ЗДЕСЬ БУДЕТ СЕПТИК ЗАЛОЖЁН?

31 views
Горы
Говно из гужавинского туалета в ущелье Аюсай пойдёт в землю, в реку или на дорогу?

НЕ ОТСОС, А ОСМОС


В четверг я задался вопросом:
Куда пойдёт говно из общественного деревянного туалета на металлических курьих ножках (геошурупах), который по проекту компании Александра Гужавина «Туранга Групп» построили в начале ущелья Аюсай, у самой дороги?»
Сам я предложил три варианта:
  1. добро будет сваливаться прямо под настил;
  2. к ретирадному месту подведут канализацию, хотя ни в договоре, ни в мастер-планах, ни в презентациях Гужавина о ней не было ни слова;
  3. это будет биотуалет; тогда встаёт другой вопрос: кто продукты метаболизма будет утилизовать?
Мнения комментаторов разделились. И френды накидали ещё версий.

Интересный диалог получился у меня с Сат Берниязовым. Сата знаю, у него большой опыт строительства в горах, и я часто обращаюсь к нему за консультациями.


С. Б.: Есть современные технологии. Обратный осмос – к примеру.
В. Б.: Я прочитал не «осмос», а «отсос». И ужаснулся: кто же это будет делать? Неужели Гужавин? Нашел в гугле, что осмос – просачивание жидких веществ сквозь животные или растительные перепонки, ткани. А с гуаном это как работает?
С. Т.: Всё прекрасно работает. Есть новые технологии биологической очистки сточных вод. Когда канализационные сбросы проходят очистку через три стадии. В последней стадии остатки сбросов перерабатываются бактериями и остаётся вода, которая попадает на участки испарения. Раз в полгода из септика выкачивается шлам. Сбросы практически не попадают на поверхность.
В. Б.: Это уже более поздние стадии. Вы упомянули канализационные сбросы. Значит, канализация должна быть. А о ней в проекте ни слова: по крайней мере, нам про это ничего не говорили.
С. Б.: Поправлю вас. Выгребная яма с технической точки зрения тоже является сантехническим обьектом. Сейчас производят продвинутые септики с биологической очисткой без подсоединения к канализационным сетям (см. картинку). Строительство канализации стало бы бОльшим ущербом для природы. Если туалет будет, к примеру, на пять-шесть очков, то объём сбросов, наверное, будет небольшой. Септик можно чистить раз в полгода. Запаха никакого. Главное – проследить за качеством работы. Ну примерно так. Можно погуглить про подземные станции биологической очистки стоков.
В. Б.: Спасибо за консультацию, Сат. Мы снимали на объекте на этапе, когда геошурупы были уже ввинчены. Ямы такого размера не наблюдали.
С. Б.: Наверное, позже откопают. Или где-то в стороне. Там обязательно нужен колодец. Который видимо, ещё не откопали.

ИНСТРУКЦИЯ: КАК ЗАПЛЕСТИ МОЗГИ


Вопросы, аналогичные моему, стали задавать и на странице @magazindomovkz в инстаграме, где были опубликованы фотки недостроенного нужника. Этот «магазиндомов», видимо, имеет отношение к проекту Turanga Group, потому что постоянно за него топит. Итак, вот что спрашивали:

@caressee:

А куда будут идти нечистоты? Есть подвод к канализации? Куда будет грязная вода сливаться?»

@natalibol:

Отходы жизнедеятельности стекать куда будут? На дорогу?»

На это @magazindomovkz отвечал:
Канализационные стоки проходят глубокую биологическую очистку и дополнительное обеззараживание ультрафиолетом. Степень очистки 99, 5%. Вода очищается до параметров использования в хозяйственно-бытовых целях, например, для полива насаждений. Очищенная вода не имеет в составе химических загрязнений, запаха и бактериальной составляющей. В данном решении вода уходит в дренажную систему – в естественный природный фильтр и не наносит ущерба окружающей среде» (конец цитаты).
Вы уверены, что всё поняли? Я – нет. Как можно так запутать простое объяснение? Неужели нельзя ясно сказать: «Здесь будет септик заложён»?
Или «магазиндомов» так же боится этого слова, как Гужавин шарахается от понятия «аренда», предпочитая говорить «долгосрочное пользование», хотя это одно и то же?
А что подразумевается под «дренажной системой» и «естественным природным фильтром» – земля или горная речка?
Наталия Большакова, которая прислала мне эти скриншоты, написала в личке: «Я не верю в такую биохимочистку! Только на бумаге нет запаха! Это всё дренажно пойдёт в землю. Так может и земля из-под туалета выйти на дорогу, и будет искусственный оползень».

