Хотели экологично, а будет токсично

1353 views

Еще с 90-х годов в городе Алга Актюбинской области на территории заброшенного химического завода им. Кирова лежат бесхозные опасные отходы, тихо и методично отравляя окружающую среду и влияя на здоровье людей. В конце прошлого года в судьбе этих десятков миллионов тонн токсичных и экотоксичных веществ  произошло знаменательное событие – их приняло на баланс АО «Жасыл даму» Министерства энергетики РК. Приняло их на баланс и даже собралось захоронить. Но то, каким образом это планируется сделать, вызывает шок и недоумение.

Кто может пострадать от такого захоронения, и кому эта ситуация выгодна – эксклюзивная информация из первых рук.


НЕМНОГО ИСТОРИИ

Химический завод им. Кирова в г. Алга был построен в 1939 году, когда еще не существовало понятия «Охрана окружающей среды». Поэтому отходы (шламы) от производства сбрасывались в низину, в рельеф местности, находящийся   поблизости от завода. И вот, спустя некоторое время, компоненты опасных отходов через подземные воды стали попадать в реку Илек, и ареал их распространения дошел до территории России. Поднялся шум, и проблема приняла трансграничный характер.

Чтобы исправить ситуацию, за пределами водоохранных зон р. Илек построили новый шламонакопитель. А в старом шламонакопителе к концу 80-х начали строить стену в грунте, отгородив его от реки Илек. Но толком так и не достроили: в 90-х произошел развал Союза. Продукция завода потеряла спрос, и проект закрыли.

Потом закрылся и сам завод. Шли «лихие девяностые», некому было заниматься консервацией объектов производства и захоронением отходов. Так и осталось все до нашего времени.

Насколько эти строения и сами отходы опасны для близлежащих населенных пунктов – никто специально не изучал. Одно время на территории нового шламонакопителя гибли птицы (лебеди), и это вызвало довольно большой резонанс. А вот чтобы разобраться с тем, как эти отходы влияют на живущих рядом людей, как-то руки не дошли.

А отходы, тем не менее, в результате исследований, проведенных АО «Жасыл даму» (подведомственной организации Министерства энергетики РК) по классификации отходов отнесены к токсичным веществам с кодировкой – Н11 (токсичные вещества) и Н12 (экотоксичные вещества) и опасны тем, что при попадании внутрь организма через органы дыхания, пищеварения или кожу способны вызывать серьезные, затяжные или хронические заболевания, включая раковые. Ну, и тем более, никто не задумывался, какую эти токсичные отходы представляют угрозу для окружающей среды.

А, как вы предполагаете, сколько у нас в Казахстане таких заброшенных заводов с валяющимися в свободном доступе опасными отходами? Мы ответим на этот вопрос в конце статьи.

А пока – о том, что же все-таки планируют сделать с этими отходами.


НАРУШЕНИЕ ПРОИЗОШЛО В САМОМ НАЧАЛЕ

Итак, после того, как токсичные отходы химзавода им. Кирова мирно и бесхозно пролежали больше 25 лет, ими вдруг решили заняться. Министерство энергетики Республики Казахстан выступило заказчиком проекта, согласно которому на части территории «нового» шламонакопителя предполагалось строительство полигона для захоронения опасных отходов путем реконструкции.

Казалось бы, все прекрасно: в марте месяце 2017 года проект был заказан, бюджетные средства по программе предусмотрены, задание на проектирование даны, договора составлены. Что ещё надо?

Но собака была зарыта в качестве проектно-сметной документации и её экспертизы плюс процедуре прохождения этапов отбора бюджетного инвестиционного проекта (БИП).

БИП по требованиям Бюджетного кодекса должен был пройти предварительный этап отбора, технико-экономическое обоснование с заключениями отраслевых экспертиз, в том числе – заключение государственной   экологической экспертизы, но заказчику  это удалось обойти.

Куралай Каракулова, юрист Социально-Экологического Фонда:

Проблема заключается в том, что Министерство энергетики РК и подведомственная организация АО «Жасыл Даму» манипулировали терминами. Так, в названии Проекта применено словосочетание  «ЛИКВИДАЦИЯ ОПАСНЫХ ОТХОДОВ», а не «ЗАХОРОНЕНИЕ И УНИЧТОЖЕНИЕ ОТХОДОВ», как должно было быть. Между тем, в экологическом законодательстве отсутствует термин «ЛИКВИДАЦИЯ ОПАСНЫХ ОТХОДОВ».

