Как наладить в Казахстане сортировку отходов: мнения экоактивистов

847 views

Недавние техногенные катастрофы на мусорных полигонах в Алматинской, Акмолинской и Западно-Казахстанской области в очередной раз продемонстрировали низкий уровень экологической безопасности в стране. Пользователи соцсетей вновь заговорили о злободневных проблемах раздельного сбора твёрдых бытовых отходов, контроля за деятельностью полигонов, доступа к экологической информации и ответственности за нарушение экозаконодательства. Жанар Кусанова выслушала мнения известных алматинских экоактивистов, чтобы все мы извлекли уроки из этих ЧП.


Представитель Экологического общества «Зелёное спасение» Светлана Спатарь:


Проблема в том, что на данный момент система раздельного сбора и переработки отходов лишь декларативно заявлена в законодательстве, но сама процедура никаким образом не прописана, – рассказывает Светлана. – У нас есть статья 301 Экологического Кодекса РК, которая с 1 января 2019 года запрещает захоронение на полигонах пластика, макулатуры, пластмассы, полиэтилена и стекла, но как контролировать это непонятно. Недавний пожар на полигоне в Алматинской области показал, что данная норма не соблюдается. Почему так долго тушили пожар? Потому что огнеборцам пришлось иметь дело, образно говоря, с многослойным горючим пирогом, который то тут, то там вспыхивал и тлел. Его начинкой и стали различные виды отходов, которые десятилетиями складировались на полигоне.

– В Алматы идёт пересмотр Правил благоустройства города, которые в числе прочих регулируют вопросы с отходами, работает мусоросортировочный комплекс. Почему же воз и ныне там?

– Правила благоустройства города на сегодняшний день не предусматривают раздельного сбора отходов населением. Там также, как и в Экокодексе, не закреплена эта норма. Что касается мусоросортировочного комплекса, то он, на мой взгляд, работает неэффективно, поскольку на него попадают перемешанные и спрессованные отходы. Как только в законодательстве устранят пробел с сортировкой мусора и будут приняты стимулирующие меры, тогда ситуация начнёт меняться. Также нужна большая работа в области информирования населения. Сейчас предпринимателям не особо выгодно заниматься переработкой отходов. В итоге получается абсурдная ситуация, когда, к примеру, в Казахстан из России завозится макулатура для производства картона, а большая часть нашей макулатуры вместо переработки отправляется на мусорный полигон.

– Информация о работе пунктов приёма макулатуры, стекла и электронного мусора находится в открытом доступе, почему же наши граждане редко обращаются туда?

– У нас недостаточно таких пунктов приёма отходов. К тому же, многие горожане не знают об их существовании. Если у человека рядом с домом нет такого пункта, то он и не будет заморачиваться по поводу раздельного сбора мусора. Он выкинет отходы в один контейнер, а не рассортирует их и не отвезёт, куда следует. У него нет заинтересованности и материальной выгоды, поскольку пункты предлагают низкие расценки на отходы. К примеру, 1 кг макулатуры оценивается в 20 тенге – это даже не покроет проезд на общественном транспорте. Я сама регулярно сдаю макулатуру и пластик- минимум раз в месяц – благо, ближайший пункт приема находится в 20 минутах ходьбы. И ещё нам надо переходить на европейскую практику скидок на покупку той или иной продукции для сознательных граждан. К примеру, сдал человек пустую бутылку, а взамен получил купон со скидкой на напиток.

– Какие острые проблемы выявили, по вашему мнению, возгорания на полигонах под Алматы, Степногорском и Уральском?

– Во-первых, приходится констатировать, что местные исполнительные органы власти не контролируют деятельность мусорных полигонов. Вспомните, аким села Айтей не смог попасть на территорию полигона, потому что это – частная собственность, его просто не пустили туда. Во-вторых, мы увидели из сообщений СМИ, что на полигоне не налажена внутренняя система контроля за отходами. В-третьих, непонятно, почему жители города узнавали информацию о ситуации на полигоне не от официальных лиц, а из соцсетей и СМИ.

Никто из представителей местных властей ничего не разъяснял им и не советовал, что полагается делать в таком случае. При том, что право на доступ к экологической информации закреплено казахстанским и международным законодательством. Сначала горожан убеждали не волноваться, а потом выяснилось, что были зафиксированы превышения ПДК по диоксиду серы и диоксиду азота. Запах гари и жжёной резины чувствовали даже алматинцы! А какой вред здоровью был причинён людям, которые живут рядом с полигоном?!

