3. СЕЛЬ ЛЯ ВИ

70 views
Сель
Сегодня сравнительный анализ двух проектов – горного курорта «Кок-Жайляу» и «проекта устойчивого развития Иле-Алатауского и трёх других нацпарков» Александра Гужавина – посвящён селевой опасности.

ОН ЗНАЛ, ЧТО ВЕРТИТСЯ ЗЕМЛЯ. НО У НЕГО БЫЛА СЕМЬЯ


29 июня на zakon.kz, в один день с заметкой об одобрении общественным советом при Иле-Алатауским нацпарком, вышло любопытное интервью с Борисом Степановым, который уже несколько десятилетий занимается проблемами селей в наших горах (см. скриншот 0).
Скриншот 0

Скриншот 0. Интервью Бориса Степанова сайту закон.кз от 29 июня.

Два года назад, когда моё расследование проекта «Кок-Жайляу», было в самом разгаре и на сайте ТОО «Almaty Mountain Resorts» наконец выложили ПредОВОС проекта, я внимательно изучил его. И обратил внимание, что селям уделена одна маленькая страничка с общими словами (см. скриншоты 1, 2).
Тогда за дополнительной информацией я обратился к казахстанским экспертам по селям. Они подробно рассказали о селевых рисках, которые повлечёт строительство курорта на плато.
Это и зажатость КЖ между двумя селеопасными ущельями. И искусственное озеро в долине – как потенциальный очаг грязекаменного потока в случае осадков. И опасность подрезания склонов для установки опор: чревато осыпями.
Но эксперты отказались ставить свои фамилии под интервью: боялись потерять работу. Я настолько часто с подобным сталкиваюсь, что не стал ни обижаться, ни переубеждать их. Ещё Евтушенко писал: «Он знал, что вертится Земля. Но у него была семья».
Спасибо им, что хоть просто промолчали. А то у нас хватает учёных, у которых научные выводы всегда совпадают с пожеланиями верхнего начальства.
Интервью расшифровывать я тоже не стал. Писать от своего имени смысла не было: кто воспримет всерьёз измышления журналиста-дилетанта?

ХОРОШАЯ РАБОТА ХОРОШЕВА


Осенью того же года и меня, и всех остальных защитников Кок-Жайляу выручил учёный из МГУ Александр Хорошев, пешком исходивший наши горы (см. фото 3).
Человек

Фото 3. Александр Хорошев.

Группа «Сохраним Кок-Жайляу» пригласила его в Астану, где он провёл небольшую конференцию. В частности, рассказал о тектоническом разломе в 9-10 балльной сейсмической зоне, который идёт вдоль всей горной долины, на которой собрались строить курорт.
Александр Владимирович привлёк ажиотажное внимание СМИ к проекту. Затем он бесплатно написал подробную его экологическую оценку, которую мы приложили к протоколу общественных слушаний. И по факту вклад Хорошева оказался одним из решающих аргументов в пользу закрытия проекта.
Когда после Астаны он приехал в Алмату, мы долго и смачно беседовали. И я дал в фейсбуке («Ратель», место моей работы, к тому времени уже закрыли по суду) интервью из пяти частей, где учёный говорил и про сейсмику, и про яблоню Сиверса, и про экосистему нацпарка.
И про сель, конечно. Он не только подтвердил и своим научным авторитетом легализовал выводы наших селевиков, но и серьёзно расширил их.

«ВСЕ СООРУЖЕНИЯ БУДУТ РАЗРУШЕНЫ»


Вернёмся от воспоминаний к интервью Бориса Степанова. Его заголовок звучит вдохновляюще: «Рано или поздно все сооружения в пойме реки Улкен Алматы будут разрушены селями».
Борис Сергеевич имеет в виду сооружения в Большом Алматинском, Алмаарасане, Проходном, Аюсае (где строит визит-центр «Туранга Групп» Гужавина) и других ущельях.
Степанов критически оценивает планы строительства плотин в ущельях Аюсай и Аксай.
«Селехранилище «Аюсай» даст время отдыхающим только вскарабкаться на склон долины, но не все отдыхающие в ресторанах будут на это способны», – говорит он.
С его доводами вы можете ознакомиться, пройдя по ссылке, а меня сейчас интересуют экскурсы Степанова в недалёкое прошлое.

КТО ПРОФИЛИРОВАЛ СКЛОНЫ?


Читайте внимательно: «В результате «профилирования склонов» (см. фото 4, 5, 6) горнолыжной трассы Шымбулак в районе Талгарского перевала в 2013 году привели к формированию селя там, где даже вода не текла по поверхности русла более 70 лет (место имел подрусловой сток).

 

Ликвидация его последствий обошлась в сотни миллионов, а может, и миллиарды тенге» (см. фото 7, 8, 9).
Здесь притормозим. Я регулярно повторяю в постах и выпусках на канале «Гиперборей», что «профилированием склонов» на Шымбулаке занималась в конце нулевых годов компания, которую возглавлял Гужавин. Да и сам он постоянно говорит о своей работе на Шыме в своих презентациях. А мне в интервью честно признавался, что были допущены ошибки в водоотведении.
Но понесли ли ответственность он и его компания за последствия этих ошибок? Я ничего об этом не слышал.
Шымбулакского этапа в своей биографии Александр Олегович совсем не стыдится – скорее, наоборот.