 

Это было сделано с целью обойти необходимые этапы, т.е.  разработку предпроектной документации, в том числе технико-экономического обоснования проекта (ТЭО)   с необходимыми  заключениями отраслевых экспертиз, включая  государственную экологическую экспертизу, согласно требований ст.ст. 151, 152, 153 Бюджетного кодекса РК.  В результате нарушена была стадийность проведения ОВОС проекта, установленная Экологическим кодексом РК.

Каиркул Жубатканов, ОО «Эко Камкор»:

Ответчики воспользовались не относящимся к данному проекту приказом Министра энергетики РК от 21 декабря 2016 года № 550 (ССЫЛКА), в котором   утверждены бюджетные программы Министерства энергетики РК  на 2017-2019 годы.

 

И это было сделано для того, чтобы ОБОЙТИ НОРМЫ Экологического Кодекса, вписаться в бюджетную подпрограмму «Ликвидация природных и техногенных загрязнений», код 103 и получить заложенные в проекте бюджетные деньги в размере  7855,187 млн. тенге.

Таким образом, путем манипуляции терминами, ответчики придали процессу захоронения опасных отходов мнимый вид проекта «как ликвидация опасных отходов».

 

 

Проектная документация на этот объект с положительным заключением комплексной вневедомственной экспертизы, полученные Ассоциацией экологических организаций Казахстана из Министерства энергетики, были направлены  для изучения ОО «Эко Камкор»,  находящемуся в Актюбинской области.


НА ЧТО ПЛАНИРОВАЛОСЬ ПОТРАТИТЬ 7,8 МЛРД ТЕНГЕ

 Каиркул Жубатканов, ОО «Эко Камкор»:

Непонятно, в чем ценность захоронения, на которое будет выделено 7855,187 млн.тенге, ведь захоронить отходы собираются на НЕДОСТРОЕННОМ ПОЛИГОНЕ! Скажите, как можно принимать опасные отходы на незавершенный объект строительства?

 

Более того, никто не собирается обезвреживать и убирать ни то, что осталось от  завода, ни отходы, находящиеся внутри разрушенных зданий и сооружений, подземных частей различных коммуникаций (!!!)

 

По проекту предусмотрено только перенести опасные отходы с одной части участка на другую, при этом еще и ОПАСНЫМ ДЛЯ ЛЮДЕЙ СПОСОБОМ!


Как вы уже поняли, для обращения с токсичными и экотоксичными веществами необходимо соблюдать ОСОБЕННЫЕ МЕРЫ ПРЕДОСТОРОЖНОСТИ. И, соответственно, должны быть разработаны специальные мероприятия от начала реализации проекта до ее завершения. А этого не оказалось в разработанном проекте.

В документах, которые предоставлены на экспертизу, НИКАКИЕ МЕРЫ ПРЕДОСТОРОЖНОСТИ при проведении операции по погрузке, транспортировке и размещении на шламонакопителе (полигоне) токсичных опасных отходов НЕ БЫЛИ ПРЕДУСМОТРЕНЫ.

Это представляет БОЛЬШУЮ ОПАСНОСТЬ ДЛЯ ЛЮДЕЙ, занятых на объекте по строительству и захоронении опасных отходов! Эти люди могут не знать, что они имеют дело с токсичными опасными отходами и подвергать свою жизнь и здоровье риску!

Каиркул Жубатканов, ОО «Эко Камкор»:

– Мы обнаружили, что в проекте нет вот этой, самой важной, экологической части. То есть опасные отходы хотят захоронить не только без их обезвреживания, но и без принятия мер предосторожности и мероприятий по минимизации отрицательного воздействия на окружающую среду и здоровья людей.

В проекте указано, что из числа более 730 тыс. тонн опасных отходов 147 тыс. тонн отходов являются ПЫЛЯЩИМИ, т.е. крупность этих отходов находится в пределах 0-200 микрон.

Это означает, что при погрузочно-разгрузочных операциях и транспортировке отходов произойдут выбросы токсичных веществ в атмосферный воздух! И, соответственно, часть этих отходов окажется за пределами строительного участка еще и с транспортом. Эти отрицательные воздействия не учтены проектом, и мероприятия по ним отсутствуют.

Это ОЧЕНЬ ОПАСНО для населения и лиц, занятых на строительстве.