– Что скажете по поводу прошедшей в некоторых СМИ информации о строительстве парка на месте полигона?

– Непонятно, что имеют в виду под этим заявлением. Если проведут рекультивацию существующего полигона, это значит, что его закроют и откроют новый? Но насколько я знаю, до сих пор нет даже проекта по новому полигону. Городской акимат уже на протяжении 10 лет поднимает вопрос о необходимости строительства нового полигона, который соответствовал бы современным экологическим нормам и требованиям. В 2010 году проект строительства нового полигона, предложенный акиматом Алматы, был отклонен и не вошёл в республиканскую экологическую программу «Жасыл Даму». При этом представители городских властей заявляли тогда, что существующий полигон исчерпает свои ресурсы уже к 2013 году. Но мы видим, что за эти годы ничего не изменилось, новый полигон не построен, старый продолжает работать на пределе своих возможностей… Полностью избавляться от мусорных полигонов мы не можем, так как в мире ещё нет технологий, которые позволяли бы 100% перерабатывать ТБО. Если бы в Казахстане, как в странах Европы, везде были оборудованы специальные контейнерные площадки для раздельного сбора отходов и работала вся система сбора, вывоза и переработки, тогда количество мусора, попадающего на полигон, значительно сократилось.


Экоактивист Айгуль Муслимова:


Нужно создать инфраструктуру для внедрения системы раздельного сбора отходов, – считает Айгуль. – Создать условия для населения, предпринимателям оказать содействие для развития «мусорного бизнеса», а государству активно включиться в этот процесс. Нужны совместные усилия сторон для успешного и эффективного внедрения практики раздельного сбора отходов.

– Почему же население не торопится перейти на эту систему?

– Потому что оно не готово к этому, не знает об этом, не хочет этого, у каждого своя причина. Большая часть казахстанцев до сих пор относят тему экологии к чему-то второстепенному, что может подождать. Их больше волнуют такие насущные проблемы, как инфляция, подорожание продуктов питания и коммунальных услуг, проблемы здравоохранения и образования, но не вопросы охраны и защиты окружающей среды. Многие наши граждане до сих пор не знают даже о существовании пунктов приёма стекла, пластмассы, бумаги, ртутьсодержащих лампочек из-за недостатка информации. Не хватает социальной рекламы в СМИ и интернет-изданиях. В учебных заведениях недостаточно уделяется внимание эковоспитанию детей и подростков. Не хватает просветительской и агитационной работы, направленной на повышение гражданской сознательности и экологической грамотности.

– Кто виноват и что делать?

– Мы сами, потому что генерируем массу ненужных вещей, тем самым увеличивая объём мусора. Нужно отходить от психологии перепотребления, навязанной маркетологами, и задуматься о ресурсах планеты. Не надо чего-то ждать и постоянно кого-то критиковать, необходимо начинать перемены с себя. А именно -меньше создавать мусор и бережно относиться к ресурсам планеты!

– Вы сами сортируете дома отходы?

– Да, конечно. С 2016 года я минимизировала объём бытового мусора. В основном, это бумага и баночки/упаковка из-под кисло-молочной продукции. Газированные напитки и соки в тетрапакетах я не покупаю. Пищевые отходы замораживаю и передаю через экофермеру на корм животным. Получается, что я выбрасываю в мусорный контейнер неперерабатываемые отходы раз в 2 недели!

– Вы активно продвигаете в соцсетях приложение EсoСity, направленное на популяризацию и внедрение практики раздельного сбора отходов населением. Кто создал это приложение?

–  Я являюсь идейным вдохновителем приложения EсoСity. Разработчик и владелец продукта – ТОО «ResconaGroup». На сегодняшний день я продвигаю и поддерживаю актуальность базы в EcoCity на волонтёрских началах.

– Как вы полагаете, в стране должен быть единый оператор РОП? Какая форма собственности у него должна быть?

– РОП должен быть государственной компанией, которая должна и может делать многое. Например, способствовать созданию и развитию инфраструктуры для эффективного внедрения раздельного сбора отходов, а именно – создавать условия на мусорных площадках, открывать пункты приёма, расширять ассортимент принимаемого вторсырья на переработку, оказывать содействие предпринимателям в получении субсидий для развития бизнеса и т.д.

– С 1 января 2019 года в стране вступил запрет на захоронение на мусорных полигонах отходов из стекла, пластика и бумаги. Как вы считаете, соблюдается ли у нас эта норма закона, и насколько своевременно она была принята?

