицит энергии. КазАтамПром утверждал, что в стране энергодефицит, и нам необходима эта установка. Но я открыл энергобаланс МинЭнергетики РК до 2030 года, и оказалось, что мы предпоследние с конца, если смотреть по уровню дефицита. Это означало, что нехватки нет и не предвидится. Еще один аргумент был в пользу создания рабочих мест, но наша страна не готовит атомщиков. Также в регионе стоит вероятность землетрясения до 9 баллов, поскольку нефть активно добывается и образуются многочисленные подземные пустоты. В правилах МАГАТЭ (Международного агентства по атомной энергии – прим. ред.) сказано, что производящая любые новые разработки страна обязана сначала внедрить их на территории своей страны. В России эта разработка более компасной версией была применена в подводной лодке «Курск». После того, как лодка затонула, реактор благополучно выключился. Но станцию собирались строить в других масштабах, каких еще не было на территории России.

Я не против атомных станций, они экологичнее, но не здесь, но не в Мангистау. 

Наша гордость – ежегодные осенне-весенние уборки природы. В течение десяти лет мы привлекаем к инициативе молодежь, школьников, студентов. Эта программа ценна для меня, потому что мы сеем зерна осознанности в головах детей и подростков. Стоит один раз ребенку поучаствовать в коллективной работе, собрать мусор, и он понимает, что это неправильно, когда человек мусорит на природе.

Мы можем тысячу раз провести уроки экологического образования в школе, но пока ребенок не потрогает, через себя не пропустит проблему, то не поймет ее важность. 

Об этом тоже важно знать