НА КОК-ЖАЙЛЯУ МОГ БЫТЬ АПОКАЛИПСИС


Послушаем ещё Бориса Степанова:
Нетрудно представить, с какими селями имели бы дело алматинцы, если бы реализовался проект «Кок-жайляу», в соответствии с которым «профилирование склонов» осуществилось на площадях в десятки раз больше, чем в районе Талгарского перевала».
«Профилирование» на южных склонах Кок-Жайляу планировалось и в первом (2012-2015), и во втором (2017-2019) проекте КЖ. Со сносом – то есть вырубкой и выкорчёвкой – сотен тяньшанских елей и уничтожением плодородного растительного слоя.
Напомню: это вам не блогер жути нагоняет, а учёный с именем, компетенцией и опытом рассказывает о селевых рисках, которые были проигнорированы.
Александр же Олегович Гужавин 10 июня заявил на презентации своего нового «экологического» проекта, что гордится участием в проекте «Кок-Жайляу».
Наверное, ему просто нравится ставить опыты в горах и не задумываться о последствиях.

МАРКИЗ КАРАБАС: ТРЕТЬЯ ПОПЫТКА


Теперь у него попытка №3. Наш «Маркиз Карабас» замахнулся аж на четыре нацпарка Алматинской области, которые намерен опоясать «Тропой номадов» и заставить кемпингами-глэмпингами-караванингами.
Особо ими населены районы БАО, Алмаарасана, Аюсая (см. скриншоты 10, 11, 12).

АЮСАЙ – ТОЧКА СБОРКИ


Работы уже идут в ущелье Аюсай. Строители, пиарщики и сам Гужавин придерживаются легенды: это не строительство, а «сборка» (см. фото 13, 14).
Вчера в инстаграме на странице @turanga.group у меня состоялся любопытный диалог c администратором аккунта (см. скриншот 15):
Скриншот 15

Скриншот 15. Диалог в инстаграме.

В. Б.: Это не стройка, а сборка?
Т. Г.: Да, вы правы. Сборка деревянных каркасных модулей.
В. Б.: А геошурупы (металлические винтовые сваи, они вкручиваются глубоко в землю, см. фото 16. – В. Б.) тоже деревянные?
Геошуруп

Фото 16. Геошуруп, он же винтовая свая, экологичнее не придумать. Фото: Roman Egorov

Т.Г.: Они металлические.
В.Б.: Конечно, металлические. Хотя про это забывают сказать. Винтовые сваи
внутри полые (см. фото 17). Они заливаются бетоном?
Геошуруп

Фото 17. В полую сваю внутрь заливается бетон. А нам говорят, что бетон в Аюсае не используется. Фото: Roman Egorov

Т.Г.: Засыпаются песчано-цементным раствором, никакого бетона. Винтовые сваи как капсулы. Они полые, но не сквозные.
В.Б.: А раствор песка и цемента от бетона чем отличается? И, кстати, помост на шурупах из чего сделан?
Последний вопрос остался без ответа. Да я и сам его знаю. Из бетона помост сделан, не из говна же и палок.
Александр Олегович, вы скажите админу, что бетон делается из песка, цемента и воды. А то перед людьми за вас неудобно. Админ же вашу компанию олицетворяет. Ещё подумают, что и вы элементарных вещей не знаете.

КТО НАУКУ УЖИНАЕТ – ТО ЕЁ И ТАНЦУЕТ


В технико-экономическом обосновании (ТЭО) первого проекта КЖ, которое в значительной мере перекочевало и во второй проект, была большая научная часть. Где-то поверхностная, как в главах о селях и сейсмичности. Где-то обширная и глубокая – как в разделах о биоразнообразии нацпарка.
Но её составляли местные учёные. А у нас кто науку ужинает – тот её и танцует. И «мученики науки» были вынуждены рифмовать свои выводы о допустимости строительства курорта с хотелками власти.
Однако ПредОВОС не выдержала серьёзной, неангажированной, критической и действительно независимой оценки московского учёного.

СЕАНС МАГИИ В ТЕАТРЕ ОДНОГО АКТЁРА


Конечно, Гужавин вместе с режиссёрами-постановщиками его «театра одного актёра», готовясь к третьей попытке освоения нацпарка, учли предыдущий опыт.
Но не в том смысле, что прислушались к советам Хорошева.
Они просто исключили из процесса реализации проекта этапы, которые прежде были необходимы, неизбежны и обязательны: естественно-научное обоснование, разработка ТЭО, размещение ПредОВОС в сети в открытом доступе, экологическая экспертиза, общественные слушания.
Мало того, они наслали затмение на тех, кому по роду деятельности положено придирчивое отношение к любым проектам в нацпарках.
Это, в первую очередь, Министерство экологии в лице вице-министра Ерлана Нысанбаева и пресс-секретаря министра Самал Ибраевой, директор Иле-Алатауского ГНПП Дамир Малгельдиев, члены двух общественных советов – при акимате и нацпарке, которые поддержали проект под девизом: «А давайте попробуем».
Для них фразы «экологическая эспертиза» и «общественные слушания» должны быть как пароль. И любой автор проекта обязан иметь на них отзыв.
Однако гужавинские фонтриеры наслали на всех «нижеподписавшихся» колдовские чары двумя словами: «Так надо». И те лишились зрения, слуха, памяти.
Эти органы чувств заменил один непреходящий восторг мантрами «ЭКОпроект», «сборка, а не строительство», «сооружения временные, а не капитальные».
Только нюх не теряйте, дорогие мои. А то ведь это же симптом ковида. И я буду за вас беспокоиться.
(Продолжение следует.)

Подписывайте петицию в защиту нацпарков.

Всё расследование по нацпаркам читайте на сайте «Ливень».

Подписывайтесь на поток экоинформации:

Об этом тоже важно знать