ЭКОЛОГИ ХОТЯТ ОСТАНОВИТЬ РЕАЛИЗАЦИЮ ЭТОГО ПРОЕКТА

Каиркул Жубатканов, ОО «Эко Камкор»

Это нарушение невозможно представить на практике! Для чего тогда нужен Экологический кодекс; требования к полигонам для опасных отходов, составлению проекта  ОВОС, нормативам, строительной деятельности и т.д.?  Мы не можем даже представить, что произойдет, если проект в таком виде будет реализован!

 

Поэтому, чтобы приостановить реализацию данного проекта до устранения нарушений экологического законодательства, допущенных при проектировании данного объекта, мы написали ИСК и обратились в суд.

 

И что, вы думаете, выяснилось в суде? Представитель Министерства энергетики так и показал в суде, что для ликвидации существующих строений НУЖЕН ДРУГОЙ ПРОЕКТ!

Для чего тогда нужен этот проект? Чтобы еще сильнее усугубить экологическую ситуацию на месте?

 

Регулировать вопрос без суда невозможно, это мы знаем по своему опыту по спорам экологического характера.

ИСК можно прочесть ЗДЕСЬ.


ИТОГИ ДЕЛА

Каиркул Жубатканов, «Камкор»

Наши доводы по вопросам нарушений при разработке проекта  ОВОС суд отклонил, ссылаясь на то, что имеется  заключение  экспертизы  рабочего проекта о соответствии его санитарным правилам и гигиеническим нормам, т.е. по решению суда  якобы это заключение экспертизы достаточно для решения  экологической составляющей. Тогда для чего нужно экологическое законодательство?

 

Мы считаем, что в суде наш иск не был рассмотрен по существу, хотя мы его обосновали строго по  экологическим нормам и требованиям. Суд проигнорировал подмену понятий,  а также отсутствие  в проекте ПСД описания других способов воздействия, снижающим опасные свойства опасных отходов.

ОО «Эко Камкор»  подало   апелляционную  жалобу на решение суда.

Полный текст Жалобы вы можете прочитать ЗДЕСЬ.


Куралай Каракулова, юрист Социально-Экологического Фонда:

– Удивительно, но только на последнем заседании суда стало известно, что  ответчики опирались на  ту самую бюджетную подпрограмму! Они не говорили об этом до самого последнего заседания!

И самое опасное – то, что ответчики в своих письменных возражениях заявляли, что их проект не регулируется нормами экологического законодательства. Это нонсенс? Проект касается опасных отходов,  а ответчики считают,  что они не регулируются нормами Экологического кодекса! Получается, что ответчики живут по другим нормам закона, чем все?

Наши дальнейшие планы – подавать на апелляцию. Обращаться в Администрацию Президента РК, в Генеральную прокуратуру РК, чтобы обратили внимание на нарушения ст.29 Конституции Республики Казахстан (право  граждан   на охрану здоровья) и ст.31 Конституции Республики Казахстан (право на охрану окружающей среды, благоприятной для жизни и здоровья человека).

Кроме того, сокрытие должностными лицами фактов и обстоятельств, угрожающих жизни и здоровью людей, влечет ответственность в соответствии с законом.  Это закреплено в Конституции. 


 ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ

Вадим Ни, председатель Экофорума общественных организаций Казахстана

Большие объемы так называемых «исторических» отходов образовались в нашей стране еще в советское время и остались бесхозяйными с закрытием соответствующих производств и предприятий. Например, только от деятельности уранодобывающей отрасли на территории Казахстана было образовано около 200 млн. тонн радиоактивных отходов. Очень много проблем с хвостохранилищами различных прекративших свое существование предприятий. Да и сейчас периодически обнаруживаются сброшенные кем-то новые свалки как бытовых, так и опасных производственных отходов. Эта проблема уже связана с ослаблением государственного контроля за процессом управления отходами.

Централизованные усилия по решению проблем с этими отходами начали предприниматься совсем недавно. В 2015 году были определены соответствующие правила, АО «Жасыл даму» стал выполнять роль оператора на республиканском уровне. Однако мы видим, что проблема захоронения и уничтожения бесхозяйных отходов сохраняется, не решены многие законодательные и финансовые вопросы. Поэтому мы поддержали данный судебный прецедент по иску ОО «Камкор», чтобы привлечь к этим вопросам большее внимание со стороны властей и общественности.

Об этом тоже важно знать