– Вступившие в этом году нововведения относятся больше к работе мусоровывозящих компаний, а не к нам, гражданам. Нет такой нормы закона, которая бы заставила все юридические лица создать на своих рабочих местах систему сортировки отходов и затем сдавать их на переработку. Это только крупные предприятия так поступают, и то, скорее всего, потому что их контролируют, а вот мелкие фирмы и организации просто платят мусоровывозящим компаниям за транспортировку отходов и всё. Запрет на захоронение отдельных видов отходов у нас практически не соблюдается. Ну, может быть, на 5%!

– Как вы оцениваете работу многочисленных мусороперерабатывающих заводов и мусоросортировочных предприятий? 

– В СМИ как-то прошла информация, что в Казахстане насчитывается, дескать, около 300 мусоросортировочных и перерабатывающих предприятий. Я не знаю, откуда у журналистов такие данные, потому что я под определением «мусороперерабатывающий завод» вижу предприятие с полным циклом работы, а не мелкую фирму, размещённую чуть-ли не в гараже. И я никак не могу насчитать 300 таких предприятий по стране! Те, что работают, загружены не полностью – от силы на 10-30%.

– Сколько нам ещё ждать, пока приживётся практика раздельного сбора мусора, и на кого стоит равняться?

– Не знаю, но точно меньше, чем Европе! Европа шла к практике сортировки ТБО около 30 лет, в каждой стране есть свои плюсы и минусы. Мне нравится опыт Швеции и Японии. Хотелось бы скопировать опыт именно этих стран, с учётом наших возможностей и реальностей!


Руководитель Центра гражданской инициативы г.Алматы, эксперт Общественного совета г.Алматы Жумагуль Тажибекова:


Переход на раздельный сбор твёрдых бытовых отходов должен быть поэтапным, поскольку у нас сейчас нет условий для его повсеместного  полного внедрения, – считает Жумагуль. – В стране насчитывается около 200 крупных и мелких предприятий, которые занимаются переработкой отходов, но никто не владеет информацией о том, какой объём они могут переработать, сколько ресурсов им не хватает, а самое главное – сколько мусора они закупают за рубежом из-за нехватки своего – казахстанского. Нужно создавать условия для комплексной оценки ситуации в стране в данном направлении, причём делать это должно не государство. Информация – это бизнес, значит государство должно только создавать условия, при этом само не заниматься процессом. И, конечно, оно должно создавать условия для работы будущих компаний, которые соответствовали бы всем современным международным нормам и требованиям в области управления отходами.

– В каких городах, помимо Алматы и Нур-Султана, сегодня активно налажен процесс переработки и приёма различного вида отходов?

– В Караганде, Костанае, Кокшетау и Павлодаре работают мусоросортировочные предприятия, которые принимают у населения различные виды отходов для их дальнейшей переработки во вторсырьё. Я сама с удивлением узнала недавно, что у нас в стране уже производят казаны из переработанных алюминиевых банок.

– На ваш взгляд, необходимо ли вносить изменения и правки в действующее законодательство, чтобы решить многочисленные экологические проблемы в стране?

– Конечно же, необходимо. Во второй половине июня в Алматы состоится большой экологический форум, на повестке дня которого значится обсуждение проекта нового Экологического Кодекса РК. Экосообщество Алматы хочет выступить со своими предложениями, потому что мы не согласны со многими действующими нормами. Главный вопрос – почему Экологический кодекс готовится без участия гражданского сообщества, без участия многих профессиональных экологических организаций? Это неправильно. Могут снова выйти однобокие суждения.

Опять-таки, в кодексе не прописана норма про раздельный сбор коммунальных отходов. Население по-прежнему не сортирует дома отходы и всё сваливает в дворовые контейнеры, которые мусоровывозящие компании транспортируют на один полигон, если не на свалку. Другой аспект: вы видите, как массового вырубаются у нас деревья, но при этом у нас нет методики определения ущерба. Нет ни ГОСТа, ни технических норм и методики по определению ущерба, а значит, сложно привлечь виновное лицо к административной ответственности за незаконную вырубку зелёных насаждений.

– Почему у нас повсеместно идёт нарушение экозаконодательства?