ПОЧЕМУ МЫ ДОЛЖНЫ ГАДАТЬ?


Вопрос вопросов: а почему мы должны гадать – говно из гужавинского туалета пойдёт в землю, в реку, на дорогу, в трубу или будет вывезено и утилизовано?

Вот как на него отвечает в комменте Елена Ерзакович (Yelena Yerzakovich):

Проект архитектурный госорганом не утверждён, а они строят».

Если подробнее, никто из общественности и экспертов проекта в глаза не видел, однако он реализуется.
Причём безо всяких экспертиз и общественных слушаний: одобрямсы соглашателей из общественных советов не в счёт, слушания – особый формат, предусмотренный законом.
И именно в ходе слушаний, где все выступления заносятся в протокол, проходит допрос автора проекта с пристрастием. Как это было 4 ноября 2018 года на ОС по Кок-Жайляу, которые стали переломным моментом в судьбе курорта, что так и не состоялся.

ЛОББИЧЕСКАЯ СИЛА


Велик риск, что хорошая мина, которую при скверной противозаконной игре пытаются сохранить Минэкологии (вице-министр Нысанбаев), Минкультспорта (вице-министр Бисакаев), нацкомпания «КазахТуризм» (председатель правления Еркинбаев), Иле-Алатауский нацпарк (директор Малгельдиев), члены двух общественных советов (при акимате и нацпарке) при молчаливом согласии акиматов Алматы (аким Сагинтаев) и Алматинской области (аким Амандык Баталов), может обернуться миной замедленного действия. Да не одной, а тридцатью четырьмя: столько объектов в гужавинском проекте.

Все эти добрые люди поддерживают и проталкивают проект, который почему-то охраняется, как государственная тайна.

Нас пытаются убедить, что его автор – обычный бизнесмен средней руки, уже, впрочем, оставивший чёрные метки на Шымбулаке и Кок-Жайляу: наверное, поэтому ему столько доверия.
Кто заставляет их всех идти против закона? Ведь тот же Ерлан Нуралиевич Нысанбаев, опытный лесовод, который был против диктата туризма над сохранением природы в нацпарках, а потом вдруг «прозрел», не может не понимать, что любой проект в ГНПП обязан иметь естественно-научное обоснование и пройти экологическую экспертизу.
Видать, верхняя лоббическая сила настолько сильна, что они вынуждены поступиться принципами. Хотя с пистолетом у их виска, наверное, никто же не стоит.
Очень я надеюсь дожить до тех времён, когда самооправдание: «Я выполнял приказ» – за отмазку не проканает.

ЧТО ЗА ТАЙНЫ?


Кстати, интересен не только проект Гужавина, но и полный текст договора между ним и нацпарком. Александр Олегович 10 июня предоставил мне копию, в которой не было 13 страниц из середины контракта, где обычно пишется о правах и обязанностях сторон.
Та же участь постигла и коллег, которые сделали запрос в пресс-службу Минэкологии: и им прислали версию договора без чёртовой дюжины листов.

21 июля Экологическое общество “Зеленое спасение” направило новый запрос в Комитет лесного хозяйства и животного мира МЭГиПР РК, в котором просит предоставить копию договора. Подождём, что ответят.

А вообще, что за тайны? Этот договор должен носить публичный характер и находиться в открытом доступе, потому что касается природных территорий, особо охраняемых ГОСУДАРСТВОМ!
Правильный ответ: значит, есть что скрывать.

Всё расследование по нацпаркам читайте на сайте «Ливень».

Подписывайтесь на поток экоинформации:

Об этом тоже важно знать