– Потому что старые законы утратили силу, новые ещё не приняты, а в действующих много лазеек для ухода от ответственности. Или норма не прописана или возможно её двоякое толкование. Этим пробелом и пользуются отдельные недобросовестные физические и юридические лица. По факту нет контроля за неукоснительным соблюдением закона. У нас в Департаменте полиции работает отдел природоохранной полиции. В его штате – 15 сотрудников. Как они могут охватить город с 2 миллионным населением? Как они могут проследить за нулевой терпимостью и привлечь к ответственности всех нарушителей? Да, никак, максимум – составить протокол за адм. нарушение, и то, если поймают виновного с поличным. В прошлом году, когда заработало движение за реформу полиции, мы выступали со своими предложениями в адрес руководства МВД, и одно из них касалось работы экополиции.

– А какие инициативы исходят от самих граждан или общественных организаций по внедрению практики раздельного сбора отходов?

– С 15 ноября 2018 года в Алматы работает компания, которая состоит из инициативных людей. Она обучает сотрудников разных фирм как не накапливать в офисах и производственных помещениях большой объём отходов. Для этого достаточно отказаться на работе от лишней бумаги, пластика и особенно тех материалов, из которых невыгодно получать вторсырьё. Планируется, что до конца текущего года около 100 предприятий должны значительно сократить у себя объём отходов.

У этой компании есть такие интересные проекты, как «Экодворы», «ЭкоВУЗы» и «Экошколы». Они направлены на повышение культуры и эковоспитания подрастающего поколения казахстанцев, и закрепления в сознании взрослых людей принципа «нулевой терпимости». Нужно понимать самое главное – текущая ситуация с отходами – это возможность. Если у людей будут системно воспитывать культуру сортировки отходов, то это будет в целом менять культуру общества. Если ты каждый день тщательно разделяешь бумагу в одно место, пластиковую бутылку в другое, алюминиевую банку в третье, то ты сорить в горах не будешь – рука не поднимется, не будешь сквернословить, начнешь активнее вникать и вовлекаться в другие гражданские инициативы. Это очень важно. Государство должно понять и поддерживать такие проекты, иначе мы потеряем и эту возможность, второго шанса не будет. Нам нужно почаще проводить в нашем любимом городе акции, направленные на защиту природы. Это могут быть марафоны, велозаезды, молодёжные флешмобы и т.д.

– У вас есть информация по полигонам, специализирующихся на захоронении токсичных отходов? Где они находятся?

– Я знаю, что при институте ядерной физике в Алматинской области есть полигон для захоронения радиоактивных отходов. Спецполигона для захоронения ртутьсодержащих и токсичных отходов в окрестностях Алматы нет. Вроде бы такой полигон есть под Павлодаром- не могу точно сказать.

– Какое ведомство у нас курирует работу промышленных предприятий? Кто отслеживает, как они выполняют природоохранные мероприятия и утилизируют отходы?

– Все сведения о предприятиях должны быть в Минэнерго, но по факту единой базы нет. Практически никто не контролирует – куда они сбрасывают свои отходы. Нет инфо достоверной о работе предприятий, перерабатывающих отдельные виды отходов. Например, я знаю, что одна компания принимает на переработку только прозрачное стекло, но не цветное. А куда оно девается? В Алматы зарегистрировано 65 тысяч юридических лиц, из них только тысяча предприятий, где работает определённое количество сотрудников. Промышленное это предприятие или нет знает только статуправление. Выполняют ли они план по природоохранным мероприятиям никто точно тоже не знает.

– Городские общественные советы вообще когда-нибудь поднимают вопросы по работе промышленных предприятий? Почему они не инициируют их экологический мониторинг и аудит?

– Я могу сказать только за общественный совет города Алматы, поскольку сама когда-то входила в его состав. Так вот, ОС занимается вопросами общественно значимого характера, в том числе ЧП и проблемами, вызвавшими широкий общественный резонанс. Например, тот же самый Кок Жайляу, проблема вырубки зелёных насаждений и т.д. Когда граждане обращаются с жалобами в общественный совет, тогда и идёт реакция. Никто в последнее время не поднимал вопросов по промышленным предприятиям. Члены совета по собственной инициативе посещают предприятия, чтобы посмотреть на условия работы сотрудников и проследить выполнение всех норм закона, включая экологическое. Наш эколог – Асет Наурызбаев – побывал на ТЭЦ-2, я была на НПЗ в 2018 году.

– Как общественность может проследить за достоверностью сведений, предоставляемых предприятиями в части природоохранных мероприятий?

– Любое предприятие должно каждый год проводить экоэкспертизу, и этот отчёт должен быть публичным. Другой вопрос – как ответственные лица преподносят его? Отчитываться ведь надо не сухо, формально и с каким-то одолжением, а объективно, в полном объёме и доступным понятным языком. Как это делают, например, владельцы АО когда отчитываются перед акционерами о проделанной работе. Так и здесь должно быть – с чувством, с толком и расстановкой. Притом независимо от того, крупное это предприятие или мелкое, один у него вид отходов или несколько. В ТЭЦ только один вид отходов – это зола, вот пусть её владельцы дают отчёт куда она девается. Меня, например, волнует работа автомоек. По технологии у каждой из них должно быть оборотное водоснабжение, чтобы вылавливать отходы машинных масел. Но я не знаю, куда они девают свои отходы.


 Предприниматель Михаил Беляков Paketamnet:


Для того, чтобы наладить в стране сортировку отходов, нужно заинтересовать предпринимателей,- считает Михаил.- Например, предоставить им субсидии, льготное налогообложение или хотя бы не мешать в работе. Обязательно надо просвещать население, прокручивая по телевидению и Интернету тематические социальные ролики и развешивая билборды на улицах. Мы должны понимать, что в наши дни во главе угла должна стоять здоровая экология, а не твоё удобство, поэтому каждый из нас должен научиться сортировать бытовой мусор в домашних условиях. Мы должны менять себя и своё окружение и не перекладывать ответственность на государство или других лиц. А спустя время можно уже внедрять штрафы за нарушение закона.

– Насколько актуально было введение запрета с января 2019 года на захоронение пластика, картона и стекла на мусорных полигонах?

– Я думаю, что эта норма была актуальна ещё 20 лет назад. Тогда нужно было строить по всей стране мусороперерабатывающие заводы и выстраивать логистику. Сейчас бы мы получили здоровый результат. В чём сейчас проблема? В том, что закон ввели, а условий ещё нет для раздельного сбора и переработки отходов. К сожалению, запрет на захоронение отдельных видов отходов повсеместно нарушается, потому что нет ни контроля за его соблюдением, ни адекватной ответственности за нарушение закона.

– Сколько в стране должно работать операторов РОП?

– Я считаю, что в стране должны работать несколько операторов РОП. У нас сейчас работает одна большая компания, но там все важные процессы идут настолько медленно, что трудно объективно оценить её работу. Нужно привлекать мелкие компании, потому что они мобильны и заинтересованы в развитии своей деятельности.

– Может, у нас недостаточно выделяется средств на проведение пиар-компаний в сфере экологии, поэтому многие процессы идут вяло?

– Я знаю, что было потрачено немало денег на рекламу и привлечение известных блогеров для продвижения пиар-акций в экосфере. Но многое из всего этого было сделано так топорно, что фактически не оправдало надежд. У нас очень тяжело приживается западная практика раздельного сбора населением ТБО. Переработка мусора в нашей стране на её первоначальном этапе – не выгодное дело. В этом специфическом бизнесе остаются лишь немногие из тех, кто начинал им заниматься. Притом я заметил, что на западе и севере Казахстана с этим делом всё обстоит намного проще, там работает много компаний, принимающих у населения различные виды отходов.

– Вы сами интересовались работой мусорных полигонов?

– Да, 2 года назад я заинтересовался работой полигонов в Алматинской области. Проехался и насчитал 7 таких объектов, один из них расположен под Капчагаем, над ним птицы постоянно кружат. Один полигон оказался закрытым. Работают ли они сейчас, не знаю, но я полагаю, что ни один из них не соответствует санитарно-эпидемиологическим нормам. Точно знаю, что всем требованиям соответствует только один полигон, расположенный близ г.Нур- Султан.

– Какие первые шаги могут предпринять казахстанцы, чтобы улучшить экоситуацию в стране?

– Отказаться от одноразовых пакетов в магазинах и перейти на многоразовые тканевые мешочки и сумки. Второй шаг – перейти на осознанное потребление. Посмотрите сколько разного мусора накапливается у нас дома в течение недели, потому что мы несём всё подряд? Пора жить по средствам и не страдать шопоголизмом. Надо пересмотреть список своей бытовой химии, не сливать в унитаз остатки моющих и чистящих средств и полностью отказаться от одноразовой посуды. Обращайте внимание на экопродукцию, а если живёте в частном секторе, то переходите на газовое отопление.


Автор: Жанар Кусанова

Об этом тоже важно знать